Война и любовь!

Всем привет!

Хочу познакомить вас с одним рассказом, услышанным мной почти 50 лет назад. Я тогда проходил срочную службу в Армии. Помню был праздник – кажись, 23 февраля. По случаю праздника у нас было свободное время и мы сидели в Ленинской комнате и отдыхали – кто в шахматы играл, кто в шашки, кто в домино, или просто что-то читали. По радио играли бравурные марши, а потом стали передавать рассказ. То ли голос диктора, то ли сам рассказ (скорей всего и то, и другое вместе) – но как-то мы отложили наши игры и чтение, и стали слушать.

Я пытался найти оригинал этого рассказа, но не нашёл (если кто-то знает, отпишитесь), поэтому буду рассказывать по памяти. Если где-то малость и привру – не судите строго. Ведь прошло без малого 50 лет.

Итак сидят два молодых человека и разговаривают «за жизнь», об её разных превратностях, о девушках, об их коварстве, изменах, и вообще – о любви.

И вот говорит один – расскажу я тебе одну необычную историю. Ты только меня не перебивай.

В самом начале войны, молоденький старлей получил тяжелейшее ранение. Его привезли в госпиталь, но настолько он был плох, что решили, что незачем на него время тратить – он уже всё-равно не жилец. А работы у медперсонала было «выше крыши» - надо было живых спасать. Короче, лежит он и медленно угасает. Одна медсестричка поглядела на него, и так ей стало его жалко, такого молоденького, что она стала за ним ухаживать. После дежурства, сидела у его постели, кормила и поила его с ложечки, перевязывала, ну и всё такое. И он потихоньку стал оживать, и через 3 месяца уже выписывался. А пока она за ним ухаживала (ты в ответе за тех, кого приручаешь), между ними естественным образом возникла любовь. И, отправляясь снова на фронт, он сказал, что обязательно найдёт её.

Сначала они писали друг другу, правда очень редко – было не до писем. А потом, почему-то его письма стали приходить обратно.

И вот кончилась война. Он уже в чине полковника, стал наводить о ней справки. И вдруг приходит от неё письмо – не ищи меня, я тебя и не любила никогда, а только жалела. Есть у меня любимый человек и ты будь счастлив. Расстроился он несказанно – такие слова они говорили друг другу, такие клятвы давали. И решил он хотя бы увидеть её, посмотреть в её глаза.

Служил он в разведке, так что ему не составило труда выяснить, где она живёт. И вот он приехал в её город, и «вот эта улица, вот этот дом». Звонит он в квартиру (коммунальную). Ему открывают – здесь живёт такая-то? Дашка что-ли, обрубок – вот её комната.

Вошёл он в комнату – «сидит» его красавица на низенькой подставке, без рук и без ног. Увидела его и без сознания упала с этой подставки. Взял он этот дорогой комочек на руки и...

Тут я должен сделать отступление – в комнате, где мы сидели, там были и «деды» (которые готовились к дембелю), и «молодые» (кто отслужил год), и «салаги» (кто призвался только что). Так вот мало у кого были сухие глаза. А у меня так и сейчас слезятся (наверное от возраста).

И... жили они долго и счастливо!

Закончил свой рассказ один, а второй ему и говорит – хорошая сказочка.

Да нет, говорит, не сказочка – они, мои родители.

Источник ➝

Что нашли в кабинете Константина Черненко, который занял Михаил Горбачев

Всякий раз после смерти того или иного партийного руководителя в его кабинете проводилась своеобразная «ревизия». Аналогичной процедуре подвергся и кабинет Константина Черненко, на смену которому пришел Михаил Горбачев. Однако вместо документов в письменном столе и сейфе Черненко обнаружили пачки денег.

Кабинетные «ревизии»

Как пишет Александр Байгушев в своей книге «Партийная разведка» со ссылкой на слова помощника Константина Черненко Виктора Прибыткова, после кончины любого партийного лидера все находившиеся у него документы изымались, систематизировались и отправлялись в секретный сектор.

Подобные архивы имелись почти у всех работников высокого ранга. Так, по свидетельствам того же Прибыткова, Анастас Микоян оставил после себя не менее трех грузовиков бумаг. Именно поэтому, как утверждал Виктор Васильевич, Микоян и был непотопляем. А вот шкафы и сейф в кабинете Михаила Суслова оказались абсолютно пусты. Бесследно исчезла даже «особая» папка, содержимое которой было засекречено.

Как бы то ни было, подобные «ревизии», которые происходили после смерти очередного политработника, не являлись чем-то из ряда вон выходящим. Аналогичной процедуре подверглись предметы мебели и сейфы Константина Черненко. Черненко скончался от остановки сердца в марте 1985 года. Тогда же, как указано в энциклопедии «Кто есть кто в мире» (главный редактор Г. П. Шалаева), на пост генерального секретаря ЦК КПСС был выдвинут Михаил Сергеевич Горбачев. Сразу после Пленума, участники которого единодушно избрали его главой партии, Горбачев изъявил желание перебраться в кабинет покойного предшественника. Этому событию, как и прежде, предшествовала своеобразная «инвентаризация».

Забитые ящики стола и сейф

В первую очередь после смерти Константина Черненко следовало изъять все документы, хранившиеся в кабинете генсека. Именно для этой цели в помещение, которое занимал Черненко, и пожаловали сотрудники ЦК. Как писал А. С. Грачев в издании «Кремлевская хроника», партийцев изумил не только беспорядок в кабинете. Дело в том, что в письменном столе Константина Устиновича были обнаружены целые пачки денежных банкнот. Причем, деньги были рассованы по всем ящикам, а вот никаких деловых бумаг и в помине не было. Впрочем, по словам Александра Островского, автора книги «Кто поставил Горбачева?», сам Грачев не мог быть среди непосредственных свидетелей «ревизии», а лишь передавал слухи, циркулировавшие в Кремле.

Между тем факт наличия денег в кабинете Константина Черненко подтверждал и помощник Михаила Горбачева Анатолий Черняев. В своих мемуарах «Шесть лет с Горбачевым» Черняев писал о том, как один из его приятелей по имени Николай, специалист-шифровальщик, открывал для генсека сейф: Константин Устинович позабыл код. Когда дверца сейфа наконец распахнулась, Николай увидел внутри только одну тоненькую папку с документами, остальное же пространство было занято пачками денег. Поэтому вряд ли деньги, которые Черненко бережно складывал в ящиках стола и сейфе, были всего лишь плодом воображения кремлевских жителей.

Происхождение денег

Но если все это правда, то возникает другой вопрос: откуда у Константина Черненко было столько денег? Историки и биографы предлагают несколько объяснений. Например, Александр Островский, автор книги «Кто поставил Горбачева?», утверждает, что банкноты могли быть либо так называемой «черной кассой», либо взятками, которые в свое время брал Константин Устинович. Однако Николай Зенькович в своем издании «Покушения и инсценировки: от Ленина до Ельцина» уверенно заявляет о том, что в коррупционных схемах Черненко замечен не был. И именно потому, что подобного компромата на него не нашлось, многие глумились над состоянием здоровья Константина Устиновича, а также обзывали его главным в стране бюрократом.

Леонид Млечин, автор книги «10 вождей: от Ленина до Путина», осторожно намекает на то, что Черненко мог контролировать бюджет и расходы коммунистической партии страны. А Борис Шапталов на страницах издания «Россия в поисках эффективности» предполагает, что Константин Устинович, находясь на полном государственном обеспечении, таким образом попросту «складировал» свою заработную плату. За тот год, что Черненко находился на посту генерального секретаря, денег и в самом деле могло скопиться немало. «Показательно, что «борцу за социальную справедливость» в голову не пришло отдать не нужные ему деньги детскому дому» - пишет Шапталов.

Популярное в

))}
Loading...
наверх