За что Сергей Королев был благодарен летчику Михаилу Девятаеву

В феврале 1945 года десять советских военнопленных, захватив на бомбардировщике Heinkel He 111 H-22, совершили дерзкий побег из концлагеря на острове Узедом. Пилотировал немецкий самолет летчик Михаил Девятаев. По его имени участников побега еще называют "группой Девятаева".

Как Михаил Девятаев оказался в секретном немецком центре

Михаил Петрович Девятаев был на фронте с первых дней войны. В июле 1944 года в ходе выполнения боевого задания в районе Львова был сбит и попал в плен. Его отправили в лагерь военнопленных в польском городе Лодзь.

В августе он и еще несколько пленных попытались совершить побег. Однако она оказалась неудачной — всех пытавшихся бежать отправили в лагерь смерти Заксенхаузен.

Выжил Девятаев только благодаря тому, что при помощи лагерного парикмахера сумел поменять номер на лагерной робе. По чужим именем, в статусе "штрафника" (а не "смертника" как участника побега) Девятаев был отправлен на остров Узедом (в устье реки Одер). На острове был расположен центр Пенемюнде, где конструкторы Третьего рейха создавали ракеты "Фау-1" и "Фау-2".

Про историю побега группы Девятаева написано уже очень много. Напомним только, что сбить самолет немцы не смогли. Пилот одного истребителя беглецов не нашел. А пилот еще одного его хоть и увидел, но сбить не смог, поскольку закончились боеприпасы. Зато советская зенитная артиллерия "Хейнкель" сумела повредить. Но все обошлось благополучно.

Как Девятаев помог Королеву

Всю группу поместили в спецлагерь для проверки. Девятаев сообщил очень важные сведения о ракетном центре на Узедоме, которые ранее советскому командованию известны не были. В частности, он назвал точные координаты пусковых установок "Фау-2".

Михаил Петрович в действующую армию так и не вернулся. Семеро его товарищей по побегу в конце марта были отправлены на фронт. А он и еще двое офицеров остались ждать подтверждения своих воинских званий.

Однако знания Девятаева о центре Пенемюнде все еще были востребованы. И заинтересовали они Сергея Павловича Королева, который был назначен руководителем программы по изучению и освоению немецкой ракетной техники. По инициативе Королева, Девятаев отправился на Узедом, где показал места производства компонентов ракет.

Послевоенная жизнь Михаила Петровича поначалу складывалась очень непросто. По некоторым данным, он даже якобы был осужден по обвинению в измене Родине. Впрочем, достоверно известно, что после войны он устроился на работу в речной порт в Казани, где прошел путь от грузчика до капитана речных судов.

Однако Королев помнил о том, какую помощь оказал летчик-истребитель, зимой 1945 года угнавший немецкий бомбардировщик. По инициативе Сергея Павловича в 1957 году Михаилу Девятаеву присвоили звание Героя Советского Союза. А история побега группы Девятаева стала ярким примером мужества советских солдат в годы Великой Отечественной войны.

На фото: ракетный центр в Пенемюнде

Источник ➝

Какие белые генералы в эмиграции подержали Красную Армию в Великую Отечественную

Гитлеровское вторжение в СССР раскололо белую эмиграцию. Одни её представители открыто встали на сторону нацистов, считая их освободителями России от «ига большевизма», другие, продолжая быть противниками большевиков, желали победы в войне своей бывшей Родине.

Деникин против Гитлера

Так, генерал Антон Деникин, один из видных лидеров белых в Гражданскую войну, призвал русскую эмиграцию к отпору Гитлеру. Деникин повесил на стену карту и флажками отмечал на ней продвижение РККА. Сначала – на восток, затем – на запад.

Он выступал с антигитлеровскими речами и статьями. Ни арест жены, подлежащей, как все русские эмигранты до 55 лет, отправке в концлагерь, ни визит сотрудников гестапо не смогли переменить позицию Деникина.

Заручиться его поддержкой пытались власовцы, делегация которых посетила Деникина в городке Мимизане, на юге Франции близ побережья Атлантики, где генерал жил. В ответ на предложение о сотрудничестве Деникин прочёл короткую лекцию о силе Красной армии и выразил уверенность в победе СССР. Есть данные, что с Деникиным встречался и лично Власов. Деникин остался непреклонен. «Я воевал против большевиков, а не против народа. И с удовольствием стал бы командиром Красной Армии», — как-то сказал Деникин.

Оказывал Деникин и реальную помощь. Например, историк Юрий Гордеев, со ссылкой на архивные документы, сообщает, что в 1943 году Деникин отправил в СССР вагон с медикаментами, купленными на собственные деньги. Власти СССР решили принять подарок, не афишируя, от кого он.

В конце осени 1944 года, в обращении по поводу 27-летней годовщины Добровольческой армии, Деникин восхитился подвигом бойцов Красной Армии, отдавших жизни за освобождение России от «немецкой чумы», и пожелал РККА победы.

Движение «оборонцев»

Деникин был не одинок в своём неприятии германской агрессии. Среди белоэмигрантов видную роль играло движение «оборонцев», считавших, что есть Родина, которую необходимо защищать от врага, независимо от политического строя. Видным «оборонцем» был, например, адмирал Кедров, командовавший в 1920 году флотом Врангеля.

Активную роль в движении играли полковник Петр Колтышев, бывший старший помощник начальника оперативного отдела штаба Добровольческой армии и генерал-лейтенант Петр Махров, бывший генерал-квартирмейстер штаба ВСЮР. Махров, узнав о нападении на СССР, отправил письмо советскому послу во Франции Богомолову с просьбой зачислить его в РККА хотя бы рядовым. Письмо попало а руки вишистам (французское правительство Виши сотрудничало с Гитлером) и Махров стал заключённым концлагеря. Только благодаря заступничеству видного генерала Нисселя 7 декабря 1941 года Махров вышел на свободу и продолжил оборонческую работу среди белоэмигрантов.

С просьбой о зачислении в РККА обращался в советские инстанции князь Николай Оболенский. Не получив ответа, он вступил в Сопротивление и стал там видной фигурой.

Можно ещё вспомнить и других «оборонцев»: генерал-майор Вячеслав Баранов, бывший начальник авиации Донского казачьего войска и армии Врангеля; казачий генерал-лейтенант Петр Писарев, герой боев за Царицын в 1919 году; генерал-лейтенант Павел Кусонский. Последний был арестован гестапо и скончался от пыток осенью 1941.

Генерал от кавалерии Петр Попов, атаман Войска Донского, резко отказался формировать казачьи части для борьбы с РККА на стороне гитлеровцев. Арестован гестапо.

Известен эпизод, когда работавший шофёром у немцев белоэмигрант-офицер не вышел на работу после 22 июня 1941 года. В ответ на требования объяснений ответил, что не является большевиком, но не видит для себя возможности продолжать работать на немцев после того, как они напала на его Родину. Умер в тюрьме.

Полковник Генерального штаба Махин служил советником в Народно-освободительной армии Югославии и стал членом югославской Коммунистической партии.

Стоит упомянуть ещё национал-большевиков и евразийцев. Если коротко, они считали СССР новым воплощением Российской империи, Сталина – «красным императором», для которого мощь и процветание России важнее интересов международных коммунистических кругов. Соответственно, РККА – это армия собственной страны, которой нужно желать победы и работать для этой победы. С воодушевлением было принято введение в 1943-м году погон, это посчитали за знак возвращения к традициям и восстановление преемственности с прежней русской армией.

https://russian7.ru/post/kakie...

Картина дня

))}
Loading...
наверх