Жертвы "репрессий", говорите? Ну-ну...

Итак, сегодня на календаре 30 октября. Эта дата, помимо всего прочего, объявлена, так называемым, "днём памяти жертв политических репрессий в СССР". И это нам ещё надо благодарить диссидентов, дорвавшихся до власти в 1991 году, когда этот "день" стал официальным, за сдержанность, могли ведь и настоять, чтобы слово "политических" заменили словом "сталинских", но не настояли.

То ли пресловутая "политкорректность" сработала, то ли постеснялись, кто теперь разберёт...

Оно, конечно, понятно, всякому преступнику хочется выглядеть в глазах публики этаким "борцом с режимом", непонятно, с чего публика решает означенному преступнику в этом поспособствовать. И не только публика, к сожалению, но и государство в те же игры играет. Конечно, есть политика, есть закулисные игры, всё есть, вот только преступники - они ведь преступниками и остаются.

Да и с преступлениями не всё так красиво, как нам пытаются преподнести:

В марте 2016 года я опубликовал статью о выдающемся деятеле из числа советских корейцев, дважды Герое Социалистического Труда Ким Пен Хва, который, разумеется, был "репрессирован" по обвинению в том, что якобы являлся «участником националистической корейской организации „Новое бюро корейской компартии“».

https://cont.ws/@sarmat1969/22...

Приведу пару небольших выдержек, если кому-то лень читать статью (не потерявшую актуальности, к слову) целиком:

"...Пресловутые «репрессии», к которым так непринуждённо добавили эпитет «сталинские» — это одно из тех понятий, которые в последнее время как-то незаметно изменили свое первоначальное значение. Ведь, строго говоря, репрессии — это любая карательная деятельность государства. Вспомним жегловское «вор должен сидеть в тюрьме». То есть, и милиция с полицией является репрессивным аппаратом точно так же, как и ВЧК и ОГПУ и НКВД и КГБ с ФСБ, а три года за кражу или штраф за неправильный переход улицы— это точно такие же репрессивные меры, как и пресловутые «десять лет без права переписки».

Однако сейчас в общественном сознании закрепилось несколько иное понимание этого слова. Теперь репрессии — это внезаконная карательная деятельность государства в политической сфере (или такая, когда наказание явно неадекватно преступлению) — скажем, повальная «посадка» политических противников, или тюремный срок за болтовню в сталинском СССР..."

"...Ещё раз обратимся к официальной биографии Ким Пен Хва, точнее, к одной-единственной её строчке – «…дело прекращено за отсутствием состава преступления…». То есть, виртуальная реальность рассыпается на глазах, ведь по её законам наш герой уже должен был быть вычеркнут из жизни, пополнив собой мифические «десятки миллионов расстрелянных». Ан нет, он полностью реабилитирован и едет в Узбекистан, куда были переселены его родственники и где ему предстоит пройти долгий героический путь..."

Что ещё можно сказать? Ах, да, о невинных жертвах. К сожалению, таковые есть всегда, никуда от этого не деться. Вот только практически все, кто был втянут в жернова государственной машины по ошибке, недоразумению или наговору, подобно вышеупомянутому Ким Пен Хва, прошли его путём, были оправданы и реабилитированы. Примеров тому немало, назову два имени, что называется, с ходу: Константин Константинович Рокоссовский и Ольга Фёдоровна Берггольц.

Кстати, многие из тех, кто фабриковал фальшивые обвинения и лепил липовые дела, поплатились за это, кто прогулялся до стенки, кто-то отделался тюремным сроком, но ирония судьбы выразилась в том, что они тоже попали в списки "невинных жертв", но это нашу либеральную общественность как-то не смущает (её вообще мало что может смутить). Лукавая хрущёвская "реабилитация" 1956 года тому яркий пример, я уже молчу о подлом горбачёвско-яковлевском "реабилитансе" и "памятниках истории" вроде "Бутовского полигона".

Но есть и настоящие невинные жертвы политических репрессий, которые до сих пор не реабилитированы официально в угоду политической конъюнктуре. Хотите несколько примеров? Извольте, "их есть у меня" (С).

Итак:

Лаврентий Павлович Берия, член Политбюро ЦК КПСС, Министр внутренних дел СССР

РЕКЛАМА
 

Всеволод Николаевич Меркулов, Министр государственного контроля СССР

Богдан Захарович Кобулов, первый заместитель министра внутренних дел СССР

Сергей Арсентьевич Гоглидзе,  начальник 3-го управления МВД СССР

Павел Яковлевич Мешик, Министр внутренних дел Украинской ССР

Владимир Георгиевич Деканозов, министр внутренних дел Грузинской ССР

Лев Емельянович Влодзимирский, начальник следственной части по особо важным делам МВД СССР

Все они были убиты в результате государственного переворота без суда и следствия.

29 мая 2000 года, рассмотрев обращение родственников осуждённых с просьбой о реабилитации, Военная коллегия Верховного суда Российской Федерации вынесла Определение № бн-00164/2000, в котором, в частности приведена вот такая галиматья:

"...Оценивая действия Деканозова, Мешика и Влодзимирского, Военная коллегия исходит из следующего. Будучи ответственными должностными лицами в органах госбезопасности и внутренних дел государства, они хотя и выполняли распоряжения Берии, Кобулова, Меркулова, но и сами систематически злоупотребляли властью, что выражалось в арестах невиновных людей, фальсификации материалов уголовных дел, применении пыток, то есть совершили деяния при наличии особо отягчающих обстоятельств в виде незаконного лишения свободы и гибели многих граждан. Поэтому в содеянном Деканозовым, Мешиком, Влодзимирским суд усматривает состав преступления, предусмотренного ст. 193 — 17"б" УК РСФСР (в редакции 1926 года)..."

Если это предлагается называть юридической терминологией, то становится как-то совсем невесело... 

Источник ➝