Еще одно "стояние на Угре", про которое почти не вспоминают

В 1408 году произошло первое "стояние на Угре". Правда, оно куда менее известно, чем знаменитое "стояние" 1480 года, после которого было окончательно покончено с ордынским игом. Но и события начала XV века сыграли очень большую роль в российской истории. Да и всей Восточной Европы, пожалуй.

В 1405 году резко обострились противоречия между двумя Великими княжествами — Московским и Литовским. Правитель Литвы Витовт, человек весьма энергичный и воинственный, решил прибрать к рукам Псков. Горожане обратились за помощью к Москве.

Московский князь Василий I — к слову, зять Витовта — воевать с литовцами особо не хотел. Но настойчивые просьбы псковичей и уговоры бояр все же сподвигли его выступить на помощь.

В 1406 году московское и литовское войска встретились на реке Плава. До битвы, впрочем, дело не дошло — князья решили заключить перемирие сроком на один год.

В следующем году военные действия возобновились, противники обменялись ударами, захватив ряд городов. Армии Василия I и Витовта встретились у Вязьмы. Но сражение опять не произошло, правители двух государств опять заключили перемирие.

Но спустя некоторое время во владения московского князя сбежал соперник Витовта — Свидригайло Ольгердович. Василий Дмитриевич принял его с распростертыми объятиями, как самого дорогого друга. И отдал ему "в кормление" чуть ли не половину своих владений. Включая такие города, как Владимир, Переславль-Залесский, Юрьев-Польский и многие другие.

Такое демонстративное дружелюбие к его сопернику в буквальном смысле взбесило Витовта. Он вновь двинулся к границам Московского княжества.

На этот раз противники встретились на берегах реки Угра, которая была границей между владениями Витовта и его московского зятя. Характерно, что в московском войске были ордынские отряды.

Однако начать битву предводители русской и литовской армий не решились и на этот раз. Дело в том, что у обоих были куда более серьезные проблемы. Витовт готовился к войне с Тевтонским орденом — его отряды через два года присоединились к полякам на поле битвы при Грюнвальде.

А Василия I тревожили вести из Орды. Тамошний фактический правитель Едигей еще раз собирался напомнить князю, кто кому вассал и кто кому должен платить дань. В том же году отряды Едигея действительно вторглись в русские земли. Москву не взяли, но другие территории разорили.

На реке Угре в январе 1408 года Василий I и Витовт заключили договор, который можно считать выгодным именно литовскому правителю. Московский князь отказался от поддержки Свидригайло, признал власть Литвы над бывшим Смоленским княжеством. Резко упрочилось влияние Витовта на дела Пскова и Новгорода. Фактически Василий I отказался от противодействия амбициям литовского правителя. Литва стала одним из гегемонов в Восточной Европе, не уступая в этом плане Польше.

С другой стороны, этот договор послужил основой для длительного мира между двумя государствами. Официально он действовал до 1492 года. И хоть очередная московско-литовская война началась в 1487 году, мир между двумя государствами все равно сохранялся почти 80 лет. Большое достижение для того времени.

Источник ➝

Подвиг малого гарнизона. Последними словами краснофлотцев были «Клятву сдержал»

У Победы много составляющих, но одна из главных – высочайшая стойкость и твердость духа советского солдата, офицера. О чем они думали, мечтали, писали родным и близким в передышках между боями?

«Родина моя! Земля русская!

Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце, уничтожал гадов, пока в груди моей билось сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Врагу не бывать в Севастополе!

Моряки-черноморцы! Уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал.

Алексей Калюжный».

Это последние, предсмертные строки моряка-черноморца, защитника Севастополя. Они написаны во время второго наступления немецко-фашистских захватчиков на город, которое началось 17 декабри 1941-го.

В те дни по всей стране разнеслась весть о подвиге гарнизона дзота № 11. Он состоял из матросов-комсомольцев С. Раенко, А. Калюжного, Д. Погорелова, Г. Доли, В. Мудрика, В. Радченко, И. Четверикова.

Дзот находился в деревне Камышлы (Дальняя). Здесь противник наносил главный удар по советским войскам. Фашисты яростно штурмовали огневую точку, которая особенно мешала им, но не могли взять. Трое суток краснофлотцы отражали бешеные атаки, в которых участвовало до батальона отборной пехоты вермахта. Сохранились записи одного из защитников дзота Григория Доли.

Сто метров отделяли нас, семерых, от батальона врагов

«27 октября 1941 года. Сегодня я прибыл в дзот № 11. Из дзота хорошо просматриваются деревня, долина. Мои товарищи по электромеханической школе, первые обитатели дзота, встречают меня тепло и крепко жмут руки – Раенко Сергей, Погорелов Дмитрий, Калюжный Алексей. С каждым связано много воспоминаний. Все комсомольцы, отличные ребята. Старший в дзоте – Раенко.

5 ноября. Война приближается к нам. Ее гул слышится явственно и внятно. Что ж, будем воевать! Раенко – отличный пулеметчик. Погорелов каждый день тренируется в ловле гранат на лету. Удачно поймав гранату и метко бросив ее в цель, он многозначительно говорит нам: «Это пригодится!». Мы подражаем ему. За несколько дней все стали виртуозами.

16 декабря. Противник прорвал нашу оборону. Вот и к нам пришла война. Что ж, подеремся!

18 декабря. Тишина. Мы стоим наготове у амбразур. Перебираю в памяти вчерашний день и в полутьме вписываю одну строчку за другой в свою записную книжку. Вчера утром Раенко собрал нас и сказал: «Нас семь, немцев много. Но мы не имеем права отступать. Враг пройдет только через наши трупы. Поклянемся друг другу, что умрем, но не сделаем ни шагу назад».

Калюжный сказал первым: «Клянусь!». Каждый из нас опустился на правое колено и, подняв руку, произнес это слово... «Клянемся бить врага до последнего удара сердца, не отступать ни на шаг и не подводить товарища в бою. Если среди нас окажется трус, смерть будет ему уделом».

Мы подписались под клятвой.

К полудню артиллерия и минометы врага обрушили на нас и соседние дзоты тонны металла. Мы открыли ответный огонь по врагу…

Сто метров отделяли нас, семерых бойцов, от батальона врагов. И всю свою ненависть мы обрушили на гитлеровцев. Их ряды редели, но оставшиеся в живых яростно лезли вперед, засыпая нас минами, обстреливая из автоматов.

Раенко ранен в голову. Это первая кровь, обагрившая дзот! Калюжный подбежал к командиру и перевязал его. Раенко снова залег за пулемет.

Вчера впервые я увидел силу человеческой ярости: пулеметным огнем Раенко истребил, как насекомых, свыше ста гитлеровцев. Бойся, вражья сила, этой ярости!

В разгар неравной схватки, когда к дзоту, как саранча, подползала гитлеровская сволочь, разорвалась мина. Осколком смертельно ранило в голову нашего командира. Он упал навзничь у пулемета, и максим замолк. Мы подбежали к командиру: кровь била струйкой из раны. Он задыхался. Бережно положили его на земляной пол. А за пулемет лег Погорелов. И когда снова застрочил максим, мы услышали шепот умирающего командира: «Клятву, клятву помните...» И Раенко умер. Вместе с Калюжным выскакиваем на бруствер и из автоматов расстреливаем группу немцев, приближающуюся к дзоту: «Вот вам за командира, гады!».

С утра немцы пошли в атаку на наш дзот. Огнем отбиваем их яростный натиск. У пулемета – Погорелов и Мудрик. Остальные вышли в траншеи. Ведем огонь, часто меняем позиции. Снарядом разнесло левую амбразуру, осколок насмерть поразил Погорелова... К пулемету бросился Калюжный. Но вдруг пулемет захлебнулся и умолк – его разбило вражеским снарядом. Убиты Мудрик, Четвериков, тяжело ранен Калюжный.

Он просит лист бумаги. Я быстро вырываю из записной книжки и даю ему. Алексей что-то пишет... Я бегу к Радченко. Он один своим огнем сдерживает натиск взбешенных гитлеровцев. Приходится беречь патроны и стрелять только по появившейся цели. Фрицы в 20 метрах. В траншею летит граната. Я ловлю ее и сразу бросаю за камень, где притаились фашисты. Она рвется, сотрясая воздух. Потом становится тихо...

Калюжный зовет меня. Он подает мне исписанный лист бумаги. Я читаю: «Родина моя! Земля русская!..»

Через несколько дней подразделение моряков-черноморцев выбило гитлеровцев из дзота. Краснофлотцы нашли записку Алексея Калюжного. Бесстрашному воину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Популярное в

))}
Loading...
наверх