Блицкриг и наркотик «Первитин». Третий Рейх не спал по двое суток

В продолжение статьи "Страх и ненависть в Лапландии: амфетаминовый рейд Айво Койвунена."

В 1939 году нацисты совершили беспрецедентный ход: смогли оккупировать Польшу меньше чем за месяц. Во многом им это удалось благодаря проработанной схеме нападения. Однако всего лишь продуманного наступления было недостаточно. У немцев было еще одно оружие, которое помогало солдатам бодрствовать в течение нескольких дней. Вот только оно оказалось настолько же разрушительным, насколько и эффективным.

Во время подготовки нападения на Польшу командованием Третьего рейха было принято решение использовать механизм так называемого «блицкрига» или «молниеносной войны».

Принцип заключается в концентрации механизированных частей в одном месте с целью прорыва линии обороны противника и дальнейшего его уничтожения.

Гитлер после захвата Польши, 1939 год. /Фото:namednibook.ru

Подобная тактика позволяла продвигаться на значительные расстояния за короткий промежуток времени. Автором «молниеносной войны» в Польше был командующий бронетанковых войск Гейнц Гудериан.

Интересный факт: после неудачи на московском направлении вверенных генералу танковых частей во время вторжение в СССР его отношения с Гитлером обострились, а к концу войны фюрер его просто возненавидел.

   Генерал-полковник Гейнц Гудериан. /Фото: 24smi.org

Однако в рамках разработанной стратегии солдатам требовалось не спать как минимум двое суток подряд. Причем это условие было принципиальным: в другом случае скорость нападения и продвижения войск падает, польская армия успела бы мобилизоваться, чтобы сдержать наступление – и план Гудериана был бы просто провален. Поэтому генерал-полковник лично проинструктировал экипажи механизированных частей о том, что с целью выполнения поставленной задачи они должны бодрствовать в течение 48 часов. Но как это сделать, понятно было не сразу. Выход нашли врачи.

Еще в 1937 году немецкой лабораторией Теммлер было разработано новое лекарство, названное «Первитин». Препарат являлся производной от метанфетамина и воздействовал на организм людей следующим образом: после приема возникало возбуждение и обострение чувств, человек ощущал себя бодрым, полным сил и энергии, испытывал легкость и эйфорию, был уверен в себе и четко мыслил.

Фабрика Теммлер, где изготовлялся первитин. /Фото: lenta.ru

Первоначально первитин был коммерческим лекарственным препаратом, выпускался для гражданского населения и активно применялся в медицине. Через год его распространение вышло на новый уровень: его добавляли даже в кондитерские изделия – вещество было в составе конфет. Но в 1939 году первитин стали применять в военной сфере. Контроль по внедрению и использованию препарата возложили на директора Института общей и военной физиологии, психотерапевта Отто Ранке.

                        Отто Фридрих Ранке. //Фото: en.wikipedia.org

Офицер-психотерапевт не на шутку увлекся исследованиями, в частности, организовал ряд тестов, чтобы проанализировать основные свойства препарата. Результаты изучения показали, что пациенты, которые принимали первитин, долгое время чувствовали себя бодрыми, энергичными и физически, и психически, причем эффект продолжал держаться и спустя 10 часов «режима» постоянной концентрации внимания.

Однако в ходе исследований выяснились и негативные последствия приема вещества: испытуемые, находясь под его воздействием, оказались неспособны на выполнение заданий повышенной сложности.

Немецкая бронетехника во время вторжения в Польшу. /Фото: inosmi.ru

Но эти проблемы не смутили Ранке. Он продолжал утверждать целесообразность применения «Первитина» для нужд армии, описывал его как «превосходное лекарство для немедленного воодушевления усталых войск», обосновывая это так: «Естественно, чрезвычайно важно с военной точки зрения временное устранение чувства усталости медицинскими средствами в день вступления войск в боевые действия».

                 Упаковка лекарства Первитин. /Фото: lenta.ru

Спустя время, после дополнительного ряда тестов, Ранке понял, что его «лекарство» на самом деле – наркотик, следствием регулярного употребления которого является сильнейшее привыкание, как физическое, так и психологическое. За неделю до вторжения в Польшу врач направил письмо генерал-медику Главного штаба армии, где указал на потенциальную опасность вещества: «Давать солдатам это лекарство без ограничений можно только в экстренных случаях, так как оно, по-видимому, может иметь и отрицательный эффект».

Немецкий танк в Польше, 1939 год. /Фото: waralbum.ru

Но было уже поздно: для немецких войск уже изготавливались более 35 миллионов «Первитина» в форме таблеток, которые вскоре были доставлены в части Люфтваффе и вермахта. Лекарство было представлено как «стимулирующее» и более дешевая альтернатива кофеина. Также, наравне с первитином выпускали и слегка облегченную его форму – изофен.

Солдаты начали прием таблеток буквально с самого начала вторжения, 1 сентября 1939 года. Танкисты, использовавшие первитин во время боевых действий, присылали сведения о результатах. Впечатления многих были сугубо положительными: они ощущали эйфорию, бодрость, могли работать долгое время без усталости. Более того, вещество позволяло легче переносить боль и даже притупляло чувство голода.

Танковый шоколад, содержащий первитин. /Фото: kartam47.livejournal.com

Получивший такие обнадеживающие сведения Отто Ранке уже было поверил, что применение препарата не стало столь опасным, как он считал. Однако его первоначальные догадки были верны, а о предупреждениях было забыто: после пережитого «эффекта» солдаты стали принимать его регулярно, накануне каждого ночного броска.

Постоянное употребление первитина привело к тому, что организмы танкистов привыкали к нему, и для поддержания эффекта им требовалось все больше таблеток. Некоторым приходилось принимать уже двойную дозу препарата. Вскоре практика неконтролируемого употребления наркотика начала проявлять все больше негативных свойств.

Артиллерист под воздействием первитина. /Фото: kartam47.livejournal.com

Одним из первых симптомов была ахромазия – нарушения восприятия цветов. Затем проявились и другие побочные эффекты: постоянное нахождение в состоянии нервного напряжения стало причиной нарушения психического здоровья, что приводило к нервным срывам. У более юных солдат случались приступы зрительных и слуховых галлюцинаций, иногда наблюдались бредовые состояния.

Однако было у применения первитина еще один, более тяжелый результат: его действие может накапливаться со временем. По информации Novate.ru, многие солдаты и офицеры погибали от последствий бесконтрольного приема препарата спустя месяцы после захвата Польши, уже во время оккупации Франции.

Солдаты становились неадекватными. /Фото: Фото: kartam47.livejournal.com

Медики, осознавая опасность препарата, в 1941 году внесли его в список «веществ ограниченного применения». Но солдаты, уже «подсевшие» на первитин, даже в письмах к родным просили прислать очередную порцию таблеток. Поток лекарства-наркотика на фронт не прекратился.

Источник ➝

Подвиг малого гарнизона. Последними словами краснофлотцев были «Клятву сдержал»

У Победы много составляющих, но одна из главных – высочайшая стойкость и твердость духа советского солдата, офицера. О чем они думали, мечтали, писали родным и близким в передышках между боями?

«Родина моя! Земля русская!

Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце, уничтожал гадов, пока в груди моей билось сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Врагу не бывать в Севастополе!

Моряки-черноморцы! Уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал.

Алексей Калюжный».

Это последние, предсмертные строки моряка-черноморца, защитника Севастополя. Они написаны во время второго наступления немецко-фашистских захватчиков на город, которое началось 17 декабри 1941-го.

В те дни по всей стране разнеслась весть о подвиге гарнизона дзота № 11. Он состоял из матросов-комсомольцев С. Раенко, А. Калюжного, Д. Погорелова, Г. Доли, В. Мудрика, В. Радченко, И. Четверикова.

Дзот находился в деревне Камышлы (Дальняя). Здесь противник наносил главный удар по советским войскам. Фашисты яростно штурмовали огневую точку, которая особенно мешала им, но не могли взять. Трое суток краснофлотцы отражали бешеные атаки, в которых участвовало до батальона отборной пехоты вермахта. Сохранились записи одного из защитников дзота Григория Доли.

Сто метров отделяли нас, семерых, от батальона врагов

«27 октября 1941 года. Сегодня я прибыл в дзот № 11. Из дзота хорошо просматриваются деревня, долина. Мои товарищи по электромеханической школе, первые обитатели дзота, встречают меня тепло и крепко жмут руки – Раенко Сергей, Погорелов Дмитрий, Калюжный Алексей. С каждым связано много воспоминаний. Все комсомольцы, отличные ребята. Старший в дзоте – Раенко.

5 ноября. Война приближается к нам. Ее гул слышится явственно и внятно. Что ж, будем воевать! Раенко – отличный пулеметчик. Погорелов каждый день тренируется в ловле гранат на лету. Удачно поймав гранату и метко бросив ее в цель, он многозначительно говорит нам: «Это пригодится!». Мы подражаем ему. За несколько дней все стали виртуозами.

16 декабря. Противник прорвал нашу оборону. Вот и к нам пришла война. Что ж, подеремся!

18 декабря. Тишина. Мы стоим наготове у амбразур. Перебираю в памяти вчерашний день и в полутьме вписываю одну строчку за другой в свою записную книжку. Вчера утром Раенко собрал нас и сказал: «Нас семь, немцев много. Но мы не имеем права отступать. Враг пройдет только через наши трупы. Поклянемся друг другу, что умрем, но не сделаем ни шагу назад».

Калюжный сказал первым: «Клянусь!». Каждый из нас опустился на правое колено и, подняв руку, произнес это слово... «Клянемся бить врага до последнего удара сердца, не отступать ни на шаг и не подводить товарища в бою. Если среди нас окажется трус, смерть будет ему уделом».

Мы подписались под клятвой.

К полудню артиллерия и минометы врага обрушили на нас и соседние дзоты тонны металла. Мы открыли ответный огонь по врагу…

Сто метров отделяли нас, семерых бойцов, от батальона врагов. И всю свою ненависть мы обрушили на гитлеровцев. Их ряды редели, но оставшиеся в живых яростно лезли вперед, засыпая нас минами, обстреливая из автоматов.

Раенко ранен в голову. Это первая кровь, обагрившая дзот! Калюжный подбежал к командиру и перевязал его. Раенко снова залег за пулемет.

Вчера впервые я увидел силу человеческой ярости: пулеметным огнем Раенко истребил, как насекомых, свыше ста гитлеровцев. Бойся, вражья сила, этой ярости!

В разгар неравной схватки, когда к дзоту, как саранча, подползала гитлеровская сволочь, разорвалась мина. Осколком смертельно ранило в голову нашего командира. Он упал навзничь у пулемета, и максим замолк. Мы подбежали к командиру: кровь била струйкой из раны. Он задыхался. Бережно положили его на земляной пол. А за пулемет лег Погорелов. И когда снова застрочил максим, мы услышали шепот умирающего командира: «Клятву, клятву помните...» И Раенко умер. Вместе с Калюжным выскакиваем на бруствер и из автоматов расстреливаем группу немцев, приближающуюся к дзоту: «Вот вам за командира, гады!».

С утра немцы пошли в атаку на наш дзот. Огнем отбиваем их яростный натиск. У пулемета – Погорелов и Мудрик. Остальные вышли в траншеи. Ведем огонь, часто меняем позиции. Снарядом разнесло левую амбразуру, осколок насмерть поразил Погорелова... К пулемету бросился Калюжный. Но вдруг пулемет захлебнулся и умолк – его разбило вражеским снарядом. Убиты Мудрик, Четвериков, тяжело ранен Калюжный.

Он просит лист бумаги. Я быстро вырываю из записной книжки и даю ему. Алексей что-то пишет... Я бегу к Радченко. Он один своим огнем сдерживает натиск взбешенных гитлеровцев. Приходится беречь патроны и стрелять только по появившейся цели. Фрицы в 20 метрах. В траншею летит граната. Я ловлю ее и сразу бросаю за камень, где притаились фашисты. Она рвется, сотрясая воздух. Потом становится тихо...

Калюжный зовет меня. Он подает мне исписанный лист бумаги. Я читаю: «Родина моя! Земля русская!..»

Через несколько дней подразделение моряков-черноморцев выбило гитлеровцев из дзота. Краснофлотцы нашли записку Алексея Калюжного. Бесстрашному воину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Популярное в

))}
Loading...
наверх