Созданное маршалом Устиновым охраняет Россию даже сегодня

Се­год­ня во­ен­ное ве­дом­ство страны и ее обо­рон­ная от­расль должны по­чтить память одного из ле­ген­дар­ных во­е­на­чаль­ни­ков и со­зда­те­лей ВПК Дмит­рия Фе­до­ро­ви­ча Усти­но­ва, 110-летие ко­то­ро­го от­ме­ча­ет­ся 17 ок­тяб­ря. Так кем же он был? Кро­ва­вым мар­ша­лом, бро­сив­шим в топку аф­ган­ской войны де­сят­ки тысяч со­вет­ских солдат и офи­це­ров?

Или стра­те­гом, живым оли­це­тво­ре­ни­ем военно-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са, ста­нов­ле­нию и раз­ви­тию ко­то­ро­го он по­свя­тил всю свою жизнь?

Го­ло­во­кру­жи­тель­ная ка­рье­ра вы­пуск­ни­ка Ле­нин­град­ско­го военно-ме­ха­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та (ныне Бал­тий­ский го­су­дар­ствен­ный тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет имени Усти­но­ва) на­ча­лась во второй по­ло­вине 1930-х – начале 1940-х годов. Он из про­сто­го ин­же­не­ра-кон­струк­то­ра завода «Ар­се­нал» за год под­нял­ся до ди­рек­то­ра пред­при­я­тия, сделав в 1939-м от­ста­ю­щий завод ор­де­но­нос­ным (да и сам стал ка­ва­ле­ром ордена Ленина – своего пер­во­го из один­на­дца­ти), а уже летом 1941 года воз­гла­вил нар­ко­мат во­ору­же­ния.

На­зна­че­ни­ем нар­ко­мом во­ору­же­ния Усти­нов обязан Лав­рен­тию Пав­ло­ви­чу – именно Берия, как утвер­жда­ет его сын Серго, по­ре­ко­мен­до­вал Ста­ли­ну мо­ло­до­го ди­рек­то­ра завода «Ар­се­нал». «Для того чтобы по­бе­дить, нам нужны три вещи: во­ору­же­ние, во­ору­же­ние и еще раз во­ору­же­ние», – неустан­но по­вто­рял Сталин, и, по­ру­чив Усти­но­ву один из самых от­вет­ствен­ных участ­ков обо­рон­но­го ком­плек­са, глава го­су­дар­ства в своем выборе не ошибся. Так в трид­цать два с неболь­шим Усти­нов ста­но­вит­ся одним из ста­лин­ских «же­лез­ных нар­ко­мов», ко­вав­ших оружие Победы. Среди них, на­при­мер, нарком тя­же­ло­го ма­ши­но­стро­е­ния и тан­ко­вой про­мыш­лен­но­сти В. А. Ма­лы­шев и нарком авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти А. И. Шах­урин.

Позд­нее Усти­нов вспо­ми­нал, как в ЦК ВКП(б) на Старой пло­ща­ди его ого­ро­ши­ли пред­ло­же­ни­ем воз­гла­вить на­род­ный ко­мис­са­ри­ат во­ору­же­ния. «Хо­ро­шень­ко по­ду­май­те, до утра есть время», – сказал на про­ща­ние сек­ре­тарь ЦК Ма­лен­ков. «Смогу или нет, – ночь на­про­лет думал Усти­нов, – ведь и ад­ми­ни­стра­тив­но-про­из­вод­ствен­но­го опыта еще ма­ло­ва­то, да и воз­рас­том вроде бы не вышел – всего-то 32 года, а тут целым нар­ко­ма­том ру­ко­во­дить пред­сто­ит». Утром купил «Правду», про­бе­жал­ся по га­зет­ным стра­ни­цам... Взгляд оста­но­вил­ся на указе Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Совета СССР: на­зна­чить на­род­ным ко­мис­са­ром во­ору­же­ния... и его фа­ми­лия. Так 9 июня 1941 года Дмит­рий Усти­нов стал самым мо­ло­дым ста­лин­ским нар­ко­мом (этот эпитет будет со­про­вож­дать его и после смерти).

Хо­зяй­ство до­ста­лось хло­пот­ное. Пред­ше­ствен­ник Б. Л. Ван­ни­ков был аре­сто­ван и на­хо­дил­ся в за­стен­ках Лу­бян­ки (правда, через неко­то­рое время с него снимут все об­ви­не­ния и Борис Льво­вич станет за­ме­сти­те­лем Усти­но­ва, а затем и нар­ко­мом бо­е­при­па­сов). Основу про­дук­ции нар­ко­ма­та во­ору­же­ния со­став­ля­ли ар­тил­ле­рий­ские си­сте­мы, и ими снаб­жа­лась не только дей­ству­ю­щая армия, но и смеж­ные от­рас­ли – тан­ко­вая, авиа­ци­он­ная, су­до­стро­и­тель­ная. Сталин лично кон­тро­ли­ро­вал де­я­тель­ность нар­ко­ма­та, при­да­вая огром­ное зна­че­ние ар­тил­ле­рии – «богу войны».

В воз­ду­хе пахло грозой...

Пока же Усти­но­ву при­хо­ди­лось ис­прав­лять про­сче­ты во­ен­но­го ру­ко­вод­ства. На­при­мер, на­чаль­ник Глав­но­го ар­тил­ле­рий­ско­го управ­ле­ния (ГАУ) нар­ко­ма­та обо­ро­ны маршал Кулик вдруг решил пре­кра­тить выпуск 45-мм про­ти­во­тан­ко­вой пушки под пред­ло­гом ее замены более со­вер­шен­ным ору­ди­ем. В итоге и новые пушки Крас­ная армия не по­лу­чи­ла, и про­ве­рен­ное вре­ме­нем ар­тил­ле­рий­ское во­ору­же­ние про­из­во­дить пе­ре­ста­ли. Про­из­вод­ство «со­ро­ка­пят­ки» уда­лось вос­ста­но­вить уже после начала Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, когда до­ба­ви­лась и другая про­бле­ма – эва­ку­а­ция на восток обо­рон­ных пред­при­я­тий.

За неделю Усти­нов с под­чи­нен­ным ап­па­ра­том под­го­то­вил и пред­ста­вил пра­ви­тель­ству четкий ал­го­ритм даль­ней­ших дей­ствий – мо­би­ли­за­ци­он­ный план на третий квар­тал 1941 года. Сталин, обычно при­дир­чи­вый к по­доб­ным до­ку­мен­там, не из­ме­нил в пред­ло­же­ни­ях мо­ло­до­го нар­ко­ма ни слова.

В общей слож­но­сти за первые пол­го­да войны на Урал, в За­пад­ную и Во­сточ­ную Сибирь, Ка­зах­стан и Сред­нюю Азию пе­ре­бро­си­ли более 1360 круп­ных пред­при­я­тий, де­сят­ки тысяч единиц обо­ру­до­ва­ния и мил­ли­о­ны людей. За­ча­стую обо­ру­до­ва­ние и станки раз­гру­жа­лись в чистом поле. Быстро со­ору­жал­ся фун­да­мент, под­во­ди­лись ком­му­ни­ка­ции и через месяц-пол­то­ра заводы на­чи­на­ли давать про­дук­цию.

К де­каб­рю 1941-го уда­лось оста­но­вить па­де­ние про­из­вод­ства бо­е­при­па­сов, а уже 1942 год увен­чал­ся неви­дан­ным ростом про­из­вод­ства, темпы ко­то­ро­го не сни­жа­лись затем всю войну. В сжатые сроки раз­ра­ба­ты­ва­ли и на­чи­на­ли выпуск но­вей­ших об­раз­цов оружия. В войска стали по­сту­пать улуч­шен­ные и новые ар­тил­ле­рий­ские си­сте­мы и зе­нит­ные уста­нов­ки, про­ти­во­тан­ко­вые пушки, ка­че­ствен­но новое стрел­ко­вое оружие. Особое раз­ви­тие по­лу­чи­ли са­мо­ход­ные ар­тил­ле­рий­ские уста­нов­ки, раз­во­ра­чи­вал­ся мас­со­вый выпуск ре­ак­тив­ных систем зал­по­во­го огня – «катюш».

«На посту нар­ко­ма во­ору­же­ния Усти­нов по­ка­зал себя ве­ли­ко­леп­ным ин­же­не­ром, глу­бо­ким зна­то­ком и умелым ор­га­ни­за­то­ром про­из­вод­ства, – вспо­ми­нал маршал ар­тил­ле­рии Н. Д. Яко­влев (в годы войны – на­чаль­ник Глав­но­го ар­тил­ле­рий­ско­го управ­ле­ния). – Он был сто­рон­ни­ком быст­рых и смелых ре­ше­ний, дос­ко­наль­но раз­би­рал­ся в слож­ней­ших тех­ни­че­ских про­бле­мах. Не знаю, когда он спал, но со­зда­ва­лось впе­чат­ле­ние, что Дмит­рий Фе­до­ро­вич всегда на ногах».

За долгий путь к Победе пред­при­я­тия нар­ко­ма­та во­ору­же­ния выдали Крас­ной армии 19,75 млн стрел­ко­во­го оружия, 38,4 тыс. зе­нит­ных орудий, 138,4 тыс. единиц по­ле­вой и про­ти­во­тан­ко­вой ар­тил­ле­рии, около 110 тыс. ство­лов для танков, не считая авиа­ци­он­ных пушек и ар­тил­ле­рии ВМФ. В этом есть и огром­ная за­слу­га нар­ко­ма Усти­но­ва.

О его ис­клю­чи­тель­ной ра­бо­то­спо­соб­но­сти вспо­ми­нал В. Н. Но­ви­ков, ко­то­рый в годы войны был замом Усти­но­ва и долго ра­бо­тал с ним в по­сле­во­ен­ное время: «Дмит­рий Фе­до­ро­вич по­ка­зал­ся мне че­ло­ве­ком ши­ро­ко­го кру­го­зо­ра, тех­ни­че­ски очень под­ко­ван­ным, во­ле­вым и ре­ши­тель­ным. Это мнение со вре­ме­нем не прошло и даже окреп­ло, когда мы уже со­зда­ва­ли новую боевую тех­ни­ку».

Да, Усти­нов и после войны про­дол­жал ру­ко­во­дить «обо­рон­кой», его ми­ни­стер­ство теперь так и на­зы­ва­лось – обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти (оно по­яви­лось 15 марта 1953 года, когда объ­еди­ни­ли два ми­ни­стер­ства – во­ору­же­ния и авиа­ци­он­ной про­мыш­лен­но­сти). Но еще раньше уви­де­ло свет по­ста­нов­ле­ние Совета Ми­ни­стров СССР от 13 мая 1946 года № 1017-419сс под на­зва­ни­ем «Во­про­сы ре­ак­тив­но­го во­ору­же­ния». Этим ис­то­ри­че­ским до­ку­мен­том со­зда­ва­лась со­вет­ская ра­кет­но-кос­ми­че­ская от­расль, у ис­то­ков ко­то­рой стоял Усти­нов. Его на­зна­чи­ли за­ме­сти­те­лем пред­се­да­те­ля Спе­ци­аль­но­го ко­ми­те­та по ре­ак­тив­ной тех­ни­ке при Сов­мине СССР.

Ко­неч­но, сразу вспо­ми­на­ет­ся работа наших спе­ци­а­ли­стов в по­вер­жен­ной Гер­ма­нии, где они за­ни­ма­лись по­ис­ком и до­ра­бот­кой немец­кой ра­кет­ной тех­ни­ки. Со­зда­ние со­вет­ской бал­ли­сти­че­ской ракеты даль­не­го дей­ствия Р-1, ее ис­пы­та­ния на со­здан­ном с нуля по­ли­гоне Ка­пу­стин Яр и се­рий­ное про­из­вод­ство на бывшем Дне­про­пет­ров­ском ав­то­за­во­де, пре­об­ра­зо­ван­ном при непо­сред­ствен­ном уча­стии Усти­но­ва в ра­кет­ный завод № 586, где стали из­го­тов­лять «ав­то­мо­би­ли вер­ти­каль­но­го взлета». Потом были и Р-5М с ядер­ным бо­е­при­па­сом, и зна­ме­ни­тая ко­ро­лев­ская «се­мер­ка», и первый ис­кус­ствен­ный спут­ник Земли, и полет че­ло­ве­ка в космос – за его под­го­тов­ку Усти­нов по­лу­чил свою вторую Зо­ло­тую Звезду Героя Со­ци­а­ли­сти­че­ско­го труда (первой его на­гра­ди­ли в 1942-м за ор­га­ни­за­цию про­из­вод­ства во­ору­же­ния в эва­ку­а­ции).

Не об­хо­ди­ли его и долж­но­стя­ми. В де­каб­ре 1957 года он стал зам­пре­дом Совета Ми­ни­стров СССР, пред­се­да­те­лем ко­мис­сии Пре­зи­ди­у­ма Сов­ми­на по военно-про­мыш­лен­ным во­про­сам. В марте 1963 года – первый зам­пред Сов­ми­на и пред­се­да­тель Выс­ше­го совета на­род­но­го хо­зяй­ства (ВСНХ) СССР. С марта 1965-го и до ок­тяб­ря 1976 года – сек­ре­тарь ЦК КПСС, ку­ри­ру­ю­щий «обо­рон­ку». Все эти годы Усти­нов горой стоял за свое ве­дом­ство и от­ста­и­вал его ин­те­ре­сы, невзи­рая ни на чьи ав­то­ри­те­ты.

Впро­чем, и сам Дмит­рий Фе­до­ро­вич, сто­яв­ший во главе обо­рон­ной от­рас­ли, был уже до­ста­точ­но ав­то­ри­тет­ным и власт­ным. К его мнению при­слу­ши­ва­лось ру­ко­вод­ство партии и го­су­дар­ства. Сле­ду­ет от­ме­тить, что Усти­нов – един­ствен­ный го­су­дар­ствен­ный де­я­тель, ко­то­рый за­ни­мал клю­че­вые посты в обо­рон­ном ком­плек­се при пяти ру­ко­во­ди­те­лях страны: И. В. Ста­лине, Н. С. Хру­ще­ве, Л. И. Бреж­не­ве, Ю. В. Ан­дро­по­ве и К. У. Чер­нен­ко. Не зря его на­зы­ва­ют одним из глав­ных твор­цов обо­рон­но-про­мыш­лен­но­го ком­плек­са Со­вет­ско­го Союза.

Его мир – ВПК

Оце­ни­вая со­вет­ское про­шлое в сфере рас­хо­до­ва­ния го­су­дар­ствен­ных средств, нельзя недо­оце­ни­вать зна­че­ние про­де­лан­но­го в обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти. На огром­ные на­род­ные деньги был создан на­деж­ный щит и гроз­ный меч страны, во­ору­же­ны армия и флот.

«Без пре­уве­ли­че­ния можно ска­зать, что Усти­нов внес по­и­стине ги­гант­ский вклад в со­зда­ние ра­кет­но-ядер­но­го щита СССР, ко­то­рый и поныне на­деж­но за­щи­ща­ет Россию, – го­во­рил зна­ме­ни­тый кон­струк­тор ра­кет­но­го во­ору­же­ния С. П. Непо­бе­ди­мый. – С полной уве­рен­но­стью могу ска­зать, что Дмит­рий Фе­до­ро­вич от­ли­чал­ся от многих ру­ко­во­ди­те­лей того вре­ме­ни вы­со­кой тре­бо­ва­тель­но­стью к себе и под­чи­нен­ным, про­яв­лял по­и­стине вы­да­ю­щи­е­ся ор­га­ни­за­тор­ские спо­соб­но­сти».

Ака­де­мик Непо­бе­ди­мый, давший Усти­но­ву столь лест­ную ха­рак­те­ри­сти­ку, в своих вы­ска­зы­ва­ни­ях не одинок.

«Дмит­рий Фе­до­ро­вич не просто ми­нистр и глава важ­ней­ше­го го­су­дар­ствен­но­го ве­дом­ства, но и неза­у­ряд­ная лич­ность, об­ра­зо­ван­ней­ший че­ло­век, на­сто­я­щий тех­но­крат и ру­ко­во­ди­тель выс­ше­го ранга, – вспо­ми­нал бывший ди­рек­тор Го­су­дар­ствен­но­го со­юз­но­го завода № 586 Л. В. Смир­нов (в марте 1963 года он стал пре­ем­ни­ком Усти­но­ва на посту зам­пре­да Совета Ми­ни­стров СССР – пред­се­да­те­ля Военно-про­мыш­лен­ной ко­мис­сии). – Он первым по до­сто­ин­ству оценил воз­мож­но­сти и пер­спек­ти­вы ра­кет­ной тех­ни­ки».

Ду­ма­ет­ся, немно­го най­дет­ся со­вре­мен­ных во­е­на­чаль­ни­ков или го­су­дар­ствен­ных де­я­те­лей, о ком потом смогут ска­зать так, как го­во­ри­ли об Усти­но­ве.

Про­фес­си­о­нал в военно-про­мыш­лен­ной сфере Усти­нов поднял со­вет­ский ВПК к вер­ши­нам мо­гу­ще­ства. К его за­слу­гам можно от­не­сти и со­зда­ние ра­кет­но-ядер­но­го ком­плек­са СССР, и пе­ре­во­ору­же­ние всех видов войск ра­кет­но-ядер­ным ору­жи­ем. Дмит­рий Фе­до­ро­вич, как утвер­жда­ли многие его со­рат­ни­ки, об­ла­дал неве­ро­ят­ной ин­ту­и­ци­ей и мог из всех пред­став­лен­ных на утвер­жде­ние про­ек­тов вы­брать оп­ти­маль­ный.

Во вре­ме­на Усти­но­ва у Со­вет­ской армии по­яви­лось огром­ное ко­ли­че­ство новых об­раз­цов во­ору­же­ния. Стал на рельсы боевой же­лез­но­до­рож­ный ра­кет­ный ком­плекс «Мо­ло­дец» с твер­до­топ­лив­ной меж­кон­ти­нен­таль­ной бал­ли­сти­че­ской ра­ке­той (МБР), ко­то­ро­му нет в мире ана­ло­гов. Аме­ри­кан­цы тор­же­ство­ва­ли, когда по­след­ний «ра­кет­ный поезд» встал на прикол (се­год­ня ана­ло­гич­ный проект «Бар­гу­зин» при­тор­мо­зи­ли из-за нехват­ки фи­нан­си­ро­ва­ния).

Именно при Усти­но­ве встали на боевое де­жур­ство МБР Р-36М2 «Во­е­во­да» и ее мо­ди­фи­ка­ции, грун­то­вой ра­кет­ный ком­плекс сред­ней даль­но­сти «Пионер» (тот самый SS-20, так на­пу­гав­ший на­тов­ских ге­не­ра­лов и всю За­пад­ную Европу). Были со­зда­ны и за­пу­ще­ны в се­рий­ное про­из­вод­ство опе­ра­тив­но-так­ти­че­ские ком­плек­сы «Точка» и «Ока», про­ти­во­тан­ко­вые ком­плек­сы «Шмель» и «Ма­лют­ка», ПЗРК «Стрела-2» и «Игла». На­ча­лось про­из­вод­ство танков Т-80, боевых машин пехоты БМП-2, са­мо­ле­тов Су-27 и МиГ-29, стра­те­ги­че­ских ра­ке­то­нос­цев Ту-160 и под­вод­ных атом­ных суб­ма­рин.

Вспом­ним, ребята, мы Аф­га­ни­стан

Боль­шин­ство рос­си­ян помнят Усти­но­ва как ми­ни­стра обо­ро­ны СССР, при ко­то­ром в Аф­га­ни­стан ввели огра­ни­чен­ный кон­тин­гент со­вет­ских войск.

В по­след­ний период жизни Л. И. Бреж­не­ва членов По­лит­бю­ро Усти­но­ва, Ан­дро­по­ва и Гро­мы­ко на­зы­ва­ли пра­вя­щим три­ум­ви­ра­том. Именно эта мо­гу­чая тройка со­гла­со­вы­ва­ла и решала ос­нов­ные во­про­сы обо­ро­ны, без­опас­но­сти страны, внеш­не­по­ли­ти­че­ской де­я­тель­но­сти. У них со­че­та­лись и дру­же­ские от­но­ше­ния, и общая забота о судьбе Оте­че­ства.

В де­каб­ре 1979 года, на со­ве­ща­нии так на­зы­ва­е­мо­го малого По­лит­бю­ро, ге­не­раль­ный сек­ре­тарь ЦК КПСС Бреж­нев, глава Ми­но­бо­ро­ны Усти­нов, пред­се­да­тель КГБ Ан­дро­пов и ми­нистр ино­стран­ных дел Гро­мы­ко при­ня­ли ре­ше­ние ввести со­вет­ские войска в Аф­га­ни­стан. Причем в этой чет­вер­ке Усти­нов был наи­бо­лее ре­ши­тель­ным сто­рон­ни­ком такого опас­но­го шага, по­след­ствия ко­то­ро­го ока­за­лись для СССР весьма тя­же­лы­ми. И, воз­мож­но, до сих пор в адрес Дмит­рия Фе­до­ро­ви­ча несут­ся про­кля­тья вдов и оси­ро­тев­ших детей, по­те­ряв­ших на той войны своих мужей и отцов.

Усти­нов вос­при­ни­мал Аф­га­ни­стан как тех­но­крат. Для него южный сосед яв­лял­ся не местом, где рекой льется кровь со­вет­ских солдат и офи­це­ров, а военно-тех­ни­че­ским по­ли­го­ном ми­ро­во­го мас­шта­ба для ис­пы­та­ния но­вей­ших систем оружия. И пер­спек­ти­ва потери такого по­ли­го­на вол­но­ва­ла его больше всего. Об этом го­во­рил ге­не­рал армии А. М. Май­о­ров, ко­то­рый в 1980–1981 годах яв­лял­ся глав­ным во­ен­ным со­вет­ни­ком в ДРА.

СССР Дмит­рия Усти­но­ва давно нет. Сме­ни­лась эпоха. Пришло новое по­ко­ле­ние с дру­ги­ми идеями и ви­де­ни­ем обу­строй­ства России. Но оста­лась общая цель и задача – сбе­речь нашу страну от внеш­них угроз, а по­это­му щит России должен быть на­деж­ным и проч­ным. И в этом на­прав­ле­нии нам пред­сто­ит сде­лать ка­че­ствен­ный шаг вперед.

Обо­рон­ная от­расль СССР при Усти­но­ве была мас­штаб­ной, все­объ­ем­лю­щей и до­ста­точ­но эф­фек­тив­ной, а еще из­лишне слож­ной и за­кры­той. ОПК всегда оста­вал­ся ядром научно-тех­ни­че­ско­го по­тен­ци­а­ла страны. Даже в конце ХХ сто­ле­тия свыше 600 раз­ра­бо­ток ОПК в об­ла­сти вы­со­ких тех­но­ло­гий имели ми­ро­вой при­о­ри­тет, боль­шая часть из них – так на­зы­ва­е­мо­го двой­но­го на­зна­че­ния. «Обо­рон­ка», бес­спор­но, была важ­ней­шей про­мыш­лен­ной базой, где про­из­во­ди­лось до 70% всей граж­дан­ской про­дук­ции.

Много раз­ра­бо­ток оружия и во­ен­ной тех­ни­ки со­вет­ско­го ОПК усти­нов­ско­го пе­ри­о­да и сейчас обес­пе­чи­ва­ют мощь Во­ору­жен­ных сил России. Умест­но вспом­нить по­движ­ный стра­те­ги­че­ский ра­кет­ный ком­плекс «Тополь» Алек­сандра На­ди­рад­зе, меж­кон­ти­нен­таль­ную стра­те­ги­че­скую ракету «Во­е­во­да» Вик­то­ра Уткина, опе­ра­тив­но-так­ти­че­ский ком­плекс «Точка» Сергея Непо­бе­ди­мо­го, да и тот самый ав­то­мат Ка­лаш­ни­ко­ва...

Во вре­ме­на Гор­ба­че­ва и после рас­па­да СССР оте­че­ствен­ную «обо­рон­ку» стали пред­став­лять в виде «мон­стра, по­жи­ра­ю­ще­го все больше и больше». Самый мощный удар по ОПК на­нес­ли в се­ре­дине 1990-х годов при первом пре­зи­ден­те России Б. Н. Ель­цине. Именно тогда прак­ти­че­ски пол­но­стью пре­кра­ти­ли и без того ми­зер­ную оплату обо­рон­ных за­ка­зов, дез­ор­га­ни­зо­вав работу «обо­рон­ки», раз­ру­шив многие ко­опе­ра­ци­он­ные связи и тех­но­ло­ги­че­ские це­поч­ки.

По мнению ака­де­ми­ка С. П. Непо­бе­ди­мо­го, «мощным но­ка­у­ти­ру­ю­щим ударом яви­лась лик­ви­да­ция Ми­ни­стер­ства обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти. И при­мер­но тогда ОПК России прак­ти­че­ски пе­ре­стал су­ще­ство­вать как единая си­сте­ма. До­ре­фор­мен­ный ОПК был от­ла­жен­ным ме­ха­низ­мом, со­сто­я­щим из тысяч обо­рон­ных пред­при­я­тий, НИИ, КБ и по­ли­го­нов». И тот запас проч­но­сти помог нашей «обо­рон­ке» пе­ре­жить кризис се­ре­ди­ны 1990-х годов, когда почти пол­но­стью пре­кра­ти­лось го­су­дар­ствен­ное фи­нан­си­ро­ва­ние ОПК. Можно вспом­нить, с каким трудом ака­де­мик Ю. С. Со­ло­мо­нов про­би­вал в верхах свое детище – зна­ме­ни­тый ком­плекс «Тополь-М», ко­то­рый не особо стре­ми­лись при­ни­мать на во­ору­же­ние и за­пус­кать в се­рий­ное про­из­вод­ство.

Се­год­ня ру­ко­вод­ство страны вновь уде­ля­ет по­вы­шен­ное вни­ма­ние обо­рон­ной про­мыш­лен­но­сти, вы­де­лив ее в ка­че­стве одного из при­о­ри­тет­ных на­прав­ле­ний с точки зрения под­держ­ки со сто­ро­ны го­су­дар­ства. Об этом по­сто­ян­но го­во­рит пре­зи­дент Вла­ди­мир Путин в своих еже­год­ных по­сла­ни­ях и в ходе со­ве­ща­ний, где об­суж­да­ют­ся на­сущ­ные про­бле­мы мо­дер­ни­за­ции оте­че­ствен­ной «обо­рон­ки».

Россия должна быть на­деж­но за­щи­ще­на от внеш­них по­ся­га­тельств, а армию необ­хо­ди­мо осна­щать но­вей­шим во­ору­же­ни­ем и во­ен­ной тех­ни­кой, со­зда­ва­е­мой ВПК, ко­то­рый должен под­дер­жи­вать­ся го­су­дар­ством. И надо пом­нить слова Сергея Пав­ло­ви­ча Непо­бе­ди­мо­го, одного из вы­да­ю­щих­ся кон­струк­то­ров ра­кет­ных систем эпохи Усти­но­ва: «Без ВПК нет армии, а без армии нет страны!»

Как-то в Доме на набережной, чествуя ветерана, в очередном тосте его назвали министром.

Он встал и поправил, что был наркомом. А в чём разница?

Министр, выявив врага народа, должен был писать докладную наверх. А нарком имел право решить вопрос лично, чуть ли не в своём кабинете своим наганом.

https://vz.ru/society/2018/10/...

Источник ➝