Отец и сын против роты

В первую годовщину войны советским казакам, бойцам РККА своей доблестью и отвагой удалось в кровопролитных боях отстоять Кавказ, а значит и нефтяные месторождения Баку, Майкопа и Грозного. В «войне моторов», как иногда называют Великую Отечественную войну, это был вопрос жизни и смерти советского государства. Тогда казаки проявили истинный героизм, волю к победе, любовь к своей Отчизне, которая одна на всех. Только один из эпизодов битвы за Кавказ, но характерный – это оборона станицы Кущевской – в нашем рассказе.

Неисповедимы пути военной истории – удивительный случай – в боях за этот небольшой населенный пункт полный Георгиевский кавалер, бывший подхорунжий Царской армии, лейтенант Красной армии Константин Недорубов был представлен к высокому званию Героя Советского Союза.

 
 

А события развивались следующим образом: 28 июня 1942 г.немецкие войска нанесли неожиданный мощный удар на левом фланге Южного фронта. Командование фронта – в растерянности. Красная армия начала отступать к Дону и Волге.

 

Уже 29 июля 1942 г. вермахт выходит к берегам р. Ея, противоположная сторона которой – это уже Кавказ. К 30 июля гитлеровцы взламывают оборону Кущевской и захватывают плацдарм на южном берегу реки. У них нет ни капли сомнения – Кавказ будет под «грозным» сапогом германского солдата. Но фашистам противостоит последний резерв советских войск – 17-й казачий Кавалерийский корпус. Это было своеобразным подразделением, даже можно сказать, единственным в своем роде, советской армии – в нем служили казаки – добровольцы уже непризывного возраста (!!!). Многим из них уже было больше пятидесяти лет. Но у этих бывалых воинов «порох в пороховницах был сухим». И воевали с азартом, выдумкой, огоньком. Глубокой ночью 31-го казаки 15-ой Донской дивизии (ДД) скрытно подошли к передовым траншеям оккупантов на околице Кущевской и резко атаковали врага. Возглавлял ночной бой командир казацкой сотни лейт. К. Недорубов. Бился с врагом на равных с отцом его 17-летний сын – Коля.

 
Недорубов Николай Константинович
Недорубов Николай Константинович

Рассвет ничего хорошего не сулил дерзким казакам. Ранним утром после авиаударов и артподготовки фашисты при поддержке танков пошли в контратаку. Боевые возможности бойцов были намного скромнее – это стрелковое оружие, несколько 45- мм орудий, «коктейли Молотова», гранаты. Бой был явно неравный. Ряды бойцов редели на глазах, но ни один не дрогнул. Для 40 защитников своей земли этот бой стал последним.

Немцы поняли – с казаками шутки плохи. Фронтальными атаками ничего они не добьются.

Пользуясь темнотой, два полка 4-ой горнострелковой дивизии проникли по дамбе к западу Кущевской и заняли южный берег р.Ея. Таким образом бойцы 15-ой Донской оказались в полукольце противника. В бой бросают последний резерв Корпуса – 13-ю Кубанскую казачью дивизию. Перед ней ставится задача атаковать врага в конном строю. Полковник Миллеров движением сабли подает сигнал атакующим цепям – начать движение – рысью. Казаки все более увеличивают скорость бега своих лошадей. Уже в районе нынешнего аэродрома Кущевки произошла первая рубка, в тот момент казаки мчались во всю мощь галопа – волны, стихию, которую невозможно остановить. Огненная стена конными казаками была пробита – заняты позиции горных стрелков. Пошли в атаку пешие подразделения 15-ой Донской.

 
Немцев основательно потрепали. Но подходят их новые резервы.

Бои за Кущевскую не прекращаются. По приказу 15-я ДД уходит на новые позиции в 3-км от Кущевской. Подразделению лейтенанта Недорубова приказано прикрыть отход 15-ой.Командир со своим сыном решили провести разведку местности. Недалеко от них проходила ж/д. насыпь. Поднявшись туда они обнаружили в нескольких десятках от себя двигавшееся в их сторону подразделение немецкой пехоты в составе роты. От такой неожиданной встречи сначала опешили обе стороны, и они прежде решили наведаться туда и разведать обстановку. Первым приходит в себя Константин Иосифович. Предчувствуя жесткий бой, он выхватывает у сына автомат и сбивает его с ног. Успел вовремя. Над их головами засвистели вражеские пули. Немцы тоже очухались. Отец и сын, мобилизовав все свои силы приняли неравный бой с целой ротой противника, который продолжался около трех часов. Патроны кончались, и отец скомандовал: «Отходим». Уйти далеко они не успели. Неожиданно Николай подрывается на мине. Очень нелегкий жизненный выбор. Но донести тело погибшего до своих никак невозможно. К своим с тыла направляется вражья рать, они об этом, ни сном, ни духом. С трудом он добирается до своих бойцов и поднимает их в рукопашную атаку. Враг не ждет такого нелестного ответа и откатывается назад. Сын, к беде, остался на вражьей территории. Малыми силами, но большой кровью враг был задержан на 4 дня у небольшой станицы Кущевская.

 

Недорубов тяжело переживал за сына. Но это не мешало ему громить врага. Август 1942 г. Сотня Недорубова, найдя уязвимые участки фронта, заходит за боевые порядки врага. Разгромлена тыловая колонна. Уничтожено 20 машин с боеприпасами и имуществом. Противник потерял 300 чел. личного состава.

5 сентября в бою у села Куринского, что в Краснодарского крае лейтенант Недорубов не желая рисковать своими подчиненными, уничтожил минометную батарею, закидав ее гранатами. Получив ранения, поле боя не покинул. 16 октября в районе деревни Мартуки бойцы Недорубова отбили четыре штурма головорезов СС и почти все сложили свои головы на поле брани.

 

А уже 16 октября под селением Мартуки сотня Недорубова за день отразила четыре атаки эсэсовцев, и практически вся полегла на поле боя. Сам Недорубов, получив 8 тяжелых пулевых ранений, чудом остался жить.

Уже в госпитале он узнал о своем награждении орденом Красного Знамени.

Там Константина и комиссовали. А дома ему сообщили радостную весть – сын Николай жив. Оказывается, когда отгремели последние выстрелы боя около ж/д. насыпи, местные жители начали собирать тела погибших и среди них обнаружили еле живого молоденького паренька.

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх