Преступление и наказание: европейские оккупанты в лагерях УССР

Александр СЕВИДОВ

Гитлеровское вторжение в СССР в 1941 году по-современному можно смело назвать «евроинтегрированным», так как среди вторгшихся были представители практически всех народов Европы и не только. Естественно, что они попадали в советский плен, где приходилось искупать свою вину самоотверженным трудом и жизнями. Такова логика войны.

Мы уже рассказывали о судьбе пленных немцев, https://odnarodyna.org/content... отбывающих наказание на Украине, теперь пришло время рассказать о союзниках Германии – итальянцах, румынах, венграх, преимущественно воевавших на территории УССР.

Что касается итальянцев, то их судьба тесно переплетена с Украиной, они воевали в Донбассе, оставив там множество кладбищ. Первый пленный итальянец – пилот ВВС Лорис Наннини – попал в плен в сентябре 1941 года возле Николаева. После Сталинграда и свержения Муссолини итальянцев частично расстреляли немцы во Львове, некоторые из попавших в советский плен работали в лагерях Южного региона УПВИ (Управление по делам военнопленных и интернированных).

                                    Итальянцы в Донбассе, 1942 г.

Помимо попавших 64 тысяч военнопленных, из Италии в СССР было репатриировано еще около 10 тысяч гражданских. Итальянцев преимущественно содержали в лагерях Суздаля, Тамбова, Воронежа. В УССР группы итальянцев вместе с венграми, румынами, хорватами и французами содержались в лагерях Одессы, Рени, Бердичева, Николаева, Умани, Харькова, Чернигова, Смелы, Краматорска, Винницы, а также в Кадиевке (Стаханов), Красном Луче, Перемышле, Старопетровке (Запорожская область), Кобеляках. Кроме того функционировали «больничные лагеря» в Белой Церкви, киевской Дарнице, Новоград-Волынском, Купянске, Софиевке (Запорожскеая область), Провиданке (шахта «Красная звезда» Донецк).

                            Списки лагерей с пленными итальянцами

На основании циркуляра НКВД «Об использовании рабочей силы всех трудоспособных военнопленных» от 8 января 1942 года итальянцев и других пленных стали активно использовать на тяжёлых работах.

Условия содержания, климат, болезни вычищали ряды итальянцев. По подсчетам исследовательницы Марии Терезы Джусти, из 64,5 тысячи военнопленных на родину вернулись лишь 10032 человека. Например, в лагере Рени с сентября 1943 по март 1945 г. умерли 429 человек. Зато на войну они шагали браво, с большим вдохновением…

Между тем возвращать военнопленных начали ещё в 1945 году. Согласно директивы №157 замнаркома внутренних дел СССР генерал-полковника Чернышова «О порядке отправки на родину военнопленных, освобождаемых в соответствии с указаниями НКВД СССР» подлежали освобождению «военнопленные рядового и унтер-офицерского состава независимо от физического состояния следующих национальностей: поляки, французы, чехословаки, югославы, итальянцы, шведы, норвежцы, швейцарцы, люксембуржцы. американцы. англичане. бельгийцы, голландцы, датчане, болгары и греки» и другие. Тогда же пленным позволили переписываться с родными.

В связи вялостью лидеров компартии Италии, не особенно хлопотавших о своих (в отличие от мадьяр, румын, французов), репатриация итальянцев шла медленно и завершилась только в 1956 году!

Известен случай, что последним пленным итальянцем оказался сошедший с ума А. Тонете, содержавшийся в психбольнице Киева и потому забытый. Он отправился домой 12 сентября 1956 года.

В плену оказалось три итальянских генерала – командир 4-й альпийской дивизии «Кунеэнзе» генерал Эмилио Сильвио Баттисти, командир 156-й пехотной дивизии «Виченца» бригадный генерал Этелволдо Аугусто Пасколини и командир 3-й альпийской дивизии «Джулия» бригадный генерал Умберто Алехандро Риканьо. Все они были пленены под Сталинградом, все прошли Суздальский и Лежневский лагеря, Воронежскую тюрьму и Киевский лагерь военнопленных № 62 МВД СССР, после чего в 1950 году были освобождены и отправлены в Италию. Доказательств для осуждения их как военных преступников было недостаточно.

                      Пленные итальянские генералы февраль 1943 г. Слева                                             направо Пасколини, Баттисти, Риканьо

Примечательно, что со стороны гражданского населения в России и на Украине к пленным итальянцам отношение было более чем лояльным, в связи с чем появилась легенда о десятках итальянцах оставшихся в Союзе, что нашло отражение в фильме Витторио де Сика «Подсолнухи», который, как и фильм «Они шли на Восток», снимали возле Полтавы, где тоже работали итальянские пленные.

Правдой является история, как итальянцы вынесли из луганского горкома партии бюст Ленина и отправили его в подарок Муссолини, который не стал его уничтожать, а отдал презент в Римскую национальную галерею современного искусства. Бронзовую копию этого бюста установили на площади имени Ленина в городе Кавриаго, где Ильича давно избрали «почетным мэром», где памятник и стоит…

                                      Тот самый бюст Ленина

Французы из дивизии СС «Шарлемань» и LVF (Légion des Volontaires Français) на Украине содержались в Бердичеве, Шепетовке, Староконстантинове. После Ялтинской конференции, где союзники договорились о взаимной репатриации, в Одессе были созданы несколько лагерей для репатриантов – в одни свозили европейцев, которых английские корабли увозили домой, в другие (на Куяльницком лимане) для «фильтрации» прибывали советские граждане из плена и принудительных работ. Всего на нужды возвращавшихся пленных было экспроприировано до десятка одесских школ. Французы содержались в лагерях на Соборной площади (ул. Льва Толстого, 2; ныне школа № 121), на Пролетарском бульваре, в 1-й железнодорожной школе, и в Люстдорфе.

                  Одесса, лагерь №138 на Пролетарском (Французском)                                                бульваре. Сейчас здравница СБУ «Одесса».

Если верить одесским источникам, то весной 1945 года в городе собралось 38,5 тыс. французов, 4,5 тыс. бельгийцев, 4 тыс. англичан, 3 тыс. американцев, а еще голландцы, датчане, норвежцы и другие. Кстати, содержание французов прибыл проверять начальник военной миссии по репатриации генерал Келлер и даже организовал для своих концерт джаз-оркестра Белорусской ССР под руководством Эдди Рознера, после француза Одессу посетила Клементина Черчилль. Оба остались довольными увиденным в лагерях.

Потом пришло время репатриации румын из Одессы в Констанцу. Румын брали в плен с начала войны, да и первыми генералами, пленёнными РККА, были Николае Мазарини и Михай Ласкар – будущий министр обороны Румынии. Всего вместе с репатриантами румын было около 300 тысяч.

                                Румыны, взятые в плен под Одессой

Румынские и немецкие военнопленные под охраной партизан в Киеве, ноябрь 1943 г.

Тогдашних подданных Антонеску, палачей и грабителей Причерноморья, содержали практически в тех же лагерях, что и итальянцев, хотя большей концентрация была в Донбассе. Десяток пленных генералов держали в Суздале.

Румынам повезло, что их «верхи» вовремя «переобулись» и выступили против Гитлера, дав согласие на формирование в СССР двух дивизий из военнопленных и антифашистов. Многие спасли свою шкуру – как командир 4-й горнострелковой дивизии, штурмовавшей Севастополь, генерал Георге Манолиу, которого вполне мог ждать 25-летний срок.

В лагерях румыны, как и все пленные, работали батальонами, участвовали в стимулированном трудовом соревновании, переживали голод, политическую агитацию и ждали возвращения.

Пленные румыны в одесском лагере военнопленных на осмотре у врача

Оно наступило довольно быстро, хотя тоже растянулось до начала 50-х годов. 11 сентября 1945 года Берия издал приказ об освобождении 40 тыс. военнопленных румын рядового и унтер-офицерского состава, которых вывозили в Констанцу на экс-румынских пароходах «Трансильвания» и «Бессарабия», изъятых СССР в счет репараций. Часть возвращаемых отправляли по суше в фильтрационный лагерь в Фокшанах.

                     Положение к приказу о начале репатриации румын

В справке начальника ГУПВИ МВД СССР генерал-лейтенанта Кривенко на имя Молотова указано: «В соответствии с решением ГОКО № 9865сс от 13 августа 1945 г. освобождено и отправлено на родину 61662 чел. военнопленных румын. Кроме того, передано военнопленных румын на формирование румынских добровольческих дивизий 20411 чел.

Содержащиеся в лагерях МВД военнопленные румыны, за исключением генералов, офицеров и больных, используются на работах на предприятиях различных хозяйственных министерств. В том числе наибольшее количество военнопленных румын используются на работах: в строительных министерствах- 6000 чел., в Министерстве угольной промышленности — 5000 [чел.], путей сообщения — 2600 [чел.], электростанций — 2200 [чел.], цветной металлургии — 1000 чел». В документе указано, что в лагерях МВД по состоянию на 10 апреля 1946 года содержится 50928 пленных румын. Более всего в областях: Ворошиловградской (5394), Днепропетровской (5394), Сталинской (2966) Киевской (2058) Николаевской (500).

В Николаеве лагерь №126 создали прямо на территории бывшего немецкого «Шталага-364». Здесь держали почти 8000 венгров, около 3100 румын. Пленные активно задействовались на восстановлении судостроительных заводов (имени 61 коммунара и имени Андре Марти), строили Николаевскую ТЭЦ, мостили дороги. В 1949 году оставшихся пленных переместили на Луганщину, в Курахово.

О венграх – разговор особый, так как они до последнего оставались с Гитлером, их даже брали в СС, воевали активно, а в тылу использовались для карательных операций (штаб охранного корпуса находился в Киеве) и прославились невероятной жестокостью, отчего появилась легенда, мол, Ватутин даже издал негласный приказ в плен мадьяр не брать. Но они сдавались и после завершения войны и облав в Будапеште, в СССР накопилось больше чем полмиллиона венгерских пленных и репатриантов.

Среди них были важные особы: командир 3-го армейского корпуса майор-генерал Марсель Штомм, начальник штаба армии Венгерского королевства Хенрик Верт, выданный СССР венграми и умерший в Красногорском лагере. Ещё один начальник Генштаба – генерал-полковник Янош Вёрёш сдался Красной армии (после он стал министром обороны временного правительства Белы Миклоша, перешедшего на сторону СССР).

                           Личное дело заключённого Хенрика Верта

Часть генералов (Алдя-Пап Золтан Иоган, Бауман Иштван Франц, Вуковари Дердь Якоб, Сабо Ласло Антон, Эрлих Гезо Агоштон) должны были повесить после Черниговского процессаhttps://odnarodyna.org/content... , однако приговор им вынесли в октябре 1947-го, после того как в СССР отменили (на время) смертную казнь, и потому те отделались приговором в 25 лет, но вышли в 1955-м.

Самым полезным венгерским пленным оказался начальник 2-го отдела (разведка, контрразведка) королевского венгерского Генштаба генерал-майор Штефан Уйсаси, выступавший свидетелем на Нюрнбергском процессе, не раз радовавший своей информацией СМЕРШ.

Кроме «черниговской» эпопеи мадьярский генералитет держали поближе к Москве, хотя перед отбытием домой они были в Киеве. А вот значительная часть состава венгерских военнопленных искупала свою вину на Украине. Енакиево, Горловка, Азовсталь, Запорожсталь, Кураховская ГРЭС – стройки, где трудились мадьяры, особенно много их задействовали для работ в шахтах.

В Харьковской области были два лагеря с большим количеством мадьяр – № 417 и № 401. Отдельный рабочий венгерский батальон №1553 находился в районе станции Лосево на территории Харьковского тракторного завода, восстановлением которого и занимался. Несмотря на относительно сносные условия, венгры тоже гибли в плену и их хоронили тут же на Змиевском и Краснозаводском кладбищах г. Харькова. Немало венгров умерли в спецгоспиталях Макеевки и Щегловки под Сталино. 

                Хор венгерских военнопленных лагеря № 160 на репетиции

23 сентября 1948 года прошли крупные перемещения военнопленных: МВД СССР издало приказ № 1141 «О строительстве асфальтобетонной дороги Москва – Харьков – Симферополь». В качестве рабочей силы решили использовать пленных, в связи с чем перебрасывались рабочие батальоны немцев и венгров под Харьков, Запорожье и Мелитополь. Кстати, к этому времени уже действовала директива МВД от 12 июня 1947 года об улучшении материального положения военнопленных румын, венгров и австрийцев. Им даже разрешили получать денежные переводы в рублёвом эквиваленте. Кроме того, медленно проходила репатриация на родину. К 1952 году в СССР оставалось всего 487 осужденных венгров.

Заглавное фото: Колонна румынских пленных, Украина, 1943 год

https://odnarodyna.org/content/prestuplenie-i-nakazanie-evro...

Какие белые генералы в эмиграции подержали Красную Армию в Великую Отечественную

Гитлеровское вторжение в СССР раскололо белую эмиграцию. Одни её представители открыто встали на сторону нацистов, считая их освободителями России от «ига большевизма», другие, продолжая быть противниками большевиков, желали победы в войне своей бывшей Родине.

Деникин против Гитлера

Так, генерал Антон Деникин, один из видных лидеров белых в Гражданскую войну, призвал русскую эмиграцию к отпору Гитлеру. Деникин повесил на стену карту и флажками отмечал на ней продвижение РККА. Сначала – на восток, затем – на запад.

Он выступал с антигитлеровскими речами и статьями. Ни арест жены, подлежащей, как все русские эмигранты до 55 лет, отправке в концлагерь, ни визит сотрудников гестапо не смогли переменить позицию Деникина.

Заручиться его поддержкой пытались власовцы, делегация которых посетила Деникина в городке Мимизане, на юге Франции близ побережья Атлантики, где генерал жил. В ответ на предложение о сотрудничестве Деникин прочёл короткую лекцию о силе Красной армии и выразил уверенность в победе СССР. Есть данные, что с Деникиным встречался и лично Власов. Деникин остался непреклонен. «Я воевал против большевиков, а не против народа. И с удовольствием стал бы командиром Красной Армии», — как-то сказал Деникин.

Оказывал Деникин и реальную помощь. Например, историк Юрий Гордеев, со ссылкой на архивные документы, сообщает, что в 1943 году Деникин отправил в СССР вагон с медикаментами, купленными на собственные деньги. Власти СССР решили принять подарок, не афишируя, от кого он.

В конце осени 1944 года, в обращении по поводу 27-летней годовщины Добровольческой армии, Деникин восхитился подвигом бойцов Красной Армии, отдавших жизни за освобождение России от «немецкой чумы», и пожелал РККА победы.

Движение «оборонцев»

Деникин был не одинок в своём неприятии германской агрессии. Среди белоэмигрантов видную роль играло движение «оборонцев», считавших, что есть Родина, которую необходимо защищать от врага, независимо от политического строя. Видным «оборонцем» был, например, адмирал Кедров, командовавший в 1920 году флотом Врангеля.

Активную роль в движении играли полковник Петр Колтышев, бывший старший помощник начальника оперативного отдела штаба Добровольческой армии и генерал-лейтенант Петр Махров, бывший генерал-квартирмейстер штаба ВСЮР. Махров, узнав о нападении на СССР, отправил письмо советскому послу во Франции Богомолову с просьбой зачислить его в РККА хотя бы рядовым. Письмо попало а руки вишистам (французское правительство Виши сотрудничало с Гитлером) и Махров стал заключённым концлагеря. Только благодаря заступничеству видного генерала Нисселя 7 декабря 1941 года Махров вышел на свободу и продолжил оборонческую работу среди белоэмигрантов.

С просьбой о зачислении в РККА обращался в советские инстанции князь Николай Оболенский. Не получив ответа, он вступил в Сопротивление и стал там видной фигурой.

Можно ещё вспомнить и других «оборонцев»: генерал-майор Вячеслав Баранов, бывший начальник авиации Донского казачьего войска и армии Врангеля; казачий генерал-лейтенант Петр Писарев, герой боев за Царицын в 1919 году; генерал-лейтенант Павел Кусонский. Последний был арестован гестапо и скончался от пыток осенью 1941.

Генерал от кавалерии Петр Попов, атаман Войска Донского, резко отказался формировать казачьи части для борьбы с РККА на стороне гитлеровцев. Арестован гестапо.

Известен эпизод, когда работавший шофёром у немцев белоэмигрант-офицер не вышел на работу после 22 июня 1941 года. В ответ на требования объяснений ответил, что не является большевиком, но не видит для себя возможности продолжать работать на немцев после того, как они напала на его Родину. Умер в тюрьме.

Полковник Генерального штаба Махин служил советником в Народно-освободительной армии Югославии и стал членом югославской Коммунистической партии.

Стоит упомянуть ещё национал-большевиков и евразийцев. Если коротко, они считали СССР новым воплощением Российской империи, Сталина – «красным императором», для которого мощь и процветание России важнее интересов международных коммунистических кругов. Соответственно, РККА – это армия собственной страны, которой нужно желать победы и работать для этой победы. С воодушевлением было принято введение в 1943-м году погон, это посчитали за знак возвращения к традициям и восстановление преемственности с прежней русской армией.

https://russian7.ru/post/kakie...

Картина дня

))}
Loading...
наверх