Подвиг разведчика: как от рук бандеровцев погиб Николай Кузнецов

Гениальный разведчик, полиглот, покоритель сердец и большой авантюрист, он лично уничтожил 11 нацистских генералов, но был убит бойцами УПА*.

Лингвистический талант

Мальчик из деревни Зырянка с четырьмя сотнями жителей в совершенстве овладевает немецким языком благодаря высококвалифицированным преподавателям. Позднее Коля Кузнецов нахватается ненормативной лексики при знакомстве с лесником – немцем, бывшим солдатом австрийско-венгерской армии. Самостоятельно изучая эсперанто, он перевёл на него любимое «Бородино», а учась в техникуме, перевёл на русский немецкую «Энциклопедию лесной науки», тогда же в совершенстве овладел польским, украинским и коми.

Испанцы, служившие в лесах под Ровно в отряде Медведева, вдруг забеспокоились, доложили командиру: «Боец Грачёв понимает, когда мы говорим на родном». А это у Кузнецова открылось понимание незнакомого до того языка. Освоил шесть диалектов немецкого и, встречаясь где-нибудь за столиком с немецким офицером, моментально определял, откуда тот родом, и переходил на другой диалект.

Довоенные годы

Проучившись год в Тюменском сельскохозяйственном техникуме, Николай бросил учёбу из-за смерти отца и через год продолжил обучение в Талицком лесном техникуме. Позже работал помощником таксатора по устройству лесов местного назначения, где донёс на коллег, занимавшихся приписками. Дважды был исключён из комсомола – по обвинению в «белогвардейско-кулацком происхождении» ещё в годы учёбы и за донос на коллег, но уже с осуждением к году исправительных работ. С Уралмашзавода был уволен за прогулы. Биография Кузнецова не пестрила фактами, представлявшими его как благонадёжного гражданина, но неизменная склонность к авантюризму, его любопытство и сверхактивность стали идеальными качествами для работы разведчиком. Молодого сибиряка с классической внешностью «арийца», который прекрасно владел немецким, заметило местное управление НКВД и в 1939 году направило в столицу на учёбу.

Дела сердечные

По словам одного из руководителей советской разведки, Николай Иванович был любовником большинства прим московского балета, притом «некоторых из них он в интересах дела делил с немецкими дипломатами». Ещё в Кудымкаре Кузнецов женился на местной медсестре Елене Чугаевой, но, уезжая из Пермского края, расстался с женой через три месяца после заключения брака, так и не оформив развод. Любовь со светской львицей Ксаной в 1940-х не сложилась из-за настороженного отношения к немцам, ведь Николай уже был частью легенды и представился даме сердца как Рудольф Шмидт. Несмотря на обилие связей, этот роман остался самым главным в истории героя – уже в партизанском отряде Кузнецов просил Медведева: «Вот адрес, если погибну, обязательно расскажите обо мне правду Ксане». И Медведев, уже Герой Советского Союза, отыскал после войны в центре Москвы эту самую Ксану, выполнил волю Кузнецова.

Кузнецов и УПА*

За последние десять лет в Украине появился целый ряд статей, стремившихся опорочить знаменитого разведчика. Суть предъявляемых ему обвинений одна и та же – боролся он не с немцами, а с украинскими повстанцами-оуновцами, членами УПА* и тому подобными. Архивные материалы опровергают эти заявления. Например, уже упомянутое представление к званию Героя Советского Союза с приложенным к нему ходатайством перед президиумом Верховного Совета СССР, подписанным начальником 4-го Управления НКГБ Павлом Судоплатовым. В обосновании награждения говорится о ликвидации Кузнецовым восьми высокопоставленных немецких генералов, организации нелегальной резидентуры и ни слова о борьбе с какими бы то ни было украинскими самостийниками. Конечно, медведевцам, и в том числе Кузнецову, приходилось вести борьбу с отрядами украинских националистов, но лишь как с союзниками гитлеровского оккупационного режима и его спецслужб. От руки оуновцев и погиб выдающийся разведчик Николай Кузнецов.

Гибель

Немецкие патрули были осведомлены о розыске гаутмана в районах Западной Украины. В марте 1944 года бойцы УПА ворвались в дом села Боратин, служивший прибежищем Кузнецову и его соратникам – Ивану Белову и Яну Каминскому. Белова поразили штыком на входе. Некоторое время под охраной они ждали командира повстанцев, сотника Черногору. Он и опознал в «немце» исполнителя громких терактов против гитлеровских бонз. И тут Кузнецов взорвал гранату в комнате, заполненной бойцами УПА. Каминский предпринял попытку бежать, но его настигла пуля. Тела погрузили на конную повозку соседа Голубовича Спиридона Громьяка, вывезли за село и, раскопав снег, положили останки возле старого ручья, засыпав хворостом.

Посмертная слава

Через неделю после трагического столкновения немцы, вошедшие в село, нашли останки солдата в форме вермахта и перезахоронили их. Местные жители впоследствии показали место перезахоронения сотрудникам львовского УКГБ. Струтинский добился перезахоронения предполагаемых останков Кузнецова во Львове на Холме Славы 27 июля 1960 года. Память об одном из героев войны, потрясшей весь мир и принёсшей освобождение от коричневой фашистской чумы, грязным потоком заливавшей Европу, останется в вехах истории. Прав был Николай Кузнецов, когда однажды, обсуждая у партизанского костра дела народных мстителей, сказал: «Если после войны мы будем рассказывать о том, что и как делали, этому едва ли поверят. Да я бы и сам, пожалуй, не поверил, если бы не был участником этих дел».

Киногерой

Многие считают, что о судьбе Николая Кузнецова рассказывает знаменитая картина «Подвиг разведчика» режиссёра Бориса Барнета. На самом деле идея фильма возникла ещё до начала работы героя под именем Рудольфа Шмидта. Сценарий киноленты многократно видоизменяли, некоторые факты действительно были повествованием событий его службы. Например, эпизод с похищением Кюна писался с аналогичного похищения Кузнецовым генерала Ильгена. И всё же большинство сюжетов картины были основаны на собирательном образе героев войны, в фильме нашли отражение факты из биографий других разведчиков. Впоследствии на Свердловской киностудии было поставлено два художественных фильма непосредственно о Николае Кузнецове: «Сильные духом» (1967) и «Отряд специального назначения» (1987), но такую популярность, как «Подвиг разведчика», они не приобрели.

* запрещённая организация в РФ

Источник ➝

Точный расчёт? Как Николай I спас Австрийскую империю от развала

В марте 1848 года в Венгрии началась революция. В этой стране, которая входила в состав Австрийской империи, были сформированы свои органы власти и армия. Поначалу австрийский император Фердинанд не оценил должным образом венгерские события. А когда в Вене спохватились, было уже поздно.

Кризис в Австрийской империи

Открытие столкновения между венграми и австрийцами начались в октябре 1848 года. Спустя некоторое время император Фердинанд отрекся от престола в пользу племянника Франца-Иосифа. Тот, к слову, правил 68 лет.

Но наследство ему досталось неважное.

Первые месяцы война с венграми шла с переменным успехом. Но в апреле 1849 года венгерская армия перешла в наступление. Было объявлено о низложении династии Габсбургов и провозглашена республика. Венгры планировали начать наступление на Вену. Империя оказалась на грани полного краха.

Еще в январе 1849 года отдельные отряды русской армии переходили австрийскую границу для защиты городов с немецким населением от повстанцев. Но после обращения австрийского правительства, в войну вмешалась русская армия под командованием графа Ивана Паскевича.

Конечно, вторжение было воспринято венграми резко отрицательно. И европейская пресса постаралась, особенно во Франции и в Англии. Россию там называли "жандармом Европы". Но императора Николая I это особо не впечатляло.

Почему Николай I счел нужным вмешаться

У него были свои мотивы. Во-первых, он считал необходимым следовать принципам Священного союза, созданного после наполеоновских войн. То есть всячески противодействовать революционному движению в Европе. По мнению Николая, он поддерживал легитимное правительство. Так что оценки европейской прессы его не интересовали.

Но было и другое обстоятельство. Дело в том, что на стороне венгров воевали польские эмигранты. Среди них были много тех, кто участвовал в Польском восстании 1830 года. А генералы Юзеф Бем и Генрих Дембинский даже командовали венгерскими армиями.

В Петербурге, разумеется, опасались, что восстание может перекинуться на западные губернии Российской империи. А потому Николай I счел за благо откликнуться на просьбу австрийского правительства.

Вмешательство армии Паскевича резко изменило ситуацию. В течение нескольких месяцев армии повстанцев были разгромлены. Австрийское правительство восстановило контроль над Венгрией.

А спустя несколько лет "отблагодарило" Николая I, пригрозив вступить в Крымскую войну на стороне Англии и Франции. После этого отношения между двумя империями уже никогда не были по-настоящему доверительными.

Картина дня

))}
Loading...
наверх