Долг самурая. Последний диверсант Второй мировой сдался только в 1974 году

Японский офицер-диверсант 30 лет терроризировал население филиппинского острова, думая, что война продолжается.

Есть такой старый анекдот: в белорусскую деревню в 1970 году заходит бородатый мужчина с автоматом. Встретив пожилую женщину, он спрашивает:

– Бабка, немцы в деревне есть?

– Милок, — всплескивает руками селянка. — Так война 25 лет как кончилась!

– Да? — удивлённо отвечает партизан. — А зачем же я тогда всё это время поезда под откос пускал?

Но то, что для жителей Советского Союза было своеобразной формой юмора, для японцев было абсолютной правдой. Солдаты императорской армии Японии продолжали воевать даже спустя три десятилетия после того, как их страна капитулировала во Второй мировой войне.

Газета The New York Times сообщила, что в Токио на 92-м году жизни скончался бывший военный разведчик Хироо Онода, для которого Вторая мировая война завершилась на 29 лет позже, чем для его родной страны.

Хироо Онода родился в японском селе Камэкава 19 марта 1922 года, в семье журналиста и учительницы. В юности Хироо увлекался японским кэндо и вообще был спортивным юношей. Окончив школу, устроился в частную компанию и отправился заниматься бизнесом в Китае. Там Хироо освоил английский и китайский язык, но карьеру в бизнесе прервал призыв в армию. Способного парня со знанием языков отправили в школу офицеров разведки, которую, правда, Хироо окончить не успел — дела Японии на фронте шли всё хуже. В 1944 году Онода был отправлен на Филиппины в качестве командира спецотряда по проведению диверсионных операций в тылу противника.

В январе 1945 года диверсанта и его подчинённых определили на остров Лубанг, где ему была поставлена задача заниматься диверсионно-разведывательной деятельностью в тылу американских войск. Офицера настраивали на то, что его миссия продлится не менее трёх – пяти лет.

После того как регулярные части японской армии на Лубанге были разбиты, младший лейтенант Онода со своими солдатами ушёл в горы, где создал базу и перешёл к партизанской войне.

Оноду и трёх его солдат не смутили ни сбрасываемые с самолётов американские листовки, где говорилось о капитуляции Японии, ни даже приказ сложить оружие, подписанный японским генералом, — его копии также разбрасывали над джунглями Лубанга. Японские солдаты посчитали, что это просто американская пропаганда.

Партизанская война отряда Оноды, состоявшего из четырёх человек, продолжалась пять лет, пока филиппинской полиции не сдался один из бойцов — Юити Акацу. Именно он рассказал, что его товарищи, которых на Родине считали погибшими, всё ещё воюют на Лубанге.

Правительство Японии снарядило группу для поиска отряда Оноды, но результатов это не дало.

В июле 1954 года Онода со своими солдатами столкнулся с группой филиппинских полицейских. В бою погиб Сеити Симада, прикрывавший отход командира. После этого поисковая группа, присланная из Японии, вновь обшарила джунгли Лубанга, но Оноду так и не нашли.

В 1969 году офицера и его единственного оставшегося подчинённого в Японии вторично признали погибшими, посмертно наградив орденами.

А Онода тем временем всё воевал. Обустроив быт в джунглях, он нападал на филиппинских военных, полицейских, совершал диверсии против американской базы, расположенной на острове. За три десятка лет диверсант уничтожил 30 человек и около 100 ранил.

Самое интересное, что Онода во время своих вылазок захватил радиоприёмник и знал, что происходит в мире. Однако он упорно не верил, что Япония проиграла Вторую мировую войну. И даже Вьетнамскую войну диверсант считал ничем иным, как контрнаступлением японцев в Индокитае.

В сентябре 1972 года полиция Филиппин застрелила японского солдата, отбиравшего рис у крестьян. Им оказался Кинсити Кодзука, последний подчинённый Оноды.

После этого японское правительство вновь отправило миссию на Филиппины, дабы всё-таки найти офицера-диверсанта. И вновь результатов это не принесло.

Помог случай. 20 февраля 1974 года на Оноду в джунглях наткнулся молодой японский путешественник студент Норио Судзуки. Опешив от неожиданности, молодой человек тем не менее стал объяснять офицеру, что на самом деле происходит в мире, и стал уговаривать Оноду вернуться домой.

Онода, кажется, поверил, но его ответ поразил молодого человека: «Без приказа старшего начальника не могу покинуть боевой пост».

Студент вернулся в Японию с фотографиями Оноды, что произвело настоящую сенсацию. Власти Японии нашли непосредственного командира Оноды во время войны, майора Ёсими Танигути, который к тому времени был скромным работником книжного магазина, и, одев его в военную форму, отправили на Лубанг.

Получив приказ по радио от майора Танигути, младший лейтенант Хироо Онода в полном боевом обмундировании, с оружием и с отчётом о своих действиях 10 марта 1974 года сдался филиппинским властям.

По законам Филиппин, Оноду должны были судить, как уголовника, но правительству Японии удалось убедить власти страны, что случай с офицером-диверсантом — особый.

12 марта 1974 года Хироо Онода вернулся в Японию.

Встретили его неоднозначно: Онода разговаривал лозунгами времён войны, а настроения в японском обществе сильно изменились. Кое-кто и вовсе говорил: Онода — это прирождённый бандит, которому просто понравилось убивать людей.

В итоге в 1975 году Онода уехал в Бразилию, где поселился среди японцев-эмигрантов. Вновь он вернулся на родину в 1984 году, когда ажиотаж вокруг его персоны уже спал.

Изменились не только настроения японцев, изменился и сам Онода. Он освоился в современном мире, смягчился и решил заняться воспитанием молодёжи, открыв собственную школу выживания. Опыт в выживании у Оноды был такой, что вряд ли кто-то с ним мог бы сравниться. За свою успешную деятельность на ниве воспитания подрастающего поколения Онода даже был отмечен специальной наградой правительства Японии.

Онода последнюю часть жизни так и прожил на два дома — в Японии и Бразилии. Он написал несколько книг мемуаров, самой известной из которых стала «Не сдаваться: Моя тридцатилетняя война».

Если Хироо Оноде была уготована торжественная капитуляция, то для Тэроу Накамуры всё сложилось не так радужно. Уроженец Тайваня, даже не говоривший на японском, он был призван в Императорскую армию в 1943 году и послан на индонезийский остров Моротай. В конце войны отряд Накамуры потерял связь с Токио, а самих солдат окружили американцы. Накамуре удалось не попасть в плен, и он ушёл в джунгли, где и стал жить, как настоящий Робинзон.

Накамура, в отличие от Оноды, не партизанил, а просто выживал, будучи уверенным, что при обнаружении будет убит.

Наткнулись на него только в 1974 году и в течение двух месяцев уговаривали сдаться. Наконец, в декабре 1974 года солдат капитулировал перед индонезийскими солдатами.

55-летний Накамура был вполне здоров и для человека, проведшего три десятка лет в джунглях, выглядел отлично. Но в жизни солдата случилась настоящая драма: тридцать лет он мечтал вернуться к любимой жене, но она, считая его погибшим, вышла замуж за другого.

Накамуре объяснили — Тайвань теперь не является территорией Японии, поэтому у него есть выбор, куда отправиться: в страну, за которую три десятка лет воевал, или туда, где родился. Накамура выбрал Тайвань, куда его депортировали. Японское правительство заплатило солдату компенсацию, которая составила 227 долларов США. В отличие от Оноды, мирная жизнь Накамуры не сложилась — он умер всего спустя пять лет после окончания своей долгой войны.

История Сёити Ёкои схожа с историей Накамуры и Оноды. Японский капрал, воевавший на острове Гуам, также отказался признавать поражение своей страны во Второй мировой войне. Уйдя с товарищами в глубину джунглей Гуама, он скрывался там на протяжении многих лет. В 1964 году двое его сослуживцев умерли, и он остался один. Капрал жил отшельником, питаясь мясом, добытым на охоте, на которую выходил по ночам. Обнаружили Ёкои в январе 1972 года, после чего он вернулся в Японию. 57-летний капрал, приехав на Родину, сказал слова, которые стали символом всех японских солдат со схожей судьбой: «Мне мучительно стыдно, что я вернулся живым».

Сёити Ёкои поселился в селе в родной префектуре Айти, женился и стал вести скромную жизнь японского пенсионера. Впрочем, о нём, как и об Оноде, нередко вспоминали журналисты, которые приглашали его на ток-шоу и даже сняли о солдате документальный фильм.

Умер Сёити Ёкои в 1997 году и был похоронен рядом с могилой своей матери, которая так и не дождалась сына с войны.

ИСТОЧНИК

Источник ➝