А был ли нейтралитет?

Любой человек, на базовом уровне разбирающийся во Второй Мировой Войне, знает, что Швеция была в данном конфликте нейтральной стороной. Сама же страна до сих пор хвалится собственным нейтралитетом и превозносит его как свою невероятную заслугу. Безусловно, остаться в стороне самого кровопролитного и масштабного конфликта является огромной удачей и достижением. Но изучая деятельность Швеции во время войны, возникает вопрос: а был ли мальчик, то бишь, нейтралитет?

Как известно, государство, заявившее со своем нейтралитете, обязано не предоставлять вооруженные силы воюющим сторонам, ограничивать торговлю оружием и товарами военного назначения (либо же наоборот, торговать со всеми) и не предоставлять свою территорию для базирования, транзита войск и прочего.

Но есть поговорка "Закон - что дышло. Куда повернул - туда и вышло". Именно ее и взяли на вооружение шведские правящие круги и решили разнообразить существующие правила.

30 ноября 1939 года началась Советско-финляндская война, которую западные страны воспринимали не менее болезненно, чем агрессию Германии. В том числе и Швеция. Во время захвата Польши Швеция была абсолютно нейтральной по отношению к происходящим в Европе событиям. В конфликте СССР и Финляндии Швеция также проявила нейтралитет, но немного по-другому: за время войны Финляндия получила 16 нейтральных тяжёлых гаубиц, 73 нейтральных полевых орудий, 85 нейтральных зенитных орудий и более 500 тысяч нейтральных снарядов к вышеперечисленным агрегатам, а также 75000 нейтральных винтовок и миллионы не менее нейтральных патронов. Все это не за бесплатно. Неплохо, да? К тому же, большинство оружия для финнов привозилось через территорию Финляндии. Уже два пункта нарушается!

Но это ещё цветочки. Ягодки пошли, когда Швеция захотела отправить в Финляндию добровольцев. В один прекрасный момент на фронт в Лапландию выдвинулся корпус из 8260 человек со своей артиллерией и транспортом. По итогам войны корпус нейтральных добровольцев потерял 37 человек убитыми, 46 ранеными и 140 обмороженными. Ещё пятеро попали в плен и были отпущены летом 1940 года. И это ещё не всё! Шведское происхождение имела батарея ПВО и крыло F-19 финских ВВС, состоявшее из 12 истребителей и 4 бомбардировщиков. За два месяца боёв шведские лётчики сбили 2 истребителя, 7 бомбардировщиков, подбили два истребителя и один бомбардировщик, а также уничтожили на земле 3 истребителя. За подобные заслуги бойцов нейтрального фронта поблагодарил лично Маннергейм. Как там поживает пункт о неучастии собственных вооруженных сил в войне? Если пехоту ещё можно выдать за добровольцев, то вот авиацию и ПВО - очень навряд ли. Все три пункта соблюдения нарушаются. Фулл хаус!

Обстановка в Европе все более накалялась, а Германия начинала новые захватнические операции. И вот тут у шведов проснулись совесть и чувство нейтралитета. Дания и Норвегия, сражавшиеся с немцами не получили от Швеции ни одного патрона и ни одного солдата. Зато на стороне Германии горячие шведские парни воевали весьма активно - шведский батальон вместе с финнами блокировал полуостров Ханко, а более 5000 шведов прошли через войска СС.

Ну и в качестве финального штриха стоит добавить, что Швеция была активным и верным торговым партнёром Германии, которая импортировала 25% шведской руды, что удовлетворяло 90% ее потребностей в данном сырьё. И именно поэтому Швеция особо была не против оккупации Норвегии, поскольку это серьезно облегчало экспорт руды в Германию. А ещё до августа 1943-его года через территорию Швеции прошло более двух миллионов солдат Вермахта и 100 тысяч вагонов с боеприпасами.

Мы все знаем про Голубую дивизию и других добровольцев из нейтральных стран. Но Швеция грязно и открыто нарушила все правила сохранения нейтралитета. Многих личностей клеймили пособниками нацизма наказывали за гораздо меньшую помощь Германии. Но много ли среди них шведов? В любом случае, их должно быть намного больше.

А был ли нейтралитет? Cat_cat, История, Вторая мировая война, Швеция, Нейтралитет, Двойные стандарты, Длиннопост
А был ли нейтралитет? Cat_cat, История, Вторая мировая война, Швеция, Нейтралитет, Двойные стандарты, Длиннопост

Источник: Cat_Cat. Автор: Михаил Павлов.

Источник ➝

Подвиг малого гарнизона. Последними словами краснофлотцев были «Клятву сдержал»

У Победы много составляющих, но одна из главных – высочайшая стойкость и твердость духа советского солдата, офицера. О чем они думали, мечтали, писали родным и близким в передышках между боями?

«Родина моя! Земля русская!

Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце, уничтожал гадов, пока в груди моей билось сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Врагу не бывать в Севастополе!

Моряки-черноморцы! Уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал.

Алексей Калюжный».

Это последние, предсмертные строки моряка-черноморца, защитника Севастополя. Они написаны во время второго наступления немецко-фашистских захватчиков на город, которое началось 17 декабри 1941-го.

В те дни по всей стране разнеслась весть о подвиге гарнизона дзота № 11. Он состоял из матросов-комсомольцев С. Раенко, А. Калюжного, Д. Погорелова, Г. Доли, В. Мудрика, В. Радченко, И. Четверикова.

Дзот находился в деревне Камышлы (Дальняя). Здесь противник наносил главный удар по советским войскам. Фашисты яростно штурмовали огневую точку, которая особенно мешала им, но не могли взять. Трое суток краснофлотцы отражали бешеные атаки, в которых участвовало до батальона отборной пехоты вермахта. Сохранились записи одного из защитников дзота Григория Доли.

Сто метров отделяли нас, семерых, от батальона врагов

«27 октября 1941 года. Сегодня я прибыл в дзот № 11. Из дзота хорошо просматриваются деревня, долина. Мои товарищи по электромеханической школе, первые обитатели дзота, встречают меня тепло и крепко жмут руки – Раенко Сергей, Погорелов Дмитрий, Калюжный Алексей. С каждым связано много воспоминаний. Все комсомольцы, отличные ребята. Старший в дзоте – Раенко.

5 ноября. Война приближается к нам. Ее гул слышится явственно и внятно. Что ж, будем воевать! Раенко – отличный пулеметчик. Погорелов каждый день тренируется в ловле гранат на лету. Удачно поймав гранату и метко бросив ее в цель, он многозначительно говорит нам: «Это пригодится!». Мы подражаем ему. За несколько дней все стали виртуозами.

16 декабря. Противник прорвал нашу оборону. Вот и к нам пришла война. Что ж, подеремся!

18 декабря. Тишина. Мы стоим наготове у амбразур. Перебираю в памяти вчерашний день и в полутьме вписываю одну строчку за другой в свою записную книжку. Вчера утром Раенко собрал нас и сказал: «Нас семь, немцев много. Но мы не имеем права отступать. Враг пройдет только через наши трупы. Поклянемся друг другу, что умрем, но не сделаем ни шагу назад».

Калюжный сказал первым: «Клянусь!». Каждый из нас опустился на правое колено и, подняв руку, произнес это слово... «Клянемся бить врага до последнего удара сердца, не отступать ни на шаг и не подводить товарища в бою. Если среди нас окажется трус, смерть будет ему уделом».

Мы подписались под клятвой.

К полудню артиллерия и минометы врага обрушили на нас и соседние дзоты тонны металла. Мы открыли ответный огонь по врагу…

Сто метров отделяли нас, семерых бойцов, от батальона врагов. И всю свою ненависть мы обрушили на гитлеровцев. Их ряды редели, но оставшиеся в живых яростно лезли вперед, засыпая нас минами, обстреливая из автоматов.

Раенко ранен в голову. Это первая кровь, обагрившая дзот! Калюжный подбежал к командиру и перевязал его. Раенко снова залег за пулемет.

Вчера впервые я увидел силу человеческой ярости: пулеметным огнем Раенко истребил, как насекомых, свыше ста гитлеровцев. Бойся, вражья сила, этой ярости!

В разгар неравной схватки, когда к дзоту, как саранча, подползала гитлеровская сволочь, разорвалась мина. Осколком смертельно ранило в голову нашего командира. Он упал навзничь у пулемета, и максим замолк. Мы подбежали к командиру: кровь била струйкой из раны. Он задыхался. Бережно положили его на земляной пол. А за пулемет лег Погорелов. И когда снова застрочил максим, мы услышали шепот умирающего командира: «Клятву, клятву помните...» И Раенко умер. Вместе с Калюжным выскакиваем на бруствер и из автоматов расстреливаем группу немцев, приближающуюся к дзоту: «Вот вам за командира, гады!».

С утра немцы пошли в атаку на наш дзот. Огнем отбиваем их яростный натиск. У пулемета – Погорелов и Мудрик. Остальные вышли в траншеи. Ведем огонь, часто меняем позиции. Снарядом разнесло левую амбразуру, осколок насмерть поразил Погорелова... К пулемету бросился Калюжный. Но вдруг пулемет захлебнулся и умолк – его разбило вражеским снарядом. Убиты Мудрик, Четвериков, тяжело ранен Калюжный.

Он просит лист бумаги. Я быстро вырываю из записной книжки и даю ему. Алексей что-то пишет... Я бегу к Радченко. Он один своим огнем сдерживает натиск взбешенных гитлеровцев. Приходится беречь патроны и стрелять только по появившейся цели. Фрицы в 20 метрах. В траншею летит граната. Я ловлю ее и сразу бросаю за камень, где притаились фашисты. Она рвется, сотрясая воздух. Потом становится тихо...

Калюжный зовет меня. Он подает мне исписанный лист бумаги. Я читаю: «Родина моя! Земля русская!..»

Через несколько дней подразделение моряков-черноморцев выбило гитлеровцев из дзота. Краснофлотцы нашли записку Алексея Калюжного. Бесстрашному воину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Популярное в

))}
Loading...
наверх