Последние комментарии

  • Искандер Иксов17 декабря, 1:49
    А, вот свидетельство очевидца и участника тех бурных событий, когда Сталин восходил к власти. Исай Абрамович. Книга в...Как это, жить и не воровать?!
  • Uncle Au17 декабря, 1:48
    Поц, ты где грамоте учился? У тя чё русский язык не родной? Уж больно коряво излагаешь, не из бандерии ли ты, часом, ...Был культ личности, но была и личность! М.А.Шолохов
  • Александр Боярский17 декабря, 1:41
    Сам ты дебил. Как был им, так и остался. Один из этих "лизоблюдов-карьеристов", которые только и могут о "культе личн...Был культ личности, но была и личность! М.А.Шолохов

Последний защитник станции Поныри и триста убитых фрицев

Скольких фашистских псов стоит один наш, советский боец? Двух, пяти, десятка? Жестокая арифметика.

Седьмого июля 1943 года простой сержант Яков Студенников доказал, что и три сотни вражеских гадов - не предел. Последний выживший под атаками чудовищно превосходящих сил фрицев, он смог не только десять раз отбить врагов, но и сопровождать огнем наступление подошедших на выручку красноармейцев!

Дело было в Орловской области у станции Поныри, совсем неподалеку от родных мест сержанта. Здесь, в моховском колхозе он начинал работать трактористом, мирно пахал землю, косил пшеницу.

Когда на русскую землю пришла беда - с первых же дней войны добровольцем отправился на фронт. Парень был толковым и ответственным, отлично освоил пулемет и нещадно бил врагов.

Свой бессмертный подвиг сержант Студенников совершил в самом начале Курской битвы, в первые дни июля 1943 года. Впрочем, сам он никогда не называл это подвигом - воевал за Родину, как все.

Станция Поныри была крайне важным перевалочным пунктом. Через нее шла стратегическая железная дорога от Курска к Орлу.

Фашисты рвались к Понырям изо все сил. К станции были стянуты большие силы, в том числе артиллерия, танки и огромные массы пехоты.

Наши войска располагали гораздо более скромными силами. Зато у наших было другое преимущество - мы защищали свою, родную землю, отдать ее врагам не было никакой возможности!

Седьмого июля германские оккупанты двинулись в атаку с твердым намерением занять станцию. Разведка сообщала, что удержать железнодорожный узел такими силами, чтобы были у красных - совершенно невозможно. Вопрос взятия станции должен был решиться в течение пары часов.

Фашистские танки с довольно небольшими потерями прошли через наши минные поля. На бетонных надолбах бронированные машины потеряли темп и были расстреляны нашими противотанкистами из полевых орудий.

А вот когда в наступление на наши траншеи двинулась немецкая пехота стало совсем кисло. Студенников приказал расчету второго пулемета не тратить зря патроны. Подпускать немцев насколько возможно близко и косить их как спелые колосья.

В ожесточённом бою один за другим пали все наши бойцы. Попаданием танкового снаряда был убит весь расчет второго пулемета. Студенников остался на рубеже один.

Десять раз германские офицеры поднимали солдат в атаку на станцию. Каждый раз волна гитлеровцев откатывалась назад, оставляя убитых точным огнем орловского тракториста.

Всего за тот долгий жаркий день насчитают более трех сотен убитых героем фашистов. Ни одна атака так и не увенчалась успехом. Германский сапог так и не ступил на поныревский перрон.

Сержант стрелял из пулемета с леденящим спокойствием, как на стрельбище, на учениях. Размеренно, экономно, давая остыть раскаленному стволу между атаками.

Трижды горячие гитлеровские пули доставали нашего бойца. Студенников перетянул ногу и руку чистыми запасными портянками (индпакет весь ушел на перевязку товарища, которого подстрелили утром) и продолжал отстреливаться.

Лишиться чувств сержант разрешил себе только тогда, когда на подмогу подтянулся наш свежий батальон. Потом были несколько операций, год госпиталей, тяжелая борьба с болезнью.

Врачи были готовы демобилизовать тяжело израненного фашистами бойца на гражданку. Но Студенников разорвал заключение медицинской комиссии и потребовал отправить его на фронт. В отставку он уйдет не раньше, чем прозвучит победный салют!

За героизм при защите станции Поныри сержант Студенников был представлен к званию Героя Советского Союза. Но слава не вскружила ему голову, воевал как все. Обещание насчет салюта сдержал - ушел из армии только летом 1945-года.

Домой герой вернулся в небольших чинах - старшиной. Снова работал в колхозе, женился, переехал с женой в Макеевку к родственникам.

Советскому герою повезло - он ушел из жизни в 1987 году, в первый год горбачевской перестройки. Развал Союза и тем более войну укро-карателей на Донбассе он не застал.

Любопытно что сказал бы простой тракторист Студенников, глядя на нас нынешних? Узнав, что его ставшая родной Макеевка теперь "непризнанная республика ДНР", что там идет война одних русских с другими.

Что советский народ, единым фронтом встававший грудью против гитлеровцев, зарубежные политики теперь стравили в бессмысленной бойне?

Источник

Источник ➝