Массовые репрессии в СССР: правда или вымысел?

Сегодня, 30 ноября «прогрессивно-демократическая общественность» России и некоторых других стран постсоветского пространства снова будет отмечать День памяти жертв политических репрессий. Как всегда - щедро проливая крокодиловы слезы по «невинным», кляня «сталинских палачей» и заунывно призывая к «борьбе с тоталитаризмом».

 

Судя по «выступлениям» либералов в преддверии даты, основной акцент сделан будет как раз на последнем моменте. Устраивая самые настоящие пляски на костях, наворачивая вранье на вранье и выдумку на выдумку, вся эта публика стремится вовсе не к увековеченью прошлого. Она метит в будущее России...

Тема «сталинских репрессий» не то, что не нова – затерта едва ли не до дыр. Однако, отмалчиваясь и обходя ее, мы, фактически, отдаем этот, крайне болезненный вопрос на откуп горластому либеральному племени, предоставляя ему все новые возможности для очернения нашей истории и крайне дурно пахнущих политических игрищ. Так что попробуем, хотя бы вкратце ответить на несколько основополагающих вопросов. А именно: Происходили ли в Советском Союзе те самые «массовые» репрессии, о которых кричат «правозащитники»? Было ли ущемление прав и свобод граждан в нашей стране каким-то, и вправду, уникальным явлением? Ну, и, наконец – кем и, когда и для чего был запущен и поддерживается по сей день этот миф?

Цифры, приводимые «печальниками по невинным сидельцам», ужасающи. «Миллиарды» (!) отбывавших заключение, озвученные в свое время в эфире «Эха Москвы» «мемориальцем» Николаем Петровым, и «десятки миллионов» осужденных, найденных известной антисталинисткой Ольгой Шатуновской в некоей « секретной справке КГБ», которой, как оказалось, никогда не существовало в природе. С расстрелянными дело обстоит еще круче! С озвученных в «перестроечные» времена диссидентствовавшим «историком» Роем Медведевым 40 миллионов их число доросло, сперва, до 100 миллионов в устах писателя Бунича, а потом и до 150 миллионов, о которых с телеэкрана вещал в 2003 году покойный Немцов. При этом наиболее «совестливые» из либералов оговаривались, что в эти «подсчеты» они включают и «нерожденных детей» репрессированных, хотя подобные уловки – это уже само по себе шулерство чистой воды.

При этом совершенно никого не волнует тот факт, что для опровержения подобных диких измышлений существует даже не история, а элементарная арифметика. А уж если применить и демографию... Даже 40 миллионов «расстрелянных» - это население тогдашних Белоруссии с Украиной, вместе взятых. Или – все городские жители СССР! Это – численность жителей таких стран, как Франция или Италия в 1941 году. При таком раскладе (ведь миллионы ж еще в лагерях сидели, вы не забыли?!) в Союзе должны были тотально обезлюдеть целые регионы. Кто ж тогда строил заводы и дороги, возводил Днепрогэс и Магнитку, сеял хлеб и добывал уголь? Кто, в конце концов, сражался с миллионными фашистскими полчищами и победил их?! Зэки, что ли? По логике наших «правозащитников» именно так и было: «Полстраны сидело, полстраны охраняло». Но... Никак не получается!

И вот вам последний аргумент, уже приводившийся, кстати (тем же П.Красновым) – после окончания Великой Отечественной войны в каждой, практически, семье был если не погибший на фронте, то, хотя бы воевавший. Как правило – не по одному на семью. При этом количество воевавших прекрасно известно – около 34 с половиной миллионов человек. Число безвозвратных военных потерь РККА – примерно 12 миллионов. Вот это реальные цифры! Была ли картина по «репрессированным» хотя бы приблизительно такой же, коснулась ли эта беда действительно каждой (или хотя бы каждой второй) советской семьи? Безусловно, нет. О 100 миллионах расстрелянных вообще речи быть не может! Все население СССР на начало 1941 года составляло менее 200 миллионов.

Как все обстояло на самом деле? Архивы ВЧК-ГПУ-НКВД-КГБ давным-давно открыты, трагические цифры изучены настоящими историками и статистиками. Согласно достоверным цифрам, на 1 января 1941 года число заключенных в лагерях не дотягивало и до двух с половиной миллионов человек. В 1950 году эта цифра достигла максимума в 2 миллиона 780 тысяч. Сколько заключенных прошло через места лишения свободы в СССР за все годы «репрессий»? Как раз эту цифру подсчитать сложнее всего – срока были немалыми, а в местах заключения могли к ним «довесить» либо, наоборот, «скостить». Но добывать «общее число» путем сложения всех цифр за каждый год – такое отчебучить могут только совершенно не дружащие с арифметикой и совестью «либералы»!

И, кстати, вот еще что... Говоря об общем количестве заключенных, наша «правозащитная» публика с какого-то перепугу предлагает считать, что все они были осуждены «по политическим статьям». Ну, то есть – априори абсолютно невинны... Тем не менее, процент «политических» заключенных в СССР как раз подсчитан самым точным образом. В 1930 году их было менее 30%, в 1937 и 1938 – 41 и 59.5%, соответственно. И последняя цифра – самая высокая за все годы. К 1940 году она снова упала ниже 40%. Это, заметьте данные НКВД, которому, (согласно логике либероидов!) процент «врагов народа» надо было бы всячески завышать! Однако, что есть, то есть. Подавляющее большинство «узников сталинских лагерей» были самыми обычными ворами, убийцами, насильниками и растратчиками. То есть – отбывали наказание за вполне реальные уголовные преступления.

С расстрелянными картина еще печальнее – для «демократической общественности». Тут существует вообще убойный документ – справка, подготовленная специально для Хрущева и подписанная Генеральным прокурором СССР и целыми двумя министрами – внутренних дел и юстиции. Нет никакого сомнения в том, что делая запрос на ее подготовку, лысый Генсек давал соответствующую установку – изобразить «зверства» Сталина, «культ личности» которого он готовился «разоблачать», максимально мрачными красками. Однако, в документе черным по белому написано - за период с 1921 по 1954 год в СССР за так называемые «контрреволюционные преступления» было осуждено 3 777 780 человек. Из них к смертной казни – 642 980 человек! По некоторым другим данным, эта цифра могла быть несколько больше – в пределах 800 с небольшим тысяч. При этом замечу – речь идет о приговорах! В исполнение приводились далеко не все из них. Вот так выглядят настоящие цифры «репрессий».

Теперь, наконец, о «массовости» таковых. Если, используя приведенные выше цифры, произвести элементарный расчет, то получится, что в среднем, в сталинском СССР наказание в местах не столь отдаленных отбывало примерно от 1200 с небольшим до 1500 человек на сто тысяч населения. Напомню – это считая с уголовниками всех мастей! Много это или мало? Судите сами – в являющихся «оплотом демократии и свободы во всем мире» Соединенных Штатах Америки этот показатель на конец ХХ века составлял примерно 750 человек на 100 тысяч жителей. Никакой войны, совершенно другой уровень жизни, суды присяжных...

РЕКЛАМА
 

А вот то, что в той же Америке, практически, сразу же после Перл-Харбора законопатили в концлагеря всех без исключения находившихся в стране японцев, числом 110 тысяч человек, это как называть? Причем – не то, что при отсутствии малейших доказательств причастности к «враждебной деятельности» против США, а совершенно без учета пола, возраста и наличия американского гражданства? Это – уже массовые репрессии, или нет? И никто, заметьте, никаких «мемориалов» по этому поводу устраивать и не думал. Извинилось правительство сквозь зубы – двадцать лет спустя, выплатило какую-то компенсацию – и все. Забыли! Опять же – не будем сбрасывать со счетов то, что «репрессированные» в СССР проходили через следствие и суд. И были случаи закрытых дел, оправдательных приговоров и очень суровых наказаний за ложные доносы и клевету. В США ничего подобного и близко не было: сгребли всех чохом - и за «колючку». Как не было суда над несколькими сотнями уголовников, расстрелянных в Париже в 1914 году с началом Первой Мировой войны и переходом города на осадное положение. Построили во рвах перед Венсенским замком – и «адью»... Никакого НКВД – сплошная европейская демократия.

Кстати, по поводу «невинности репрессированных». У нашей либеральной публики таковая принята прямо-таки за аксиому: сидел при Сталине? По «политической» статье? Ну, значит, невинно осужденный и подлежит безусловной реабилитации! Осмелюсь ответить одним каверзным вопросом: если врагов Советской власти, тех, кто на самом деле желал зла Советскому Союзу и населявшим его людям, не было в 1937 году, то откуда ж их столько набралось в 1941?! Из какой адовой бездны повылезли власовцы, полицаи, бургомистры и старосты, лизавшие сапоги гитлеровцам и истреблявшие собственных соотечественников? Откуда набрались предатели, провокаторы и осведомители Гестапо, охранники в концлагерях и прочие нелюди, как оказалось, лишь злобно и терпеливо ждавшие своего часа? Так-таки и не было «врагов народа» в СССР?

И это, заметьте, при том, что посол США в Советском Союзе Джозеф У. Дэвис летом 1941 года писал: «Русские расстреляли всех потенциальных пособников Гитлера»! Заметьте, не осуждал, но восхищался: «Только теперь начинаешь сознавать, насколько дальновидными были «чистки» в СССР». Это уже потом в Вашингтоне начали орать о «сталинских репрессиях» и привечать «Мемориал» и им подобных. Наша страна перестала быть союзницей и превратилась в смертельного врага – вот и поменялись враз акценты.

Однако, увы, гнусную ложь о «массовых репрессиях» запустили в оборот вовсе не американцы. Первый камешек в грядущую Вавилонскую башню лжи заложил Хрущев, несший с трибуны ХХ съезда ахинею о «десятках миллионах в лагерях». А дальше – пошло-поехало. Что самое отвратительное, едва ли не наибольший вклад в раздувание мифа внесли как раз «видные партийцы» - взять того же Яковлева, бывшего члена Политбюро ЦК КПСС, болтавшего об «уничтоженных ста миллионах». Им же мы обязаны учрежденному постановлением Верховного Совета РСФСР «Дню памяти», который является ничем иным, как кощунством над истинной памятью тех, кто действительно стал невинной жертвой, угодив в безжалостные жернова Большой Истории.

Достаточно взглянуть на тех, кто сегодня пытается раздувать тему «массовых репрессий», устраивая на лубянке «Возвращение имен» явно в пику «Бессмертному полку», чтобы понять, для чего это все нужно. Режиссер, в Перми превративший поминовение в некий «иммерсивный спектакль» пытается глубокомысленно вещать: «Я лично глубоко убежден - ничего не закончилось! 37 год вполне может повториться...» К чему это? К чему в то время, когда России впору опасаться повторения 1941-го?!

Никто не говорит, что репрессий не было. Никто не пытается утверждать, что все было правильно (хотя – к истории такие категории вообще не применимы). Но ложью и лицемерием ничью память почтить нельзя. Ими ее можно только осквернить.

 

Автор: Александр Неукропный - https://topcor.ru/3141-massovy...

Источник ➝