Пушкин глазами современников

Пушкин глазами современников
О том, каким видели и запечатлели своего гениального современника профессиональные художники и дилетанты, русские и иностранцы; а также цитаты из воспоминаний о Пушкине.



0_c2812_88d77e17_L (333x500, 73Kb)

...Быть может (лестная надежда) 

Укажет будущий невежда

На мой прославленный портрет, 

И молвит: то-то был Поэт! 

Прими ж мои благодаренья, 

Поклонник мирных Аонид, 

О ты, чья память сохранит

Мои летучие творенья, 

Чья благосклонная рука 

Потреплет лавры старика!...


1823 строки из «Евгения Онегина» 





Ксавье де Местр "Пушкин- ребёнок",1800 - 1802
(написана маслом на металлической пластине.)


Предполагается, что это первое изображение Пушкина. Миниатюра была подарена С.М.Великопольской - дочери семейного врача и друга Пушкиных М.Я.Мудрова. Более ста лет портрет бережно хранился у Великопольских. В 1950 году артист В.С.Якут после успешного выступления в роли Пушкина в пьесе А.П.Глобы "Пушкин" получил его в подарок. А через десять лет, узнав о создании в Москве музея, посвященного Пушкину, Якут передал туда драгоценную реликвию. 
О Пушкине: «Страсть к поэзии проявилась в нем с первыми понятиями»": «Бывало... спрашивают его: „Что ты, Саша, не спишь?" — на что он обыкновенно отвечал: "Сочиняю стихи"; тут ему погрозят розгами, чтобы его заставить оставить стихи и приняться за сон; вот как еще с раннего детства поэтический гений в нем развивался».
Н. В. Берг "Сельцо Захарово": "... Добрый хозяин водил меня по саду и показывал места, которые особенно любил ребенок — Пушкин. Прежде всего мы осмотрели небольшую березовую рощицу, находящуюся неподалеку от дому, почти у самых ворот. Посредине ее стоял прежде стол, со скамьями кругом. Здесь, в хорошие летние дни, Ганнибаловы обедывали и пили чай. Маленький Пушкин любил эту рощицу и даже, говорят, желал быть в ней похоронен<...>Из рощицы мы пошли на берег пруда, где сохранилась еще огромная липа, около которой прежде была полукруглая скамейка. Говорят, что Пушкин часто сиживал на этой скамейке и любил тут играть. От липы очень хороший вид на пруд, которого другой берег покрыт темным еловым лесом. Прежде вокруг липы стояло несколько берез, которые, как говорят, были все исписаны стихами Пушкина. От этих берез остались только гнилые пни; впрочем, немного дальше уцелела одна, на которой еще заметны следы какого-то письма. Я мог разобрать совершенно ясно только несколько букв: окр...къ и ваютъ<...>
— Смирный был ребенок Александр Сергеич или шалун? 
— Смирный был, тихий такой, что Господи! все с книжками, бывало... нешто с братцами когда поиграют, а то нет, с крестьянскими не баловал... тихие были, уваженье были дети. 
— Когда же он отсюда уехал?
— Да Господи знает! Годов двенадцати, надо быть, уехал..." (из беседы с дочерью Арины Родионовны)


С.Г.Чириков "Портрет Пушкина", 1810 г.
Я молодой повеса,
Еще на школьной скамье;
Не глуп, говорю, не стесняясь,
И без жеманного кривлянья...
Мой рост с ростом самых долговязых 
Не может равняться; 
У меня свежий цвет лица, русые волосы 
И кудрявая голова...
Сущий бес в проказах,
Сущая обезьяна лицом,
Много, слишком много ветрености 
( «Мой портрет» 1814 г.
перевод с французского)


Среди лицейских прозвищ Пушкина было и такое, данное “по физиономии и некоторым привычкам”: “смесь обезьяны с тигром”.
“Невозможно быть более некрасивым – это смесь наружности обезьяны и тигра; он происходит от африканских предков и сохранил еще некоторую черноту в глазах и что-то дикое во взгляде”<...>Когда он говорит, забываешь о том, чего ему недостает, чтобы быть красивым, его разговор так интересен, сверкающий умом, без всякого педантства… Невозможно быть менее притязательным и более умным в манере выражаться”.( Записи в дневнике внучки Кутузова Д.Ф. Фикельмон)


И. Репин "Пушкин на экзамене в Царском Селе 8 января 1815 года", 1911г.


Пушкин вспоминает об экзамене в Царском Селе, состоявшемся в 1815 году, как приехал в лицей знаменитый поэт Г.Р. Державин. Утомлённый однообразием экзамена, Державин задремал. Он внезапно оживился, когда Пушкин начал читать своё стихотворение «Воспоминания в Царском Селе». Державин был восхищён талантом молодого поэта. И. Репин изобразил на своей картине, написанной в 1911 году, волнительный сюжет, где юный поэт читает своё стихотворение.

"...На выпуск же молодого Пушкина смотрели члены «Арзамаса» как на счастливое для них происшествие, как на торжество. Сами родители его не могли принимать в нем более нежного участия; особенно же Жуковский, восприемник его в «Арзамасе», казался счастлив, как будто бы сам Бог послал ему милое чадо. Чадо показалось мне довольно шаловливо и необузданно, и мне даже больно было смотреть, как все старшие братья наперерыв баловали маленького брата. Почти всегда со мною так было: те, которых предназначено мне было горячо любить, на первых порах знакомства нашего мне казались противны. Спросят: был ли и он тогда либералом? Да как же не быть восемнадцатилетнему мальчику, который только что вырвался на волю, с пылким поэтическим воображением и кипучею африканскою кровью в жилах, и в такую эпоху, когда свободомыслие было в самом разгаре. Я не спросил тогда, за что его назвали «Сверчком»; теперь нахожу это весьма кстати: ибо в некотором отдалении от Петербурга, спрятанный в стенах Лицея, прекрасными стихами уже подавал он оттуда свой звонкий голос. <...> Его хвалили, бранили, превозносили, ругали. Жестоко нападая на проказы его молодости, сами завистники не смели отказывать ему в таланте; другие искренно дивились его чудным стихам, но немногим открыто было то, что в нем было, если возможно, еще совершеннее, — его всепостигающий ум и высокие чувства прекрасной души его..." (Ф. Ф. Вигель из "Записок")


Егор Иванович Гейтман
Пушкин.
 1822


Первым изображением Пушкина, которое увидели его читатели-современники, была гравюра, выполненная Е. И. Гейтманом для фронтисписа в первом издании поэмы «Кавказский пленник». Ее издатель— поэт и переводчик Н. И. Гнедич — поместил в конце книги примечание: «Издатели присовокупляют портрет Автора, в молодости с него рисованный. Они думают, что приятно сохранить юные черты поэта, которого первые произведения ознаменованы даром необыкновенным». 
Книга вышла в Петербурге в конце августа 1822 года. Получив ее, Пушкин писал Гнедичу из Кишинева: «Александр Пушкин мастерски литографирован, но не знаю, похож ли, примечание издателей очень лестно — не знаю, справедливо ли»... «Я писал к брату, чтобы он С. Ленина упросил не печатать моего портрета, если на то нужно мое согласие, то я не согласен». 

"..Он умел быть совершенно молод в молодости, то есть постоянно весел и беспечен<...>Сие кипучее существо, в самые кипучие годы жизни, можно сказать, окунулось в ее наслаждения. Кому было остановить, остеречь его? Слабому ли отцу его, который и умел только восхищаться им? Молодым ли приятелям, по большей части военным, упоенным прелестями его ума и воображения, и которые, в свою очередь, старались упоевать его фимиамом похвал и шампанским вином? Театральным ли богиням, с коими проводил он большую часть своего времени? Его спасали от заблуждений и бед собственный сильный рассудок, беспрестанно в нем пробуждающийся, чувство чести, которым весь был он полон..."(Ф. Ф. Вигель из "Записок")


Иосив Евстафий Вивьен де Шатобрен
Пушкин.
 1826


"В числе многих особенно обратил мое внимание вошедший молодой человек небольшого роста, но довольно плечистый и сильный, с быстрым и наблюдательным взором, необыкновенно живой в своих приемах, часто смеющийся в избытке непринужденной веселости и вдруг неожиданно переходящий к думе, возбуждающей участие. Очерки лица его были неправильны и некрасивы, но выражение думы до того было увлекательно, что невольно хотелось бы спросить: что с тобою? Какая грусть мрачит твою душу? Одежду незнакомца составлял черный фрак, застегнутый на все пуговицы, и такого же цвета шаровары...Пушкин беспрерывно краснел и смеялся; прекрасные его зубы выказывались во всем блеске, улыбка не угасала." (В.П. Горчаков. Выдержки из дневника об А. С. Пушкине)

"Какой Пушкин счастливец! Так смеется, что словно кишки видны" (художник Карл Брюллов)

«Небольшой ростом, губы толстые и кудлатый такой... Он мне очень некрасив показался». (Цыганка Таня)

"...Одевался Пушкин хотя, по-видимому, и небрежно, подражая и в этом, как во многом другом, прототипу своему — Байрону, но эта небрежность была кажущаяся: Пушкин относительно туалета был весьма щепетилен..." (А.Н.Вульф. Рассказы о Пушкине, записанные М. И. Семевским)

"...в 1822 году было сильное землетрясение в Кишиневе; стены дома треснули, раздались в нескольких местах; генерал Инзов принужден был выехать из дома, но Пушкин остался в нижнем этаже. Тогда в Пушкине было еще несколько странностей, быть может, неизбежных спутников гениальной молодости. Он носил ногти длиннее ногтей китайских ученых. Пробуждаясь от сна, он сидел голый в постеле и стрелял из пистолета в стену." (А. Ф. ВЕЛЬТМАН "Воспоминания о Бессарабии")

"...А. С. Пушкин писал свои стихотворения обыкновенно утром, лежа на постели, положив бумагу на подогнутые колени. В постели же он пил и кофе. Не один раз писал так Александр Сергеевич тут свои произведения, но никогда не любил их читать вслух, для других..."(Н.И.Вульф. Рассказы о Пушкине, записанные В. Колосовым)

"...Как поэт, он считал своим долгом быть влюбленным во всех хорошеньких женщин и молодых девушек, с которыми он встречался<...>В сущности, он обожал только свою музу и поэтизировал все, что видел...." (М.Н.Волконская. Из "Записок")


И.Е.Вивьен. "Портрет Пушкина". 1826 г.


Миниатюра гуашью на пластине слоновой кости и рисунок итальянским карандашом обрусевшего француза Ж. Вивьена. Пушкин заказал ему два экземпляра, один он подарил П. А. Осиповой, второй – поэту Е. А. Баратынскому. Это небольшой камерный портрет, выполненный просто, без всяких претензий, для того чтобы запечатлеть черты поэта на память для его близких друзей – изображение исполняло роль нынешней фотографии.


Василий Андреевич Тропинин. Пушкин. 1827


«Портрет Тропинину заказал сам Пушкин тайком и поднес мне его в виде сюрприза с разными фарсами» (С.А.Соболевский из письма к М.П.Погодину 1868 г.) 

«Русский живописец Тропинин недавно окончил портрет Пушкина. Пушкин изображен en trois quart в халате, сидящий подле столика. Сходство портрета с подлинником поразительно, хотя нам кажется, что художник не мог совершенно схватить быстроты взгляда и живого выражения лица поэта. Впрочем, физиономия Пушкина столь определенная, выразительная, что всякий живописец может схватить ее, вместе с тем и так изменчива, зыбка, что трудно предположить, чтобы один портрет Пушкина мог дать о ней истинное понятие. Действительно: гений пламенный, оживляющийся при каждом новом впечатлении, должен изменять выражение лица своего, которое составляет душу лица... Портрет Пушкина... будет отправлен в Петербург, для выставки в академии. Надеемся, что знатоки оценят превосходную работу сего портрета» (заметка издателя Н.А.Полевого в его журнале«Московский телеграф»)


Орест Адамович Кипренский - Портрет А.С. Пушкина
Россия/Москва/Третьяковская галерея 1827 Холст, масло


Портрет 28-летнего Пушкина был создан по заказу его друга А. Дельвига. “Художников друг и советник”, как звал его Александр Сергеевич, Дельвиг предвидел, что портрет станет важным событием в русской культурной жизни, и не случайно остановил свой выбор на уже известном живописце. Хоть Пушкин позировать не любил, желанию друга подчинился беспрекословно. В июле 1827 года Кипренский писал его в доме Шереметьева на Фонтанке. На готовый портрет поэт ответил откликом-экспромтом:

Любимец моды легкокрылой,
Хоть не британец, не француз, 
Ты вновь создал, волшебник милый, 
Меня, питомца чистых муз,
— И я смеюся над могилой, 
Ушед навек от смертных уз. 
Себя как в зеркале я вижу, 
Но это зеркало мне льстит. 
Оно гласит, что не унижу
Пристрастья важных Аонид. 
Так Риму, Дрездену, Парижу 
Известен впредь мой будет вид.



«С Пушкина списал Кипренский портрет, необычайно похожий» (в письме брату Н.А. Муханова 15 июля 1827 г.)

«Вот поэт Пушкин. Не смотрите на подпись: видев его хоть раз живого, вы тотчас признаете его проницательные глаза и рот, которому недостает только беспрестанного вздрагивания: этот портрет писан Кипренским».(запись в дневнике профессора Петербургского университета и цензора А. В.Никитенко 2 сентября 1827г. (выставка открылась 1 сентября) 

20070516120602 (420x500, 70Kb)
Николай Иванович Уткин
Пушкин.
 1827
Гравюра Уткина была использована для фронтисписа в издаваемом Дельвигом альманахе «Северные цветы на 1828 год», а также продавалась отдельными оттисками на китайской шелковой бумаге большого формата. Однако гравюра не была лишь механической репродукцией с живописного оригинала. На гравюре Уткина нет символической фигуры музы, скрещенных на груди рук, высветленного вокруг головы фона, почти не виден романтический плащ. В гравюре Уткина образ поэта проще и человечнее. Вероятно, именно этими качествами и объясняется мнение отца поэта и лицейских друзей, считавших гравюру Уткина лучшим портретом Пушкина.

«Вот тебе наш милый добрый Пушкин, полюби его! Рекомендую тебе его. Его портрет поразительно похож,— как будто ты видишь его самого. Как бы ты его полюбила, Саша, ежели бы видела его как я, всякий день. Это человек, который выигрывает, когда его узнаешь». ( жена Дельвига Софья Михайловна в письме к своей подруге А. Н. Семеновой при посылке гравюры.9 февраля 1828 года)

"С первого взгляда наружность его казалась невзрачною. Среднего роста, худощавый, с мелкими чертами смуглого лица. Только когда вглядишься пристально в глаза, увидишь задумчивую глубину и какое-то благородство в этих глазах, которых потом не забудешь. В позе, в жестах, сопровождавших его речь, была сдержанность светского, благовоспитанного человека. Лучше всего, по-моему, напоминает его гравюра Уткина с портрета Кипренского. Во всех других копиях у него глаза сделаны слишком открытыми, почти выпуклыми, нос выдающимся — это неверно. У него было небольшое лицо и прекрасная, пропорциональная лицу, голова, с негустыми, кудрявыми волосами. (И.А.Гончаров "Из университетских воспоминаний")

20070516121203 (431x500, 42Kb)
Густав Адольф Гиппиус
Пушкин.
 1827-1828
Г. А. Гиппиус, выходец из Ревеля, получивший образование в Венской Академии художеств, зарекомендовавший себя литографом-портретистом в Германии и Италии, приехал в Россию в 1819 году. Пушкин на литографии Гиппиуса лишен романтического ореола. Это взгляд на Пушкина стороннего человека, не испытывающего священного трепета перед русским национальным гением.

«Бог, даровав ему гений единственный, не наградил его привлекательной наружностью. Лицо его было выразительно, конечно, но некоторая злоба и насмешливость затмевали тот ум, который виден был в голубых или, лучше сказать, стеклянных глазах его... Да и прибавьте к этому ужасные бакенбарды, растрепанные волосы, ногти, как когти, маленький рост, жеманство в манерах, дерзкий взор на женщин... странность нрава природного и принужденного и неограниченное самолюбие — вот все достоинства телесные и душевные, которые свет придавал русскому поэту XIX столетия». (дневниковая запись А. А. Олениной 18 июня 1828 г.)

"...Его светский блестящий ум очень приятен в обществе, особенно женском. С ним я заключил оборонительный и наступательный союз против красавиц, от чего его и прозвали сестры Мефистофелем, а меня Фаустом..." (А.Н.Вульф. Из "Дневника" 6 февраля 1829 г.)

20070522114240 (398x500, 22Kb)
Неизвестный художник
А.С.Пушкин.
 1831
"... Сестра сообщает мне любопытные новости, а именно две свадьбы: брата Александра Яковлевича и Пушкина на Гончаровой, первостатейной московской красавице. Желаю ему быть счастливу, но не знаю, возможно ли надеяться этого с его нравами и с его образом мыслей. Если круговая порука есть в порядке вещей, то сколько ему, бедному, носить рогов, это тем вероятнее, что первым его делом будет развратить свою жену. Желаю, чтобы я во всем ошибся..."( А.Н.Вульф. Из "Дневника" 28 июня 1830 г.)

"Наталья Ивановна <Гончарова> была довольно умна и несколько начитана, но имела дурные, грубые манеры и какую-то пошлость в правилах. У нее было несколько человек сыновей и три дочери, Катерина, Александра и Наталья. В Яропольце было около двух тысяч душ, но, несмотря на то, у нее никогда не было денег и дела в вечном беспорядке. В Москве она жила почти бедно, и когда Пушкин приходил к ней в дом женихом, она всегда старалась выпроводить его до обеда или до завтрака. Дочерей своих бивала по щекам. На балы они иногда приезжали в изорванных башмаках и старых перчатках. Долгорукая помнит, как на одном балу Наталью Николаевну уводили в другую комнату и Долгорукая давала ей свои новые башмаки, потому что ей приходилось танцевать с Пушкиным. 
Пушкин оставался женихом чуть ли не целый год до свадьбы. Когда он жил в деревне, Наталья Ивановна не позволяла дочери самой писать к нему письма, а приказывала ей писать всякую глупость и между прочим делать ему наставления, чтобы он соблюдал посты, молился богу и пр. Наталья Николаевна плакала от этого. 
Пушкин настаивал, чтобы поскорее их обвенчали. Но Наталья Ивановна напрямик ему объявила, что у нее нет денег. Тогда Пушкин заложил именье, привез денег и просил шить приданое..."( Е.А. Долгорукова. Рассказы о Пушкине, записанные П. И. Бартеневым)


П.Ф.Соколов
Портрет Пушкина.
 1836


Соколов изобразил Пушкина в его любимой позе со скрещенными на груди руками.

"Немного смуглое лицо его было оригинально, но некрасиво: большой открытый лоб, длинный нос, толстые губы — вообще неправильные черты. Но что у него было великолепно — это тёмно-серые с синеватым отливом глаза — большие, ясные. Нельзя передать выражение этих глаз: какое-то жгучее, и при том ласкающее, приятное. Я никогда не видела лица более выразительного: умное, доброе, энергичное".(Л. П. Никольская, встретившая в 1833 году Пушкина на обеде у нижегородского губернатора)
20070516121714 (405x500, 46Kb)
Томас Райт
Пушкин.
 1837
Первое упоминание в печати о портрете Пушкина встречается в газете «Северная пчела» от 17 марта 1837 года: «Портрет Александра Сергеевича Пушкина гравируется членом Императорской Академии художеств Т. Ройтом со съемку (имеется в виду посмертная гипсовая маска) с лица его и будет изготовлен в конце текущего марта». 

«...рисованный и гравированный Г. Райтом (Wright). Наверное, не знаем с натуры ли рисован портрет сей; вероятно, что он изготовлялся для коллекции знаменитых современников, коей издание давно уже начато Г. Райтом. Свойственный сему Художнику изящный вкус в отделке — отличительное достоинство портрета. Внизу fac-simile с подписи Пушкина». (Н.В. Кукольник в статье «Письмо в Париж», давая обзор известных ему сохранившихся портретов Пушкина)

«Обратите внимание, что в наружности Пушкина отметил англичанин. Голова общественного человека, лоб мыслителя. Виден государственный ум». Портрет дополнен факсимильным воспроизведением подписи: «А. Пушкинъ». Подпись придает листу графическую завершенность и торжественность." (И. Е. Репин)

74984568_71045976_11 (400x473, 252Kb)
Иван Логинович Линев. "Портрет Пушкина". 1836-37 г.г. Холст, масло.
"...Я расскажу так, как слышал от самого Пушкина: в 1817 или 1818 году, то есть вскоре по выпуске из Лицея, Пушкин встретился с одним из своих приятелей, капитаном л.-гв. Измайловского полка (забыл его фамилию). Капитан пригласил поэта зайти к знаменитой в то время в Петербурге какой-то гадальщице: барыня эта мастерски предсказывала по линиям на ладонях к ней приходящих лиц. Поглядела она руку Пушкина и заметила, что у того черты, образующие фигуру, известную в хиромантии под именем стола, обыкновенно сходящиеся к одной стороне ладони, у Пушкина оказались совершенно друг другу параллельными... Ворожея внимательно и долго их рассматривала и наконец объявила, что владелец этой ладони умрет насильственной смертью, его убьет из-за женщины белокурый молодой мужчина...
Пушкин <...> до такой степени верил в зловещее пророчество ворожеи, что когда, впоследствии, готовясь к дуэли с известным американцем гр. Толстым, стрелял вместе со мною в цель, то не раз повторял: «Этот меня не убьет, а убьет белокурый, так колдунья пророчила», — и точно, Дантес был белокур<...>Перед дуэлью Пушкин не искал смерти; напротив, надеясь застрелить Дантеса, поэт располагал поплатиться за это лишь новою ссылкою в Михайловское, куда возьмет и жену, и там-то, на свободе предполагал заняться составлением истории Петра Великого..." (А.Н.Вульф. Рассказы о Пушкине, записанные М. И. Семевским)

Существует и мистическая версия, что прототипом для линевского портрета живого поэта послужил облик Пушкина, уже лежащего в гробу. Она основывается на попытке реконструировать события 29-30 января 1837 года. Достоверно известно, что И. С. Тургенев принес локон, срезанный Никитой Козловым с головы умершего поэта, в дом Линева. Дальше идут домыслы... Возможно, узнав о кончине поэта, И. Л. Линев пошел в дом на набережной Мойки проститься с ним и там стоял у гроба, "впитывая" в себя образ уже мертвого лица поэта. Затем "оживил" в картине этот образ, но сохранил при этом черты запомнившегося ему мертвого лица - приплюснутого, с впалым подбородком, узкими и не рельефными губами.

20070516122120 (500x379, 44Kb)
Федор Антонович Бруни
Пушкин (в гробу).
 1837


"... Я довольно близко и довольно долго знал русского поэта; находил я в нем характер слишком впечатлительный, а иногда легкомысленный, но всегда искренний, благородный и способный к сердечным излияниям. Погрешности его казались плодами обстоятельств, среди которых он жил: все, что было в нем хорошего, вытекало из сердца. Он умер 38 лет..." (П.Я.Вяземский. Мицкевич о Пушкине)

"Трагическая смерть Пушкина пробудила Петербург от апатии. Весь Петербург всполошился. В городе сделалось необычайное движение. На Мойке у Певческого моста... не было ни прохода, ни проезда. Толпы народа и экипажи с утра до ночи осаждали дом; извозчиков нанимали просто говоря: ..."К Пушкину", и извозчики везли прямо туда." (И. И. Панаев "Литературные воспоминания)

"Мы нашли темно-фиолетовый бархатный гроб с телом Пушкина в полутемной комнате, освещенной только красноватым мерцающим огнем от нескольких десятков восковых церковных свечей. Гроб стоял на катафалке в две ступеньки, обитом черным сукном с серебряными галунами... Лицо покойника было необыкновенно спокойно и очень серьезно, но нисколько не мрачно. Великолепные курчавые темные волосы были разметаны по атласной подушке, а густые бакенбарды окаймляли впалые щеки до подбородка, выступающего из-под высоко завязанного черного широкого галстука. На Пушкине был любимые его темно-коричневый с отливом сюртук". (В.П.Бурнашев.)


Маска — единственное документальное свидетельство строения лица Пушкина. Это самая драгоценная пушкинская реликвия. Гипсовый слепок с лица поэта был сделан формовщиком П. Балиным под руководством лучшего мастера скульптурного портрета того времени С.И. Гальберга.

"Перед тою минутою, как ему глаза надобно было на веки закрыть, я поспел к нему. Тут были и Жуковский с Михаилом Виельгорским, Даль (доктор и литератор), и ещё не помню кто. Такой мирной кончины я вообразить не имел прежде. Тотчас отправился к Гальбергу. С покойника сняли маску, по которой приготовили теперь прекрасный бюст."
(из письма П. А. Плетнёва В. Г. Теплякову)

"Всё кончено! Александр Сергеевич приказал вам долго жить! — проговорил он [Плетнёв] едва слышно, отирая перчаткой слезу... Пожалуйста, граф, поскорее пришлите снять маску! Да приезжайте! — почти закричал Плетнёв и, повернув извозчика, куда-то ускакал. А отец мой со мной перебежал Неву домой, сейчас же послал за литейщиком Балиным, который жил против ворот Академии по четвёртой линии, и отправил его снимать маску с Пушкина. Балин снял её удивительно удачно."
(Мария Каменская, дочь графа Ф. П. Толстого вспоминая о дне смерти Пушкина 
по М. А. Рыбакову)

Первое упоминание посмертной маски Пушкина с волосами встречается в статье Н. В. Кукольника 1837 года «Письмо в Париж», где он, отвечая на вопрос, «осталось ли верное изображение покойного Пушкина», перечисляет все, что ему известно: «Изображения скульптурные: 1) маска А. С. Пушкина; Палацци приделал к ней и волоса до половины головы; в меньшей толщине, у него же, на голубом фоне, она оправлена в рамку». В 1890 году, буквально цитируя Кукольника, С. Либрович констатировал: «Вскоре после смерти Пушкина пущены были в продажу гипсовые снимки с посмертной маски поэта, с приделанными к ним волосами до половины головы, работы Палацци, которые продавались по 15 рублей, и подобные же маски-копии, тоже гипсовые, в рамке под стеклом, на голубом фоне. Как те, так и другие снимки с маски составляют теперь большую редкость и, насколько известно, не имеются уже ни в одной из известных пушкинских коллекций». 


"...В апреле 1848 года я имел раз счастие обедать у государя императора. За столом, где из посторонних, кроме меня, были только графы Орлов и Вронченко, речь зашла о Лицее и оттуда — о Пушкине. «Я впервые увидел Пушкина, — рассказывал нам его величество, — после коронации, в Москве, когда его привезли ко мне из его заточения, совсем больного и в ранах... „Что вы бы сделали, если бы 14 декабря были в Петербурге?" — спросил я его между прочим. „Был бы в рядах мятежников", — отвечал он, не запинаясь."(М. А. КОРФ Записка о Пушкине)

Примечания:
Николай Васильевич Берг (1823—1884) — поэт и переводчик немецких, английских и славянских поэтов
«Арзама́с» (1815—1818) — название литературного кружка."Это было новое скрепление литературных и дружеских связей, уже существовавших прежде между приятелями. Далее это была школа взаимного литературного обучения, литературного товарищества. А главное, заседания «Арзамаса» были сборным местом, куда люди разных возрастов, иногда даже и разных воззрений и мнений по другим посторонним вопросам, сходились потолковать о литературе, сообщить друг другу свои труды и опыты и остроумно повеселиться и подурачиться." П.А.Вяземский.
«Московский телеграф» — российский журнал, издававшийся в Москве в 1825-1834 гг. Н. Полевым раз в две недели. Закрыт по решению цензуры.
Александр Фомич Вельтман (1800—1870) — писатель
Филипп Филиппович Вигель (1786—1856) — известный мемуарист, «человек злоречивый, самолюбивый, обидчивый, колкий и умный» (по верной характеристике Герцена), член «Арзамаса»
Мария Николаевна Волконская (1805—1863) — дочь Н. Н. Раевского, с января 1825 г. жена С. Г. Волконского, последовавшая за ним в Сибирь.
Владимир Петрович Горчаков (1800—1867) — 1820 г. дивизионный квартирмейстер при штабе 16-й дивизии, с мая 1822 г. участник топографической съемки Бессарабии, один из ближайших приятелей Пушкина по Кишиневу
Николай Иванович Вульф (1815—1889) — сын И. И. и Н. Г. Вульфов, владельцев с. Бернова Тверской губ., — в детстве несколько раз видел Пушкина, посещавшего именье его родителей, его воспоминания о поэте были записаны В. Колосовым.
Алексей Николаевич Вульф(1805—1881) —мемуарист, автор «Дневника», близкий друг А. С. Пушкина; занимает заметное место в биографии Пушкина
Серге́й Алекса́ндрович Соболе́вский(1803-1870)-русский библиофил и библиограф, автор эпиграмм и других шуточных стихотворений, друг Пушкина, Лермонтова и многих других литераторов Золотого века русской литературы, Проспера Мериме и многих других европейских литераторов
Иван Александрович Гончаров (1812—1891) — известный писатель
Петр Андреевич Вяземский (1792—1878) — поэт, литературный критик
Наталья Ивановна Гончарова, урожденная Загряжская (1785—1848) - мать жены поэта Натальи Николаевны.
Екатерина Алексеевна Долгорукова, княгиня, урожд. Малиновская (1811—1872) — дочь директора Московского архива Коллегии иностранных дел А. Ф. Малиновского, с 1834 г. жена офицера лейб-гусарского полка Р. А. Долгорукова. Ее мать А. П. Малиновская принимала участие в сватовстве Пушкина за Гончарову и была посаженой матерью у невесты.
Пётр Алекса́ндрович Плетнёв (1791-1865) -критик, поэт пушкинской эпохи.Плетнёв был верным и заботливым другом, к которому обращались и Жуковский, и Пушкин, и Гоголь; всем им Плетнёв служил и делом, и советом; мнением его они очень дорожили.
Владимир Петрович Бурнашев(1812-1888)— писатель и агроном
Ива́н Ива́нович Пана́ев(1812-1862)— русский писатель, литературный критик, журналист.
Корф Модест Андреевич (1800—1876) — барон, с 1872 г. граф, товарищ Пушкина по Лицею, быстро сделавший чиновничью карьеру


http://www.iskusstvo-ved.com/id/12
http://culture.cis.pskov.ru/excursions/ru/42/3103
http://pushkin.niv.ru/pushkin/vospominaniya/
Википедия