Последние комментарии

  • Анатолий Рыжакин18 декабря, 22:22
    Если бы не знал,то не говорил. Придурок антисталинист, твой Солженицын воевал только с бабами и с подчиненными. Приду...Был культ личности, но была и личность! М.А.Шолохов
  • Armen Martirosyan18 декабря, 21:32
    Да не обращайте внимания!Это Больной.Сайт тоже заблокировал свой и пишет всем всякие пакости.В инете полно таких.Они ...Операция «Антропоид»: как ликвидировали главного палача Третьего рейха Рейнхарда Гейдриха
  • Armen Martirosyan18 декабря, 21:27
    Ты,больной по уши!Пошел на Хуй!Операция «Антропоид»: как ликвидировали главного палача Третьего рейха Рейнхарда Гейдриха

Работал ли Владимир Высоцкий на Юрия Андропова?

АВТОР: Невский Игорь

Работал ли Владимир Высоцкий на Юрия Андропова?27/01/2018 Известному и до сих пор популярному певцу и поэту Владимиру Семёновичу Высоцкому 25-го декабря исполнилось бы 80 лет. Его сын Никита особыми талантами не блещет и живёт главным образом за счёт славы отца. И ещё Никита периодически судится. Главным образом с теми, кто, по его мнению, «очерняет» отцовское имя.

В наши время объектом судебных преследований с его стороны стали авторы недавно нашумевшей книги «Владимир Высоцкий – суперагент КГБ». Это писатель и журналист Фёдор Раззаков и бывший сотрудник госбезопасности Михаил Крыжановский...

Книга рассказывает о том, что певец многие годы якобы вёл двойную жизнь. Одна жизнь в театре и на эстраде, а вот другая – офицера КГБ, выполнявшего сложные поручения чуть ли не самого Юрия Андропова. Под это дело певцу был даже присвоен оперативный псевдоним «Виктор»...

Не жизнь – малина!

Надо сказать, что Раззаков и Крыжановский приводят довольно интересные обоснования своей версии.

«Высоцкий разгуливал по миру без всякого надзора. Возьмём 1975 год: он был во Франции, Англии, Италии, Марокко, Мадейре, Перу, Мексике, Болгарии, Венгрии, снова во Франции, – подмечает Фёдор Раззаков в интервью журналистке Полине Лариной (сайт softmixer.com). – 1977 год: трижды во Франции, Венгрии, снова в Мексике и Перу, в США, Канаде, на острове Косумель. В 1978 году к четырём поездкам во Францию добавьте Таити, США, ФРГ. В 1979-м – трижды Франция, дважды Канада, дважды США плюс Италия, Таити, ФРГ... Иной раз он не был на родине по полгода – редчайший случай для тех лет! В овировских документах писал, что едет в Париж, а сам колесил по миру от Мексики до Нью-Йорка. И никто слова поперёк не говорил».

По словам Раззакова, КГБ вполне мог легко «обломать» Высоцкому вольготную жизнь, но не делал этого:

«А ведь за границей тот встречался с диссидентами, раздавал интервью западным радио– и телестанциям. Любого другого КГБ быстро «закрыло» бы – Хазанова, например, сделали невыездным на 12 лет лишь за то, что он передал посылку от жены ее родственнику в Канаде».

И вообще Владимир Семёнович по советским меркам был очень обеспеченным человеком. Причём мог зарабатывать такими способами, за которые любого другого вполне могли спрятать за решётку:

«Имел Высоцкий и свой личный валютный счёт в Госбанке. Ежемесячные «левые» концерты на золотых приисках, где ему швыряли деньги пачками. Жизнь без каких-либо проблем вообще. В 1974 году он привёз из Германии два «BMW», но один из них оказался угнанным, поэтому ГАИ Москвы зарегистрировало лишь одну машину. Вторая стояла как бы в гараже, но Высоцкий ездил на обеих – он просто переставлял номера с одного автомобиля на другой. В конце концов Интерпол забрал у него угнанный «BMW» (его отправили назад в Германию), а на второй машине актер уехал в Париж и там продал ее на авторынке.

Высоцкий вообще был расчётливым человеком. Например, сумел добиться 50-процентной скидки для себя и Марины на все их полеты рейсами «Аэрофлота». Взамен обещал в песнях пропагандировать Министерство гражданской авиации. Один раз такую песню написал — а льготами пользовался два года».

По словам Михаила Крыжановского:

«При этом он почему-то слыл в стране преследуемым бунтарём... Загадка! Но она легко разрешается, если согласиться, что слухи о «притеснениях» Высоцкого вбрасывали в общество спецслужбы. Им было выгодно представить его полузапрещённым и гонимым, поскольку обыватели к таким относятся с повышенным сочувствием».

Завербовали... Но как он мог?

«Мы с писателем Фёдором Раззаковым пришли к выводу, что вербовка Высоцкого состоялась за два года до официального оформления его брака с Мариной Влади, – говорит Михаил Крыжановский. – Владимир Семёнович обратился к председателю КГБ Юрию Андропову с письмом, в котором выразил готовность сотрудничать с Комитетом, ещё в 1968 году».

Андропов любил творчество Высоцкого и потому пошёл навстречу просьбе певца. Нет, Владимира Семёновича не стали использовать как секретного сотрудника с целью слежки за своими коллегами по творческому цеху. Хотя бы потому, что главное место работы Высоцкого, театр на Таганке, и без того был напичкан секретной агентурой.

«Этот театр был создан под патронажем КГБ и с подачи будущего шефа разведки Юрия Андропова. – утверждает Раззаков в интервью «Комсомольской правде». – Для КГБ было важно не просто создать в центре Москвы этакое либеральное заведение, куда стекалась бы публика определённого сорта, а именно заведение поднадзорное. Уже входили в моду «кухонные» посиделки, за которыми КГБ был не в состоянии уследить. А Таганка могла стать тем местом, где «кухонные» споры должны были трансформироваться в живые дискуссии и, став достоянием спецслужб, надежно ими контролироваться и направляться».

Для Высоцкого была уготована совсем иная роль – курьера для секретных вояжей за границей. По мнению авторов книги, для этого и был устроен фиктивный брак между Высоцким и французской актрисой Мариной Влади, русской по происхождению и близкой по взглядам к Коммунистической партии Франции.

«А может с португальцем?»

Впервые в поле зрения сотрудников КГБ она попала летом 1959 года, когда её пригласили на Международный кинофестиваль в Москву после проката в нашей стране фильма с её участием «Колдунья». В дальнейшем, утверждает Крыжановский (в интервью «Комсомольской правде»), КГБ – через своих людей в творческих кругах Рима и Парижа – всячески способствовал кинокарьере Марины в Европе. С этим утверждением согласен и Фёдор Раззаков:

«Через режиссёра Сергея Юткевича Влади была предложена роль Лики Мизиновой в картине «Сюжет для небольшого рассказа. Её гонорар составил огромные 4465 рублей — даже режиссёр заработал меньше. Киношная слава Влади во Франции уже была не та, что в 50-е, поэтому поддержка такой мощной организации, как КГБ, а с нею и компартии Франции, ей не помешала бы. У КГБ были обширные связи в кругах французской интеллигенции, и эти связи часто использовались для продвижения по карьерной лестнице нужных Кремлю деятелей».

«На мой взгляд, брак Высоцкого и Влади был постановочным: его инспирировал КГБ, чтобы создать из этих людей агентурную суперпару, об этом же мне говорили и мои коллеги из комитета, – уверяет Михаил Крыжановский. – Сам факт создания Влади семьи с Высоцким говорит о том, что ей был свойственен авантюризм – хорошая черта для агента. Будучи вице-президентом общества «Франция – СССР», она прекрасно знала, что работает на КГБ... Пара не привлекает к себе внимания. Под видом отдыха и развлечений супружеская чета появляется в нужных кругах – путешествует, идёт в посольство или на какой-то раут. У пары больше возможностей для действия»...

Кстати, авторы книги говорят, что никакой любовью здесь и не пахло. В подтверждение они приводят слова друга Высоцкого, режиссёра Георгия Юнгвальд-Хилькевича:

«Я говорил Володе: «Вы оба играете в какую-то игру...» Судя по всему, Володя не так уж сильно любил Марину. Говорил, что обожает, но я-то видел их вместе! С Влади он себя насиловал, уподоблялся ей, застёгивался, ограничивался и метался, потому что его самого всё это тяготило и не могло не раздражать...».

Какие же задания выполняла эта пара? Скорее всего перевозила деньги для дружественных Советскому Союзу западных политиков. И прежде всего для иностранных коммунистов, финансирование которых Москва держал в строгой тайне.

Так, в 1976 году Влади и Высоцкий приехали в Португалию – якобы для того, чтобы совершить океанский круиз из Лиссабона в Марокко. Однако, как говорится в книге:

«В Португалию звездную чету занесло отнюдь не случайно. В апреле 1974 года там случилась «революция гвоздик» — военный переворот. В итоге диктатура, которая существовала в стране почти полвека, была свергнута. Было сформировано коалиционное временное правительство, которое с восторгом было воспринято в Москве. Дело шло к тому, чтобы Португалия вышла из НАТО и начала строить социализм».

Словом, семья привезла деньги для португальской компартии, которая должна была начать борьбу за власть. Впрочем, были со стороны КГБ и задания и другого свойства.

Михаил Крыжановский:

«В марте 1970 года Высоцкий и его приятель Давид Карапетян, тоже кстати, женатый на французской коммунистке Мишель Канн, посетили пенсионера союзного значения Никиту Хрущёва. Причём, по словам Карапетяна, это произошло спонтанно: Высоцкий пришёл к нему домой и по ходу разговора предложил съездить в гости к опальному политику. Тут же позвонил дочери Хрущёва Юлии и уломал её немедленно отвезти их в Петрово-Дальнее.

Вы представляете, какая охрана была у Хрущёва? Ребята из Девятого управления КГБ (правительственная охрана) не только оберегали покой Никиты Сергеевича, но и пресекали любые нежелательные контакты. А вот Высоцкому «девятка» нипочём — он спокойно проходит на особо охраняемый объект с каким-то Карапетяном. Как это объяснить?

На самом деле артист выполнял задание КГБ, который внимательно следил за Хрущёвым, работавшим над мемуарами. Поскольку Никита Сергеевич был снят со своего поста в результате заговора и находился в опале, от него можно было ожидать неприятных сюрпризов. Вот Высоцкий и был отправлен к нему, чтобы разговорить на этот предмет. В частности, агент Виктор добивался от Хрущёва характеристик на действующих членов Политбюро...».

«Идёт охота на волков, идёт охота...»

Фёдор Раззаков полагает, что осенью 1980 года Высоцкий должен был по легенде КГБ эмигрировать из СССР. Согласно плану госбезопасности, он должен был осесть в Нью-Йорке и открыть там легальный артистический клуб:

«Естественно, не только для того, чтобы петь песни и проводить творческие вечера. Главное – «агентурить», заводить нужные знакомства, узнавать ценную информацию. Рутинная работа для агента спецслужб. В том, что он в скором времени намерен переехать в США, Высоцкий признался и своему родственнику Павлу Леонидову, уехавшему на Запад ещё в 1974 году».

Однако в самом начале 1979 года до КГБ дошла информация, что Высоцкий плотно подсел на наркотики. Мало того, он стал уклоняться от выполнения некоторых заданий. А в декабре 1979 года Высоцкого исключили из агентурного аппарата КГБ.

«Он приговорил себя на майских, 1980 года гастролях в Польше, – говорит Крыжановский. – Когда журналисту газеты «Штандарт млодых», просившему об интервью, сказал: «Приезжай в Москву! Сделаем такое интервью, что и Польша, и весь мир вздрогнут». Кто-то эти слова слышал и немедленно донёс в КГБ, а там всё поняли. Высоцкий хотел рассказать мировой общественности историю, которая изложена в нашей книге. Если агент может заговорить – в данном случае из-за наркомании, – его устраняют. Я не сомневаюсь, что это была обыкновенная «зачистка».

Устранение, под видом естественной смерти, произошла в Москве 25-го июля 1980 года.

Михаил Крыжановский:

«Проведение ликвидации было поручено врачу-реаниматологу Анатолию Федотову, которого завербовали незадолго до этого. Его сломали на наркотиках, которые он доставал не только для Высоцкого. Сначала Анатолия использовали «втёмную»: мол, Высоцкий нужен стране, он нуждается в контроле, наши врачи будут вас консультировать, а вы обязаны строго придерживаться их рекомендаций, иначе сядете за наркотики на всю катушку.

Методы лечения, которые применял Федотов, вызывали у его коллег-медиков удивление. С одной стороны, он колол успокаивающее, снотворное, а с другой — вводил тонизирующие препараты, что приводило только к разладу нервной системы. Высоцкому становилось всё хуже, но когда по просьбе соседа по подъезду, не выдержавшего его душераздирающих криков, из Института имени Склифосовского приехали врачи и хотели Владимира Семёновича госпитализировать, прежде мягкий и безотказный Толя встал на дыбы и вообще вёл себя агрессивно по отношению к коллегам. Это объяснимо — он боялся не выполнить задание, от которого теперь зависела его собственная жизнь. По описаниям непосредственных свидетелей, действия Анатолия Федотова были очень похожи на спланированное убийство, выданное за естественную смерть. Кстати, вскрытие тела не производилось — якобы по просьбе родителей.

Мы с моим соавтором написали заявление в Генпрокуратуру с требованием расследовать смерть Высоцкого, но ответа так и не дождались...».

Любопытна та характеристика, которую Высоцкому дал Фёдор Раззаков:

«Мы до сих пор живём в плену разного рода мифов и легенд. Одна из них — «Высоцкий — жертва режима». Он не жертва. Он служил режиму верой и правдой, рассчитывая помочь Андропову и его команде прийти к власти. Просто в моём понимании КГБ при Андропове повел страну в сторону либеральной контрреволюции. И Высоцкий, будучи протеже Андропова, этому активно помогал. Другое дело — мог ли он представить, к чему придёт наша страна в результате андроповского курса».

Напомню, что этот либеральный андроповский курс привёл страну к перестройке и в конечном итоге к развалу великого Советского Союза...

… Ещё раз подчеркну – всё вышеизложенное, это только версия, предположение, которое сегодня в судебном порядке пытается опровергнуть сын Высоцкого Никита. Впрочем с этим отпрыском, на таланте которого природа явно отдохнула, всё предельно ясно — очевидно, что суды для него только способ самоутвердиться. Как заметил по поводу Никиту Михаил Крыжановский:

«Полтора года назад в прокат вышел фильм «Высоцкий. Спасибо, что живой», снятый по его сценарию. Вся российская интеллигенция считает эту картину дурно пахнущим кинодерьмом. Вот теперь сынок и надеется обелить себя, запретив нашу книгу. Но я думаю, народ сам разберётся, где правда...».

И последнее. В 2002 году приятель Высоцкого, известный советский актёр Михаил Казаков признался, что в 1957 году был завербован КГБ:

«Конкретное задание я получил лишь в 1958 году. Я должен был войти в половые сношения с американской журналисткой (не помню, какой американской газеты) по имени Колетт Шварценбах (жива ли она сейчас?), сам не знаю, для чего. Выполнить задание мне не удалось, о чём я написал письменный отчёт, подписанный моей кличкой. С тех пор никаких конкретных заданий мне не давали...».

Так что на таком фоне версия с работой Высоцкого на КГБ выглядит вполне себе реальной. И если это так, то его карьера секретного сотрудника оказалась куда как более успешной, чем у Казакова (правда с очень печальным финалом)...

Источник ➝