Как Сталин в десять лет столетие уложил

«Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» 

И. Сталин, 1931год.

В наши дни появляется всё больше «тоскующих» по царским временам. Видимо, эти люди искренне считают, что в случае восстановления монархии все они окажутся в высшем обществе, с личными землями да поместьями.

Основным источником их знаний являются популярные в сети рассказы о передовой России образца 1913 года и миф о свержении царя большевиками. Несомненно, Российская империя была одной из крупнейших экономик мира, но, при этом, аграрной страной со слабо развитой промышленностью и средневековыми методами ведения сельского хозяйства.

Хватает нынче и «хорошо разбирающихся в истории» крикунов, в один голос повторяющих заученную мантру о кровавой индустриализации и рабском труде чуть ли не всей страны, особенно заключённых.

Так как же получилось, что эти самые «рабы», якобы расстреливаемые за косой взгляд, смогли превратить 1/6 суши из отсталой аграрной страны в промышленную державу?

От сохи в общине до истребителей для фронта

После двух революций 17-года и гражданской войны молодой Советский Союз получил незавидное наследство: практическое отсутствие промышленности и крайне отсталое сельское хозяйство. Причём это самое сельское хозяйство, и без того далеко не передовое, покатилось вниз после отмены крепостного права: количество крестьян, а их в Российской империи было около 85% населения, росло, а вот земель не прибавлялось. Количество земли в распоряжении крестьянина за 50 лет сократилось практически вдвое. Проблему пытался решить Столыпин — не срослось, а самого Петра Аркадьевича вообще убили.

Но разве так плохо было имперское сельское хозяйство? Ведь в том же пресловутом 1913-м в нашей стране вырастили больше всех зерна в мире. Вот только та же Канада, чья южная граница проходит на широтах нашей Кубани, выращивала в 4 раза больше зерна на душу населения. Да и экспортировали мы зерна не больше всех: 26% зерна в мире было аргентинским. Российское зерно. Правда, занимало немногим меньше, примерно 25.7% рынка, но есть нюанс: население Аргентины было в 20 раз меньше.

Но главной проблемой крестьян была община. Она, с одной стороны, поддерживала слабые хозяйства, но, с другой, не давала развиваться сильным, упрямо сопротивлялась нововведениям, была чрезвычайно консервативна и будто бы застыла во времени. Находясь вне какого-либо прогресса, предпочитая существовать ровно так же, как существовали их предки.

Первая мировая сократила число сельскохозяйственных тружеников почти на половину, количество так необходимых для вспашки полей лошадей сократилось на треть, потери территорий заметно сократили пахотные земли. Так, в 1913 году площадь пахотных земель составляла 105 миллионов гектар, а в 1923 всего 64 миллиона. И хоть при Николае II и старались модернизировать сельское хозяйство, повышали уровень знаний крестьян и даже кредитовали крестьян для покупки скота и нового инвентаря — проблему это не снимало и не решало. Более того, уменьшение наделов привело к тому, что крестьяне отказывались от скота и начинали работать просто на себя, сея ровно столько, сколько нужно для прокорма семьи. Ударила по крестьянам и продразвёрстка, начатая ещё в 1916 году и заменённая продналогом лишь спустя 5 лет.

НЭП внёс в сельское хозяйство свои коррективы: община стала рушиться, рабочие, не нужные в городах из-за разрушенной промышленности, стали мигрировать в деревню, а крестьянство стало делиться на слои. Основную массу составляли так называемые середняки: крестьяне, обладавшие всем необходимым для работы. Ещё существовали бедняки, потерявшие часть необходимого и находящиеся в долгах у третьих — кулаков.

Кулаки — это не особо успешно работающие крестьяне, это сельские ростовщики и, фактически, бандиты. Поскольку отечественное сельское хозяйство крайне сильно зависело от погодных условий, то даже хорошо работающий крестьянин не был застрахован от неурожая. Получал он недостающее у кулаков, но под процент, отдавая долг собственным имуществом. Постепенно происходило закабаление крестьян… В итоге доля бедняков к 28 году перевалила за треть от общего числа крестьян страны, кулаками же было около 5%, владели они, например, третью всех сельхозмашин страны. При этом население росло, а сельское хозяйство утрачивало способность прокормить страну.

Вот эти проблемы и была призвана решить коллективизация, начатая Сталиным в 1928 году. В основном путём объединения крестьян в крупные колхозы, внедрения новых, прогрессивных методов ведения хозяйства. И знаете? Получилось.

Получилось далеко не безболезненно. Коллективизация встречала серьёзное сопротивление, бунты, саботажи. Не спасала коллективизация, на начальных этапах, и от голода. Вот только винить в голодоморе коллективизацию — равнозначно плевку в здравый смысл и росписи в собственной безграмотности. Ну или намеренное очернение нашей истории. Так, за 40 лет до «легендарного» и довоенного 1913 года было 14 голодных лет. Более того, «рекордный» 1913-й тоже был голодным. Голодали и в 1922-м… Но всё это — тема для отдельной статьи.

Так что же там с колхозами? Для повышения эффективности сельского хозяйства были созданы так называемые МТС — машинно-тракторные станции, которые обеспечивали помощь колхозам в распашке земель и уборке урожая. МТС не относились к колхозам, техникой управляли грамотные и обученные рабочие.

Интересна была система управления в колхозах: крестьяне выбирали председателя, причём путём прямых выборов. Руководство колхоза обсуждало с крестьянами траты прибыли: на увеличение зарплаты или строительство инфраструктуры. Эффективность работы определялась количеством трудодней. План — 200 трудодней, передовики отрабатывали в полтора-два раза. Кстати, этот трудодень — всего лишь объём выполненной работы, а не пахота от рассвета до заката. При этом крестьянам не запрещалось иметь личное хозяйство, торговать на колхозных рынках. Главное — отработать план. А можно было просто перевыполнять план… Кстати, количество отработанных трудодней давало ощутимую прибавку к зарплате, право на отдых в санаториях и прочие блага.

А отсутствие паспортов… В колхозе паспорт был не нужен, за пределами колхоза крестьянин имел справку, удостоверяющую личность, а при переезде в город он этот паспорт всё же получал. Причиной же отсутствие паспортов являлось не попытка вновь закрепостить крестьян, а банальная неразвитость полиграфической промышленности в то время. Государство было просто не способно обеспечить паспортами всё население страны.

К чему же, в итоге, привела коллективизация? Во-первых, она НЕ привела к тотальному загону крестьян в колхозы, оставались и те, кто продолжал работать на самих себя. Некоторые работали и на колхоз, и на себя. Во-вторых стало расти благосостояние крестьян, общее благосостояние колхозов. Настолько, что колхозники в годы войны могли позволить себе оплатить производство танков и самолётов для фронта, купить ленд-лизную технику. В-третьих, выросла общая эффективность сельского хозяйства, была решена аграрная проблема — сельское хозяйство наконец встало на путь развития.

Догнать и перегнать

Одним из важнейших итогов коллективизации был процесс урбанизации. Такое количество крестьян оказалось ненужным: им стало просто нечего делать в деревне.

Только в первую пятилетку проводимой параллельно с коллективизацией индустриализации в рабочие из крестьян переквалифицировались более 8 миллионов человек, всего же до 40 года из деревни в города перебрались 34 миллиона уже бывших крестьян. Все эти миллионы увидели совершенно новый для себя мир — активного строительства и развития страны.

Но с чего же началась индустриализация?

Выше уже говорилось, что Российская империя была аграрной страной, обладавшей крайне слабой промышленностью, ещё и пострадавшей после первой мировой гражданской войны. Чтобы был понятен масштаб отставания, достаточно привести всего несколько цифр.

За годы Первой мировой Российская империя смогла выпустить 28 тысяч пулемётов и 3,5 тысячи самолётов. Причём самолёты оснащались импортными двигателями. В то же время Франция выпустила 320 тысяч пулемётов и 45 тысяч самолётов. Разница более, чем в 10 раз удручает.

Удручает и другое: в Европе десятилетиями складывалась культура производства, существовали целые династии рабочих, мощные инженерные школы и гигантский опыт, подкрепленный десятилетиями производства.

Именно об этом Сталин говорил словами, вынесенными в эпиграф статьи.

В стране отсутствовало высокотехнологичное производство, а по тем временам таковым было даже производство подшипников. Отсутствовало даже производство самих средств производства. Были большие проблемы с электроэнергией: за 15 лет после 1913 года производство электричества выросло с 2 миллиардов киловатт-часов до 5 миллиардов. Вот только заводы без энергии — это нонсенс, а производимой электроэнергии было банально недостаточно.

В таких условиях в 1928 году и стартовала первая пятилетка, главной задачей которой было создание производственных мощностей. К концу 1932 года в строй ввели полторы тысячи предприятий, в стране появились тракторо-, автомобиле-, станко- и приборостроение, авиационная и химическая промышленность, появились крупные электростанции, самая известная из которых — Днепрогэс, росла транспортная сеть, появились металлургические заводы в Магнитогорске, Липецке и Челябинске, Новокузнецке, Норильске, построили Уралмаш, тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске, Харькове, открылись Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС, началась прокладка московского метро. Всё это потребовало и повышения качества образования. В первую очередь технического.

Отсутствие собственных станков требовало их закупок за рубежом, отсутствие собственных специалистов требовало их приглашения из-за границы. Были куплены целые производства, заводы «под ключ» - тот же ГАЗ.

А деньги-то откуда?

И это очень интересный вопрос. Самая распространённая версия — экспорт продовольствия благодаря коллективизации. Нет, она таки сыграла свою роль, но продавали за границу и меха, и лес…

Но вкладываться в СССР (как и в Германию) было крайне выгодно Соединённым Штатам: идеология ничто - деньги всё!

Получали деньги и за счёт продажи драгоценностей, культурного наследия. Потом, правда, оснащённая на полученные от продажи ценностей деньги армия многое смогла вернуть обратно в страну.

Но был ещё один, малоизвестный и крайне неожиданный источник — средства на мировую революцию. Не удивляйтесь, но таковые лежали в швейцарских банках!

В 1917-18 годах большевики проводили массированные экспроприации и сторонники Ленина открывали счета и отправляли туда средства. Пополнялись их счета и во времена НЭПа. Таких сторонников было несколько сотен, а на счетах лежали космические что по тем, что по нынешним временам суммы: на отдельных счетах, в переводе на сегодняшние средства, хранилось по 15-20 миллиардов долларов. Были и коминтерновские деньги, тоже немалые. Иосиф Виссарионович в этих делах не участвовал, но о наличии средств «на мировую революцию» знал. Не знал он только, как их добыть.

Годы шли, мировая революция никак не начиналась, а эти деньги были очень нужны… Начались аресты крупных большевиков, на первый допрос Сталин являлся лично. Вопрос от него был один: «Где деньги?»… За первые два года первой пятилетки промышленное производство СССР выросло на 52%.

О «рабах» и заключённых

Работали на индустриализацию и заключённые. Получая зарплату. Да, работа была либо тяжёлая, либо неквалифицированная, но высокотехнологичными производствами заключённые и не занимались.

Были ли они рабами? По мнению современных либералов, которые вообще представляют СССР как одну большую расстрельную стену — безусловно. Правда вот работали они по 8 часов и с выходными, а при царе свободные по 10,5, ещё и практически без выходных.

Можно ли назвать рабами вчерашних крестьян, которые обрели возможность получить высшее образование и круто изменить свою жизнь? Не секрет, что в царское время им, родившимся в деревне, скорее всего предстояло в той же деревне и умереть. В лучшем же случае — отправиться рабочим в город и умереть уже там.

Так что ж там получилось перед Великой Отечественной?

Итоги индустриализации впечатляют и в наши дни. Так, к 1940-му году, в сравнении с 1913, объёмы машиностроения выросли в 35 раз, а производство электроэнергии достигло 48 миллиардов киловатт-часов.

Уровень промышленного производства в сопоставимых ценах за время индустриализации вырос с 16,5 млрд. рублей (в 1928 году) до 100,4 млрд. рублей, в год в среднем промышленность прибавляла почти по 20 %, ВВП – по 15 %.

За первые 2 пятилетки построили 8,5 тысяч только крупных предприятий. Предприятия — это не только здание в поле, это ещё и вся необходимая инфраструктура. Всё это позволило начать экспорт техники. Самый яркий пример: перед войной СССР производил 40% тракторов мира. СССР вышел на второе место по объёмам промышленного производства в мире, уступая лишь США, превратившись из аграрной страны в промышленного гиганта и действительно преодолев вековой путь развития всего да 10 лет.

Именно эти преобразования, доставшиеся нашему народу дорогой ценой, позволили стране не только выстоять, но и победить в войне на истребление.

Источник ➝