Последние комментарии

  • Кедраэдр Арчхэй
    Там от украины то был кусок полтавской области. Это потом этим дебилам земли дали Екатерина и Сталин.Почему карта Российской империи 1716 года была с ошибками?
  • Сергей Чекановский
    Судя по тыканью, ты хамло и быдло - потомок того же быдла, что уничтожило православную Россию. Поэтому, что бы ты ни ...Какая национальность была у первого Главы НКВД и создателя ГУЛАГа Генриха Ягоды
  • Александр Печенкин
    автор в начале статьи обещал раскрыть ТАЙНУ национальности Ягоды!!! Где же ТАЙНА??? Ягода никогда не прикидывался рус...Какая национальность была у первого Главы НКВД и создателя ГУЛАГа Генриха Ягоды

Операция "Подарок"

 


разведка, спецслужбы, париж, гречко, минобороны, бретань, япония, генштаб

Ветераны рассказывают, что Маршал Советского Союза Гречко

благосклонно относился к тем подчиненным, кто умел ему угодить. 

 

Каким видится нам образ разведчика? Штирлиц, Джеймс Бонд – фигуры практически сродни супергероям, люди, решающие рискованные задачи и захватывающие операции в условиях жесточайшего стресса и под пристальным вниманием вражеских спецслужб.

Отчасти это действительно так. Для получения секретных сведений им приходится выполнять опасную, тщательно скрываемую от посторонних глаз сложную работу. Но в истории разведки есть случаи, когда задания хоть и не требовали от сотрудников резидентур проникать в логово врага и добывать секретные документы, все же оставались делом государственной важности.

Несмотря на прошедший уже не один десяток лет, свидетель и непосредственный участник этой истории просил не называть имен и фамилий, так как до сих пор с их дел не снят гриф «секретно», да и вряд ли будет снят в ближайшее время. Поэтому вести рассказ я буду так, как изложил эту историю мой герой, от первого лица.

ФРАНЦИЯ. ИЮЛЬ 1973 ГОДА

Мой старый дом расположен в приличном районе, с достойными соседями и добрыми хозяевами. Открываю тяжелую дверь своего подъезда. Бонжур, мадам. Доброе утро, как спалось? Мадам Моро, моя консьержка и жена хозяина, грузная дама лет 65, обычно весьма веселая, в ответ тяжело вздыхает и многозначительно смотрит на окна своей квартиры. Qu'est ce qui s'est passе? Ах, месье, сына опять забрали в полицию за хулиганство. Я понимающе киваю головой. Ее великовозрастный парень, «вечный» студент, регулярно заставляет maman наносить визиты в местное отделение полиции. Правда, и сама мадам Моро во времена своей молодости частенько проводила время на самодельных баррикадах, поэтому ей ничего не остается делать, как только вздыхать. Яблоко от яблони...

За пару лет работы в Париже я уяснил, что участие в протестах для французов – это святое. Каждый из парижан когда-то против чего-то да бунтовал. «Не переживайте, мадам. Стоит только вам улыбнуться инспектору, его сердце растает, и ваш мальчик опять вернется под ваше заботливое крыло».

Она кокетливо смеется и явно хочет продолжить разговор, но мне надо торопиться.

На рю дўАсса, дом 37, в кафе «Кристиан Констан», у меня назначена встреча с курьером из Москвы. Привезли почту с документами, которые надо передать торгпреду в посольство СССР. Тогда я работал «под крышей» торгового представительства при посольстве, знал хорошо дело и свое, и торговое.

В моем распоряжении есть пара часов, можно побаловать себя сэндвичем и шоколадом. А что, я не француженка, мне фигуру беречь не надо.

После встречи с курьером я продолжил свою традицию: выбрал наугад пока еще незнакомую часть города и пошел до посольства новым маршрутом, запоминая расположение улочек и зданий. Сегодня бонусом прогулки был вид с самой длинной улицы Парижа, рю Вожирар, на слегка мрачноватые исторические особняки, нависающие над улицей, и Люксембургский сад, светлый, весь в лужайках и скульптурах, заполненный кричащей детворой. Выгода двойная получилась: и оперативная, и культурная.

ЗАДАЧА ОСОБОЙ ВАЖНОСТИ

В назначенное время я пришел в торгпредство. Уже на входе меня схватил за руку обеспокоенный секретарь. Нужно срочно явиться на внеплановое совещание. Еще за дверью я услышал гул голосов. Один голос перекрывал все остальные. Глава резидентуры расхаживал вдоль своего дубового письменного стола и энергично махал руками на споривших сотрудников. 

Я оглядел просторный кабинет и присутствовавших людей. Судя по напряженным лицам коллег, вопрос на повестке дня стоял серьезный. Как оказалось, из Москвы поступило задание крайней важности: выбрать подарок на юбилей одного из членов Политбюро. Круглую дату собирался отметить министр обороны СССР Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко.

До знакового дня – 17 октября – времени еще достаточно, но несмотря на это начальники Главных военных управлений Генштаба и даже главкомы видов Вооруженных сил уже находились в тревожном состоянии духа. Каждому хотелось подобрать для Гречко как можно более оригинальный подарок, так сказать, «переплюнуть» коллег из других ведомств. Как-никак маршалу исполнялось 70 лет. В общем, задача была поставлена всем. Головы ломали одновременно и в нашем посольстве во Франции, и в Минобороны СССР, и в Главном разведывательном управлении.

Перебрали все известные увлечения маршала. Все знали, что Гречко любил охоту. Резидент от предложения сразу отмахнулся: еще одно ружье? Арсенал у министра и без того уже большой. Андрей Антонович увлечен спортом. Подтянутый, активный, сохранивший прекрасную спортивную форму, он регулярно посещал хоккейные и футбольные матчи с участием ЦСКА, серьезно увлекался теннисом. Ну не ракетку же с мячом ему дарить. 

Илья, один из секретарей посла, который до сих пор молча записывал все возникающие предложения, поднял голову: «Может, хороший французский коньяк?» «Девушку свою будешь коньяком угощать», – бросил в его сторону резидент. Техники предложили соорудить модель какой-нибудь новинки из суперсовременных видов отечественной военной техники. Раз маршал часто присутствует на испытаниях боевой техники, живо интересуется новыми образцами оружия, такой подарок должен понравиться…

Через час лист перед Ильей напоминал карту боевых действий: мелко исписанный, с кучей стрелочек и черточек. Предложений было много, но большинство из них были исключены из списка возможных приобретений.

Мне вспомнился недавний разговор с моим коллегой из французской разведки, назову его Жаном Лероем. Враги по идее, в обычной жизни мы оказались близки друг другу по духу. Конечно, сначала мы пытались честно друг друга завербовать, но, осознав тщетность усилий, остались просто друзьями. Раз в месяц мы позволяли себе устроить «день лени», или, как говорили французы, la grasse matinеe. В намеченный день я подъезжал на своей машине к любому автосервису, откручивал какую-нибудь мелкую деталь и озабоченно докладывал механикам, что с транспортом что-то не так. «Поломки» были незначительные, но сотрудники послушно загоняли машину в гараж и начинали осмотр. А я тем временем пересаживался на общественный транспорт, доезжал до какого-нибудь неприметного прокатного пункта машин и садился уже в «чистое» авто.

Иногда Жан подбирал меня по дороге. И дальше мы могли несколько часов делать что угодно – рыбачить, сидеть в кафе у моря и обсуждать то, что пожелает душа. О том, какие у нас замечательные жены, о детях, о море, могли долго спорить, где в Бретани устрицы лучше… Он защищал любимый Канкаль, а я всегда голосовал за Сен-Мало. Во время недавней нашей встречи он увлеченно рассказывал, как приобрел в Америке дорогостоящий цветной телевизор, не удержался и разобрал его до мельчайшей детали, чем привел свою жену в неописуемый гнев.

Последний разговор с Жаном, любителем устриц и фанатом технических новинок, подал мне идею. «Давайте приобретем что-нибудь из техники? Что думаете по поводу цветного видеомагнитофона? Новинка! А сувенирами у маршала наверняка уже все шкафы в кабинете полны», – предложил я.

Подарок на тот момент действительно редкий и дорогой. Подобные чудеса техники стоили десятки, если не сотни тысяч франков. Да и подобные покупки мог совершить только человек, имевший возможность выехать за рубеж или работать там. На равную сумму можно было приобрести пару хороших машин, к примеру, мечту практически каждого советского человека – «Волгу». Да и за ней все равно надо было отстоять очередь, и лишь после нескольких лет ожидания счастливчик мог получить талончик на право приобретения автомобиля в специализированном магазине.

Как раз по причине эксклюзивности предполагаемого подношения, возможно, именно этот вариант и был признан самым удачным, тем более что многие знали о повышенном интересе Гречко к новым изобретениям и технике. Решено было достать настоящий японский телевизор и видеомагнитофон, да еще и с бобинами (кассет тогда еще не изобрели) в полном комплекте!

С грифами «совершенно секретно» телеграммы разлетелись по всем посольствам и торговым представительствам СССР за рубежом. Необходимо было найти самую новейшую модель.

ЦЕННЫЙ ВО ВСЕХ СМЫСЛАХ ПРЕЗЕНТ

К поискам достойного подарка подключили всех наших агентов. Шифротелеграммы по правительственным каналам связи разлетелись по всем зарубежным резидентурам. Первая весточка пришла к нам из посольства СССР в Японии. Тогда посольством руководил умнейший человек и прекрасный дипломат Олег Александрович Трояновский, «виртуоз дипломатического искусства», как его однажды назвала газета «Нью-Йорк таймс».

Не могу сказать, поспособствовало ли скорейшему приобретению подарка его вмешательство в нашу историю, или сотрудники посольства действовали собственными силами, но вскоре нашему руководству доложили: есть, приобретен один цветной телевизор, видеомагнитофон фирмы Sony и несколько бобин с записями опер Верди, песен французских шансонье и парой популярных за рубежом американских вестернов.

Путь ценной покупки тоже не был простым: из Японии она была доставлена в Лондон, оттуда дипломатической почтой в Париж, в обстановке строжайшей секретности (ни одна «конкурирующая» сторона не должна была узнать и позаимствовать нашу идею) и несколькими днями позже с сотрудником дипмиссии – в Москву.

Вручать подарок должен был начальник Главного разведуправления (ГРУ) Генштаба Вооруженных сил СССР. Наш выбор был им одобрен, предварительное «хвалю за старания» получено. Рабочая часть операции «Подарок» была завершена. Осталась самая ответственная – торжественная часть. 17 октября тщательно упакованный подарок был доставлен руководством ГРУ в Минобороны СССР, где в одном из залов шла подготовка к торжественному приему в честь дня рождения маршала.

Прием начался в восемь часов вечера. Несмотря на то, что Андрей Антонович находился в свои 70 в прекрасной физической форме, он уже не слишком любил праздничные мероприятия высокого уровня и гораздо комфортнее ощущал себя в узком кругу, но собственный юбилей он проигнорировать не мог в силу служебных обстоятельств. В зале Гречко появился под аплодисменты гостей.

Гречко выглядел несколько уставшим, на все звучавшие поздравления отвечал улыбкой, но видно было, что мыслями он где-то далеко. Тех, кто сопровождал делегацию ГРУ, стали терзать сомнения: а так ли обрадуется министр подарку, как мы предполагали? Если он будет недоволен или воспримет подарок равнодушно, то скорее всего гнев руководства падет именно на наши головы, про свою я уже и не говорю. Коллеги не особо наблюдали за теми презентами, которыми одаривали Гречко, а внимательно следили лишь за его реакцией. Было много дорогих подарков, кажется, сервизы, золотые часы... Мне рассказывали, как блеснули глаза министра – заядлого охотника – при виде американского карабина «Ремингтон 742». Но вот подошла очередь и наших коробочек. Было поручено продемонстрировать подарок прямо на приеме.

Поначалу, когда технику извлекли из шуршащей бумаги, воцарилась тишина. Генерал, произнося поздравление, слегка запнулся и быстро скользнул острым взглядом по своим подчиненным. Гречко и остальные гости удивленно осматривали творения Страны восходящего солнца. Затем послышались негромкие возгласы «Надо же!» «Вот дают японцы!». Некоторые из присутствовавших вообще не верили, что эти чудеса существуют на самом деле, да еще и работают. Японская техника удивляла тогда даже специалистов.

Коллеги рассказывали, что у них от сердца отлегло, когда удалось разглядеть лицо маршала. «Немедленно надо опробовать!» – сказал он и с довольной улыбкой оглядывал стоявших рядом пораженных гостей. Никто не знал, говорил ли что-то Гречко лично нашему руководству, но через несколько дней в Париже мне показали шифротелеграмму из Центра, где выражалась благодарность каждому участнику «операции».

Поговаривали, что некоторые из членов Политбюро еще долго одолевали нашего генерала настойчивыми просьбами достать им подобные комплекты, так их поразил наш подарок.

А сам телевизор и видеомагнитофон Андрей Антонович, хоть коллеги и просили оставить иностранные диковины в Москве, так сказать, для тщательного изучения, отвез к себе на дачу, чтобы устраивать видеосеансы в кругу семьи.

 

Об авторе: Елена Михайловна Кузнецова – журналист.

Популярное в

))}
Loading...
наверх