Привычки, которые у нас остались с советских времен (и это неплохо!)

Быт людей в России сильно изменился с советских времен. Однако, кое-какие привычки сохранились у большинства людей, выросших в СССР. Это советские привычки, и не так уж плохо, как мне кажется, что они у нас есть.

 

Собирать пакеты и банки

У людей, рожденных в СССР, сохранилось бережное отношение к пакетам, банкам и всему такому, что современное поколение легко выбрасывает. Между тем, сохранение упаковки и всякого рода тары — очень полезная привычка. Это помогает сохранить нашу планету, в СССР, вообще, ситуация с переработкой была намного лучше — сдавали и бумагу, и стекло.

Сейчас это все бездумно выбрасывается, и это жаль.

Пить чай с «чем-нибудь»

В СССР чаепитие отличалось от, например, чаепития в Китае, где принято ни чем не перебивать вкус напитка, заваривая ее по особым методикам. Наши, советские люди привыкли пить чай с чем-нибудь вкусным. Или с бутербродами. Плюс, чай для нас — это повод пообщаться за столом. Любой человек родом из СССР первым делом же гостям предлагает чай и ставит к нему тарелочку с вареньем или печенье или что-то еще съедобное.

Помогать себе самостоятельно

Так уж повелось, что в СССР люди понимали, что «помоги себе сам» - самый надежный способ решения проблем. Поэтому советские люди не ждут, что им кто-то поможет, они привыкли дома иметь большую аптечку, и вкручивать лампочку самостоятельно. Неплохая привычка, как мне кажется?

Привычка носить дома старые вещи

Так уж повелось, что в СССР бережно относились ко всем вещам, и пытались дать им вторую жизнь. Это касалось и одежды, которую было зачастую непросто купить, поэтому носили до последнего. И старые вещи использовались дома, где все свои и не нужно выглядеть особенно красиво. Многие делают так до сих пор, давая вторую жизнь любимым футболкам и штанам.

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх