Как экипаж Т-34 остановился побриться и спас от немцев Серпухов

В октябре 1941 года экипаж "тридцатьчетверки" лейтенанта Дмитрия Лавриненко попал в очень неприятную историю, которая грозила трибуналом всем четверым танкистам. Но оказалось, что Лавриненко и его подчиненных нужно награждать, а не наказывать.

19 октября того же года командир 4-й танковой бригады Михаил Катуков распорядился оставить для охраны штаба 50-й армии танк Т-34 Дмитрия Лавриненко. Лейтенант и его экипаж к тому времени уже успели отличиться в боях с немцами.

Вскоре в штабе танк Лавриненко отпустили и экипаж отправился догонять свою бригаду.

Дороги были забиты транспортом, и Лавриненко никак не мог нагнать свою часть. Лейтенант принял решение передохнуть в Серпухове. Ну и заодно посетить местную парикмахерскую, побриться.

За этим занятием танкистов и застал солдат, которого послал на их розыск комендант города комбриг Павел Фирсов. Выяснилось, что совершенно неожиданно Серпухов оказался на грани захвата немцами.

Дело в том, что оборонявшаяся в районе города 17-я стрелковая дивизия отступила, фактически открыв дорогу на город. Немецкое командование об этом узнало и отправило в Серпухов батальон солдат на мотоциклах и три автомашины с орудиями.

Советское командование узнало об этом случайно — позвонила телефонистка из поселка Високиничи, где проходил немецкий батальон. Комбригу Фирсову было поручено ликвидировать угрозу. Но в его распоряжении был только один истребительный батальон, служили в котором старики и подростки. Единственной надеждой был только случайно оказавшийся в городе танк лейтенанта Лавриненко.

Танкисты, узнав о положении дел, немедленно выдвинулся в сторону немцев. Замаскировав танк, они стали дожидаться подхода немецкой колонны.

Надо заметить, что те вели себя крайне самонадеянно. Судя по всему, немцам было известно, что не встретят серьезного сопротивления в Серпухове. Так что отряд продвигался без какой-либо разведки.

А потому встреча с "тридцатьчетверкой" Лавриненко оказался для батальона вермахта большим сюрпризом. Танкисты сразу уничтожили два орудия, а третье раздавили. Довершили разгром деморализованного противника солдаты истребительного батальона.

В плен были захвачены несколько немецких солдат. Кроме того, экипаж танка передал Фирсову 10 мотоциклов и одно орудие с полным боекомплектом, которое оказалось исправным. С собой лейтенант забрал следовавший в немецкой колонне автобус. В них были обнаружены документы и карты, которые командир 4-й танковой бригады Катуков сразу же отправил в Москву.

Конечно, узнав о причинах четырехдневного отсутствия экипажа никто танкистов под трибунал отдавать не стал.

На фото: Дмитрий Лавриненко (крайний слева) и его экипаж

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх