Тайна патриарших прудов

2012_Msk_Pokl Vorob Patr_31(2)

Трудно найти в Москве место, которое было бы связано с нечистой силой больше, чемПатриаршая слобода. В средние века эту местность называли Козьими болотами. Все теперь думают, что это потому, что там паслись козы. Однако козы тут не причем. Дело не в козах, а в кознях – тех кознях, которые чинила нечистая сила обитателям этих мест…

В самой глубокой древности, когда Москва не была еще Москвой, на этом месте топили свои жертвы жрецы древнего языческого культа. В особо торжественных случаях жертве отрезали голову.

Не поэтому ли Берлиоз погиб столь экзотической смертью? Из этих самых болот вытекал ручей Чёрторый, который протекал вдоль стены Белого Города – нынешнего Бульварного кольца – и впадал в Москву-реку возле Чертольских ворот.

patriach

Почти до конца XVII столетия эти места были пустошью. Впервые бороться с обитавшей там нечистой силой взялся патриарх Иоаким, вступивший в должность 26 июля 1674 года. В 1655 году он оставил военную службу и принял монашество, но военные привычки у него остались, и бороться с чертями и кикиморами он решил по-военному.

В тысяча шестьсот восемьдесят третьем году, чтобы осушить Козние болота, патриарх приказал вырыть три пруда, а тот знаменитый ручей, который отнюдь не случайно был назван ЧЁРТорыйским, патриарх велел засыпать. Болота осушить удалось, а вот ручей продолжил свое существование.

В 1832 году Чёрторыйский ручей снова решили ликвидировать. Ради этого засыпали два из трёх Патриарших прудов. Однако ручью это нисколько не повредило, и он продолжает течь до сих пор.

clip_image002[4]_thumb[1]

В доме Пигита, построенном в 1904 году там же, в Патриаршей слободе, в пятой квартире жила Анна Савельевна Пигит, дочка, домовладельца Савелия Ильича – сына строителя этого дома – и, одновременно с этим бывшая эсэрка-политкаторжанка.

А с этой дочкой сожительствовала ее бывшая соседка по нарам Фани Ройдман, настоящее имя которой было Фейга Хаимовна Каплан – та самая Каплан, которая стреляла в Ленина. Вопрос, правда, в том, как же она стреляла, ведь она, находясь на каторге, практически ослепла и ничего не видела с расстояния более чем в аршин.

lenin-kaplan

И еще один вопрос, почему Ленину так повезло. Отравленная пуля не подействовала. Яд кураре оказался для Ленина безвредным. Вторая же пуля была разрывной типа дум-дум. Рана от этой пули зажила на нем как на собаке.

Любой же другой через пять минут умер бы от ничем не останавливаемого кровотечения. Третья пуля была серебряной. Во-первых. Именно с такими пулями охотятся на вампиров. Вероятно, у покушавшихся имелись основания считать Ленина представителем Нечистой силы.

Именно эта серебряная пуля почему-то и не попала. Вместо Ленина она попала в грудь кастелянше Поповой из Петропавловской больницы. Та пришла на митинг на завод Михельсона нарочно, чтобы Ленина спросить, почему у мешочников товар отбирают.

clip_image005[4]_thumb[1]

Спросить успела, когда тот уже выходил и шел к машине. И в этот момент и получила пулю. А Ленин выжил. Подозрения свои он обратил на Свердлова, и несколько месяцев спустя тот умирает как будто бы от воспаления легких.

Но самое интересное происходило в 1925-35 годах - в те годы в Москве действительно действовала банда гипнотизеров. Дело в том, что описываемые Булгаковым коровьёвские штучки и кот, качающийся на люстре, в которого никто не может попасть, это лишь малая часть того, что в те годы могли проделать средних способностей эстрадные гипнотизеры.

Неудивительно, что многие из них, научившись друг от друга этому ремеслу, были не прочь и похулиганить. А иногда они совершали преступления и посерьезнее. Самыми распространенными из этих преступлений были ограбления и изнасилования загипнотизированных гражданок, а самыми безобидными – случаи мошенничества с денежными купюрами.

gazetnyj-kiosk

Так, восемнадцатого марта тридцать четвертого года было зафиксировано появление двух странных граждан. 
Один из них, толстый и низкорослый, одетый в пошлый интеллигентский костюм-тройку, имел на голове старорежимную шляпу-котелок с изрядно потертыми полями. В руке у него была тросточка, которую тот беспрестанно вертел тремя пальцами как Чарли Чаплин.

Другой же, худой и длинный, одет был в длинную навыпуск косоворотку, подпоясанную кавказским кавалерийским поясом с многочисленными висюльками, расстегнутый серый пиджак, на лацкане которого красовался значок ГТО, и серую кепку, надвинутую на лоб по самые брови.

Первый гражданин, как потом выяснилось, носил фамилию Биндер. Второй представлялся фамилией Орлеанский. Первым из облапошенных оказался продавец из мебельного магазина. Около четырех часов пополудни означенные граждане появились в магазине № 4 московского треста «Мосмебель» и, подойдя к продавцу, попросили продать им два платяных шкафа.

Bulg1_thumb[2]

Продавец четвертого магазина гражданин Студеницер объяснил гражданину Биндер (тогда не склонялось) и гражданину Орлеанскому, что требуемые шкафы отпускаются населению по розничной цене сто семьдесят девять рублей, но только по предварительной записи. Запись эта была введена с первого января того самого тридцать четвертого года для борьбы с несознательными гражданами, толпящимися в очередях у мебельных магазинов.

Услышав объяснения продавца, тот, который носил фамилию Биндер, стал громко возмущаться, публично угрожая Студеницеру обращением в Моссовет. Другой же, представлявшийся всем по фамилии Орлеанский, наоборот, подошел к Студеницеру и что-то шепнул ему на ухо.

Студеницер огляделся вокруг и прошептал на ухо Орлеанскому что-то в ответ. После этого, воровато озираясь, все трое прошли в подсобку, где Биндер и Орлеанский вручили Студеницеру каждый по сорок рублей десятирублевыми купюрами.

Когда же гражданин Студеницер, получив взятку и выписав Биндеру и Орлеанскому направление в кассу, выходя из подсобки, был задержан сотрудниками Рабоче-крестьянской милиции. На вопрос, что находится у него в карманах, Студеницер в присутствии понятых честно ответил, что в его кармане находятся восемь червонцев, полученные им за услугу по покраске и упаковке мебели.

Шестнадцать рублей причитаются лично ему, сорок он должен отдать заведующему магазином гражданину Мездрикову, а остальные двадцать четыре предназначались грузчикам, красильщикам и упаковщикам. Когда же в присутствии понятых Студеницер был вынужден вывернуть карманы, в них вместо червонцев оказались восемь этикеток портвейна № 10, выпускаемого трестом Росглаввино.

6bcf41266b0a

Задержать на всякий случай решили всех. Через полчаса бывший продавец Студеницер был увезен в отделение в милицейской машине. На ней же был увезен и Мездриков, до этой минуты заведовавший четвертым мебельным магазином. Одновременно с этим задержанные Биндер и Орлеанский, поскольку мест в машине для них не оказалось, были отправлены в отделение в пешем порядке в сопровождении одного милиционера.

Однако до окончания рабочего дня ни Биндер, ни Орлеанский, ни сопровождавший их милиционер в отделение не прибыли. Поиски пропавших результатов не дали. Лишь через три дня в Новосибирске с поезда Москва – Владивосток был снят тот самый милиционер, начисто лишенный самого элементарного рассудка.

В момент обнаружения милиционер находился в состоянии оцепенения с поджатыми к животу конечностями и головой, прижатой к груди подбородком. На вопросы он не отвечал, ни на какие внешние раздражители не реагировал, а, кроме того, был неопрятен в физиологических отправлениях.

Прибывшая для освидетельствования бригада медиков после беглого осмотра констатировала кататонический ступор. 
Часть этой истории попала в «Известия». После этого и появились в булгаковском романе эпизоды с червонцами, хотя в этом доме он тогда уже не жил. Но история была громкая.

Всю банду накрыли 14 мая 1934 года, и поймана она была как раз в том самом доме, но не в 50-й квартире, а в 13-й.

patriach1

Еще одной из загадок Патриаршего пруда является то, что к нему не подходят ни собаки, ни кошки, а лебеди и утки, плавающие на пруду днем, на ночь почему-то предпочитают улетать в зоопарк.

Мало кто знает, что в архивах 9-го отделения милиции хранится документ. Суть его в следующем: десятилетний Миша К. поспорил с приятелями, что переплывет пруд. Было около девяти часов вечера. Мальчик разделся и поплыл. На середине пруда он вдруг дико закричал и камнем ушел под воду. Напуганные ребятишки разбежались и о происшествии рассказали взрослым только на следующее утро. Принятые меры розыска никаких результатов не дали: тела так и не нашли...

Здесь же, неподалеку, в доме № 28 по улице Качалова – ныне вновь Малой Никитской – был особняк Берии. В 1910 году архитектор Эрихсон построил этот дом для фабриканта Бакакина.

С этим домом связан один из московских феноменов...

"...Действие происходит регулярно, три-четыре раза в месяц... 
...Все происходит ночью на перекрестке в районе Патриарших прудов.

На улице в этом районе по ночам обычно тихо, из звуков только шум машин с Садового кольца. Затем постепенно со стороны все того же Садового начинает доноситься звук приближающегося автомобиля; однако, если посмотреть по сторонам, то не будет ничего и никого. Источник, издающий звук работающего двигателя автомобиля постепенно становится все ближе, но сам объект остается абсолютно невидимым.

Скорее всего, в такой момент человека охватит жуткий страх, особенно, если он окажется на улице один. За «двигающимся» звуком можно проследить как за обыкновенной машиной. Даже если стоять на краю дороги и этот звук пронесется рядом, то, скорее всего, возникнет желание резко отойти в сторону как от обычного авто. Затем невидимка останавливается возле дверей особняка, это можно понять по звуку работающего на холостых оборотах двигателя.

Открывается дверь автомобиля, что снова понимаем по звуку, из нее выходит человек, что-то говорит (слова довольно неразборчивые), дверь закрывается, раздаются шаги идущего, а машина снова прибавляет ход и звук, постепенно удалившись, исчезает совсем..."

Сейчас в этом здании посольство Туниса. Есть сведения, что на самом деле Берия не был осужден и расстрелян, а убит в этом особняке в момент ареста. Однако это уже тема другого рассказа…

4_thumb[4]

Сергей Шумаков

 источник

Какие солдаты Гитлера перешли на сторону Красной Армии

Имена многих советских предателей, вставших на сторону врага, давно известны: генерал-лейтенант Андрей Власов, Герой Советского Союза летчик-истребитель Семен Бычков и другие. Менее известно, что во время Второй мировой войны немало солдат германской армии переходило на сторону Красной Армии.

Вестник войны

21 июня 1941 года Альфред Лисков, солдат 222-го полка 75-й пехотной дивизии германской армии, узнал о скором выступлении для нападения на Советский Союз. Бывший работник мебельной фабрики не обольщался идеями нацизма и трезво смотрел на вещи.

Вечером 21 июня 30-летний Лисков покинул свою часть, которая дислоцировалась у границ СССР севернее Лемберга (нынешний Львов), переплыл реку Буг и сдался советским солдатам, патрульным 90-й пограничной службы, рассказав о запланированном вторжении.

На ночном допросе Лисков подтвердил, что следующим утром нацистские войска атакуют Советский Союз. Наутро началась Великая Отечественная война. Информация Лискова подтвердилась, и советские власти приняли решение использовать перебежчика в качестве агитатора. До конца лета он активно привлекался к пропагандистским мероприятиям. Впоследствии Лисков вступил в конфликт с руководством Коминтерна, получив от Георгия Димитрова обвинение в антисемитизме и фашизме.

В январе 1942 года Лискова арестовали и направили в лагерь для заключенных, где тот успешно симулировал сумасшествие. По информации Книги памяти Башкоторстана, 16 июля 1942 года первый перебежчик вермахта в Союз реабилитирован. Однако в конце того же года Лискова направили в Новосибирск, где его следы окончательно теряются. У бывшего солдата фашистской армии практически не было шансов уцелеть в стране, где даже ни в чем не повинных советских немцев сослали за национальность в Северный Казахстан или согнали на шахты в Трудармию.

Первые «ласточки»

25 июня 1941 года вблизи Киева приземлился немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88». Его экипаж в составе четырех человек решил перейти на сторону Красной Армии. Совинформбюро сообщило 28 июня 1941 года, что летчики служили во второй группе 54-й эскадры. В состав экипажа входили: уроженец Бреславля (Средняя Силезия) унтер-офицер Ганс Герман, летчик-наблюдатель из Франкфурта-на_Майне Ганс Кратц, уроженец Брно (Моравия) старший ефрейтор Адольф Аппель и радист из Регенсбурга Вильгельм Шмидт.

Летчики не хотели воевать против жителей Советского Союза. Будучи отправленными на задание, они сбросили все бомбы в Днепр, а потом приземлились недалеко от Киева и сдались встреченным крестьянам. Экипаж в полном составе подписал обращение «К немецким лётчикам и солдатам», в котором призывал: «Братья летчики и солдаты, следуйте нашему примеру. Бросьте убийцу Гитлера, переходите сюда, в Россию!»

В том же месяце в район дислокации советских войск перелетел второй Юнкерс», но из всего экипажа к немецким войскам согласился обратиться только бортмеханик. Остальные опасались преследования своих семей в Германии. Только до конца лета на сторону Красной Армии перешли не менее 20 немецких летчиков.

Пехота не отставала от летчиков

Газета «Красная Звезда» писала в июне 1942 года: «Командир отделения 2-й роты 48-го полка 12-й пехотной дивизии Ионни Шенфельдт давно исподволь выяснял, как его солдаты смотрят на возможность перехода к красноармейцам. Изматывающие бои и серьезные потери обессилили людей – оказалось, что 7 человек мечтают закончить воевать и готовы перейти к русским».

В конце мая 1942 года в разгар боя за небольшую деревню ефрейтор Шенфельдт приказал своим солдатам сложить оружие и следовать за ним. Все они бросились к лесу, расположенному в нескольких десятках метров от траншей. Немецкий офицер, увидев дезертирство, упал к пулемету и открыл огонь по убегавшим. Четверо были убиты, но трое выжили и сдались в плен.

Ефрейтор вермахта стал Героем Советского Союза

Фриц Пауль Шменкель отчаянно не хотел воевать за фашистов. В 1932 году его отца-коммуниста убили нацисты во время демонстрации. Позже Фриц вступил в Коммунистический интернационал молодежи Германии. В 1938 году его попытались призвать на военную службу. Шменкель симулировал болезнь и уклонился от службы, за что был осужден и содержался до 1941 года в тюрьме Торгау.

С началом войны на территории Советского Союза Шменкель ходатайствовал о направлении его на фронт. В октябре 1941 годе его освободили, послав в школу младших командиров артиллерии. Оказавшись на фронте, Шменкель почти сразу бежал и с ноября 1941 года скрывался в Смоленской области по деревням. В феврале 1942 года он попал к партизанам и убедил их, что он против нацизма.

В первом же бою Шменкель убил фашистского снайпера, который бил из засады по партизанам. В отряде признали храбрость и честность Фрица и полюбили его, прозвав Иваном Ивановичем. Шменкель доблестно сражался с фашистами. Так, он посоветовал командиру открыть огонь по установленным на танках бочкам с топливом. Это помогло уничтожить 5 немецких танков. С его помощью также без боя были захвачены и переданы на суд партизан 11 полицейских.

В начале ноября 1942 года Шменкель раздобыл генеральскую форму, переоделся и отправил в лес немецкий обоз, остановленный им на дороге. Это надолго обеспечило партизан продуктами и боеприпасами. Фашисты быстро прослышали о доблестном немце, назначив за голову Шменкеля большую награду.

Весной 1943 года партизаны были перевезены в Москву, поскольку территория, где воевал отряд, была освобождена Красной Амией. Шменкеля откомандировали в разведотдел Западного фронта, где после подготовки назначили заместителем командира ДРГ «Поле». В декабре он совместно с разведчиками Виноградовым и Рожковым был переправлен за линию фронта в район Орши. К сожалению, в начале 1944 года Фриц Шменкель был схвачен фашистами под Минском и 22 февраля расстрелян.

О подвиге Шменкеля стало известно лишь в 1961 году, когда КГБ обнаружило бумаги о полицаях, уничтоженных им во главе партизанской группы. Три года шел поиск информации документов. В октябре 1964 года звание Героя Советского Союза было присвоено гражданину Шменкелю Фрицу Паулю (посмертно).

Правнук Железного Канцлера

Граф Генрих фон Эйнзидель по матери был правнуком Отто фон Бисмарка. 18-летним юношей-добровольцем он пришел на службу в авиацию. К началу Второй мировой войны дворянин фон Эйнзидель стал летчиком-истребителем Ме-109 в составе эскадрильи «фон Рихтгофен». Бравый Граф (такое прозвище дали ему однополчане) участвовал в срыве атаки британских торпедоносцев на немецкие корабли, лично сбил несколько британских самолетов.

В июне 1942 года опытного летчика лейтенанта фон Эйнзиделя перевели в самое горячее место войны – на Восточный фронт. За один месяц битвы под Сталинградом Граф сбил в составе эскадрильи «Удет» 31 советский самолет. 20 августа 1942 года «Мессершмитт» фон Эйнзиделя был сбит под Бекетовкой, а сам он захвачен в плен и отправлен в лагерь под Красногорском. Там были сосредоточены пленные немцы, настроенные против Гитлера и его идеологии. В ноябре 1943 года фон Эйнзидель вступил в антифашистскую организацию «Свободная Германия». В плену он составил открытое письмо, где процитировал слова прадеда: «Никогда не ходите войной на Россию». Фон Эйнзидель контролировал выпуск антифашистских листовок, став комиссаром пропаганды.

В 1947 году фон Эйнзиделю разрешили вернуться в Восточную Германию, откуда позже он перебрался на Запад. Граф работал журналистом, сценаристом, переводчиком, написал воспоминания «Дневник пленного немецкого лётчика: сражаясь на стороне врага. 1942-1948». Фон Эйнзидель прожил долгую жизнь. Граф умер в Мюнхене в 2007 году в возрасте 85 лет.

Немецкий Власов

Генерал-лейтенант, кавалер Рыцарского Железного Креста Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах попал в плен в январе 1943 года. Гитлера он считал «выскочкой» и относился к нему без уважения. В лагере военнопленных он решился на сотрудничество с советской властью, чтобы свергнуть фюрера. Осенью 1943 года фон Зейдлиц-Курцбах был выбран председателем Союза германских офицеров на учредительной конференции в Лунёво. Вместе с ним в Союз вошли генералы Александр фон Даниэльс, Мартин Латтман, Отто Корфес.

Фон Зейдлиц-Курцбаха нередко называли «немецким Власовым». Именно он был назначен заместителем председателя Национального комитета «Свободная Германия». Генерал был заочно приговорен к смертной казни военным судом Дрездена. После окончания войны и роспуска «Свободной Германии» фон Зейдлиц-Курцбах 5 лет служил в Военно-историческом управлении Генштаба СССР. В 1950 году его арестовали и приговорили к смертной казни уже в СССР. Впоследствии приговор смягчили до 25 лет лишения свободы, пять из которых генерал провел в Бутырской тюрьме.

В 1955 году фон Зейдлиц-Курбах освобожден и передан ФРГ по личному ходатайству Аденауэра. Он прожил затворником до 87 лет и умер в 1976 году в Бремене. Через 20 лет после смерти Генеральная прокуратура РФ реабилитировала генерала посмертно.

Сколько их было?

Точная статистика о немецких солдатах, которые перешли на сторону Красной Армии, отсутствует. Известно, что счет сделавших осознанный выбор шел на сотни. В последние месяцы войны, когда положение Германии стало безнадежным, немцы сдавались в плен десятками тысяч.

К боевым действиям перебежчиков допускали редко. Как правило, бывшие воины вермахта работали в антифашистском пропагандистском комитете «Свободная Германия» в Красногорске, а также направлялись в Трудармию в тылу. Те, кто сумел после войны избежать сталинских лагерей, получили разрешение вернуться в ГДР.

Картина дня

))}
Loading...
наверх