Последние комментарии

  • Marat Kaganovich
    Мосье Гончаров вы не знаете Истории Азии и все норовите себя представить как Великого знатока Азии! Вы хоть один раз ...Нашествие Батыя: был ли у Руси шанс отбиться?
  • Marat Kaganovich
    О мой давний знакомый князь Валерьян! Давненько не видел тебя на просторах Интернета!  Ты как всегда прав, дядя Саша ...Нашествие Батыя: был ли у Руси шанс отбиться?
  • Marat Kaganovich
    Знатоку Истории Азии пану Жеребцову! Часть монгольских племён как Найман, кераиты были христианами!!! Часть русских к...Нашествие Батыя: был ли у Руси шанс отбиться?

«Русские дьяволы»: как Петр Румянцев разгромил 150 тысяч турок

Турки и крымские татары, имевшие значительное численное превосходство, но тем не менее, наголову разбитые при Кагуле русскими войсками, считали солдат противника дьяволами в человеческом обличье — ничем иным они не могли объяснить свое сокрушительное поражение.

Лучшая защита — нападение

В «Военной энциклопедии» Ивана Сытина описывается, что знаменательная битва у бессарабской реки Кагул, произошедшая в июле 1770 года, стала очередной победой нашей армии в русско-турецкой войне, после сражений у Рябой Могилы и Ларги.

Верховный визирь Османской империи Халиль-паша решил взять реванш и разбить войска графа Петра Румянцева, стоявшие у устья Кагула. Переправившись через Дунай на 300 судах, 150-тысячная армия турок и татар (50 тысяч пехоты и 100 тысяч конников) собиралась ударить во фронт русским, а также отрезать и захватить транспорт с продовольствием (эта задача возлагалась на 80-тысячные крымскотатарские соединения).

Продовольствия в русской армии оставалось на три дня, а транспорт с ним находился в 60 верстах от расположения наших частей. По численности противник имел практически десятикратное преимущество. Однако Петр Румянцев как опытный полководец понимал: победить турок возможно только благодаря смелым, решительным наступательным маневрам.

Взятие Траянова вала

Русскому историку, Андрею Петрову, одному из первых посчастливилось работать с документами графа Петра Румянцева, находившимися в архиве генштаба. В своей книге о русско-турецкой войне он описал стратегические и тактические действия армии под командованием этого выдающегося полководца. Румянцев рассредоточил войска — несколько батальонов пехоты, полков тяжелой конницы и гусар он оставил для обеспечения сообщений. Выдвигаясь для наступательных действий в район деревни Гречени, командующий имел в своем распоряжении всего 17 тыс. пехотинцев и 6000 конницы.

После произведенной рекогносцировки турки частично переместились к деревне Вулканешти, что в 7 верстах ниже Гречени, на левом берегу Кагула. Там неприятель стал лагерем и принялся возводить окопы. Румянцев, воспользовавшись тем, что неприятельская армия разрознена, решил упредить турок и татар, не дать им возможности зайти к себе в тыл. На открытой местности, будущем поле битвы, находился никем не занятый Траянов вал, который построили еще римляне при императоре Траяне — удобное сооружение для обороны.

Согласно приказу Петра Румянцева, корпус шведа Фридриха Баура совместно с дивизией генерала Петра Племянникова должен был атаковать турок с левого фланга. Дивизиям генералов Петра Олица и Якова Брюса предписывалось штурмовать фронт и правый фланг неприятеля. А корпусу князя Николая Репнина — заходить в тыл противнику. Русская кавалерия должна была двигаться в интервалах между пехотными каре. На рассвете войска графа Румянцева перешли Траянов вал и выстроились в боевой порядок. Турки выслали конницу, которой в боях даже удалось занять Траянов вал и выйти в тыл к русским. Но подоспевший резерв генерала Орлица выбил спешившихся кавалеристов неприятеля.

Решающий маневр Румянцева

Военный историк XIX века, Дмитрий Масловский, описывая ход сражения при Кагуле, отмечает, что победа в битве, в которой татары даже не успели поучаствовать, была обеспечена благодаря слаженным действиям русских подразделений на своих направлениях. Петр Румянцев в критическую минуту сумел мобилизовать все силы для решающего броска.

Вражеских укреплений русская армия достигла к 8 утра и была встречена сильным ружейным и артиллерийским огнем. Продвижение шло медленно. Визирь, видя, что ни конница, ни артиллерия не останавливают русских, бросил в наступление тогдашний «спецназ» — янычар в количестве до 10 тыс. человек. Атакующие янычары смяли каре Племянникова и внесли большой разброд в каре Олица.

Наступил критический момент сражения, и Петр Румянцев, поскакав навстречу бежавшим пехотинцам Племянникова, остановил их, устремив в контратаку. Воодушевленные личным примером командующего, солдаты выстроились в новое каре и пошли в бой. Тем временем гренадерский полк дивизии Олица с фронта в штыковую сошелся с янычарами, русская конница атаковала с фланга, а егерский батальон Баура зашел в тыл к туркам. Янычары бежали. Историки сходятся во мнении, что если бы турецких янычар тогда поддержала пехота, сражение скорее всего, окончилась бы поражением для русского войска.

Русские взошли на турецкие укрепления и, преодолевая сильный огонь неприятеля, начали занимать вражеские позиции. Первым был корпус Баура, за ним подошли дивизия Брюса и Олица, а также вновь приведенная в боевой порядок дивизия Племянникова. Корпус князя Репнина тем временем заходил в тыл турецкого лагеря.

Турки, боясь окружения, бежали. Татары, так и не зашедшие в русские тылы, отступили к Аккерману. Пехота гнала турок 4 версты, а дальше их преследовала русская конница.

В качестве трофеев нашим войскам досталось 140 орудий, весь обоз, большое количество скота. По самым приблизительным подсчетам, в сражении при Кагуле турки потеряли 20 тыс. человек, а русские — 900. Историки отмечают, что причиной поражения турок стала разрозненность, бессвязность их действий, тогда как Петр Румянцев грамотно распределял войска и оперативно ставил перед ними единственно верные в данный момент задачи.

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх