Последние комментарии

  • Дмитрий Литаврин24 июня, 21:14
    А у нас сегодня больше генералов, чем в СССР или меньше? Войск вроде бы меньше, но генералов увольняют и увольняют, в...3 боевых генерала, которые лучше всего проявили себя на Первой чеченской
  • Александр Лисовский24 июня, 21:03
    Даже когда эти награды дают негодяи ! 3 боевых генерала, которые лучше всего проявили себя на Первой чеченской
  • Виктор Васильевич Мирошниченко24 июня, 20:41
    НАСТОЯЩИЙ КОМАНДИР! Гонял нас на полигонах СГВ.  Восемь наших танков против сотни тигров. Герой Союза Бочковский

Война и любовь!

Всем привет!

Хочу познакомить вас с одним рассказом, услышанным мной почти 50 лет назад. Я тогда проходил срочную службу в Армии. Помню был праздник – кажись, 23 февраля. По случаю праздника у нас было свободное время и мы сидели в Ленинской комнате и отдыхали – кто в шахматы играл, кто в шашки, кто в домино, или просто что-то читали.

По радио играли бравурные марши, а потом стали передавать рассказ. То ли голос диктора, то ли сам рассказ (скорей всего и то, и другое вместе) – но как-то мы отложили наши игры и чтение, и стали слушать.

Я пытался найти оригинал этого рассказа, но не нашёл (если кто-то знает, отпишитесь), поэтому буду рассказывать по памяти. Если где-то малость и привру – не судите строго. Ведь прошло без малого 50 лет.

Итак сидят два молодых человека и разговаривают «за жизнь», об её разных превратностях, о девушках, об их коварстве, изменах, и вообще – о любви.

И вот говорит один – расскажу я тебе одну необычную историю. Ты только меня не перебивай.

В самом начале войны, молоденький старлей получил тяжелейшее ранение. Его привезли в госпиталь, но настолько он был плох, что решили, что незачем на него время тратить – он уже всё-равно не жилец. А работы у медперсонала было «выше крыши» - надо было живых спасать. Короче, лежит он и медленно угасает. Одна медсестричка поглядела на него, и так ей стало его жалко, такого молоденького, что она стала за ним ухаживать. После дежурства, сидела у его постели, кормила и поила его с ложечки, перевязывала, ну и всё такое. И он потихоньку стал оживать, и через 3 месяца уже выписывался. А пока она за ним ухаживала (ты в ответе за тех, кого приручаешь), между ними естественным образом возникла любовь. И, отправляясь снова на фронт, он сказал, что обязательно найдёт её.

Сначала они писали друг другу, правда очень редко – было не до писем. А потом, почему-то его письма стали приходить обратно.

И вот кончилась война. Он уже в чине полковника, стал наводить о ней справки. И вдруг приходит от неё письмо – не ищи меня, я тебя и не любила никогда, а только жалела. Есть у меня любимый человек и ты будь счастлив. Расстроился он несказанно – такие слова они говорили друг другу, такие клятвы давали. И решил он хотя бы увидеть её, посмотреть в её глаза.

Служил он в разведке, так что ему не составило труда выяснить, где она живёт. И вот он приехал в её город, и «вот эта улица, вот этот дом». Звонит он в квартиру (коммунальную). Ему открывают – здесь живёт такая-то? Дашка что-ли, обрубок – вот её комната.

Вошёл он в комнату – «сидит» его красавица на низенькой подставке, без рук и без ног. Увидела его и без сознания упала с этой подставки. Взял он этот дорогой комочек на руки и...

Тут я должен сделать отступление – в комнате, где мы сидели, там были и «деды» (которые готовились к дембелю), и «молодые» (кто отслужил год), и «салаги» (кто призвался только что). Так вот мало у кого были сухие глаза. А у меня так и сейчас слезятся (наверное от возраста).

И... жили они долго и счастливо!

Закончил свой рассказ один, а второй ему и говорит – хорошая сказочка.

Да нет, говорит, не сказочка – они, мои родители.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх