Восемь наших танков против сотни тигров. Герой Союза Бочковский

Американцы привыкли делать подвиги из самых простых вещей. Миллиардные бюджеты Голливуда превращают позорно разбомбленный японцами Перл Харбор в американскую победу, а провальную высадку союзников в героическое спасение рядового Райана.

Куда деваться, похвастаться настоящими свершениями в той Войне им не приходится. Сегодня вспомним другой, настоящий подвиг 1943 года. Оборону села Яковлево восьмеркой танков гвардии старлея Бочковского.

О встрече с Бочковским после того боя вспоминал военкор Георгий Жуков.

Тезка прославленного советского маршала. Тот самый Жуков, что начинал в "Луганской правде", а своего Героя Соцтруда получил за блестящие переводы с французского.

Жуков встретил гвардии старшего лейтенанта на дороге. В открытом люке стоял командир роты - совсем еще мальчишка. Худой, с почерневшим от горя лицом. На броне своего танка Владимир вёз тела убитых танкистов. Неделю назад гвардейцу стукнуло двадцать.

Тогда, шестого июля сорок третьего на Курской дуге рота Бочковского получила приказ держаться за землю зубами. В районе села Яковлево немцы сосредоточили около сотни танков, в том числе тяжелые Тигры.

В распоряжении Бочковского было всего-навсего восемь боевых машин. Ни противотанковой артиллерии, ни штурмовой авиации.

Владимир собрал экипажи и приказал бить врага в упор. Скрываться за холмами, в овражках. Подпускать противника, вырываться на полном ходу, уничтожать фашистов наверняка.

К концу дня наши бойцы сожгли почти два десятка немецких машин. Три из них были на счету самого Бочковского. Многократно превосходящие силы немцев были вынуждены отойти.

Победа у Яковлево далась жестокой ценой. Бочковский остался единственным выжившим командиром танка в роте. Это их тела Владимир вёз на броне.

Всего за годы Войны Бочковский набьет почти четыре десятка фашистских танков. Соберет на личный счет три контузии, шесть нашивок за ранения, пять раз будет гореть.

Войну закончит в Берлине. С негнущейся после десятка операций ногой. Командуя батальоном с брони, потому как внутрь танка не давала залезть раненая нога.

Герой Советского Союза. Который, в отличие от киношного рядового Райана, ту Войну выиграл на самом деле.

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх