Летчицы бессмертного полка

30-е годы в СССР ознаменовались большим прогрессом в развитии авиации. Советские летчики на современных самолетах били все международные рекорды по всем направлениям – в скорости, дальности и высоты. Решались важнейшие задачи влияния дальних полетов на физическое и моральное состояние пилотов, как выдерживала техника, разрабатывались новые оптимальные авиамаршруты. Женский летный состав не желал быть в тени героев-мужчин и жаждал оставить свой след в освоении беспересадочных полетов. Мужчины-начальники, как могли, сдерживали патриотические порывы авиаледи, мол, не женское это дело.

Кончилось это тем, что известная советская летчица, не желая ждать у моря погоды, Валентина Гризодубова записалась на прием к И.Сталину и доложила ему план беспересадочного полета Москва-Дальний Восток (ДВ) в составе женского экипажа на самолете АНТ-37.

Руководителю страны предложение было очень по душе, он даже дал несколько важных советов и, естественно, дело сдвинулось с «мертвой точки».

Ему также сказали, что в составе экипажа будут Полина Осипенко и Марина Раскова.

 
Валентина Гризодубова
Валентина Гризодубова
 
Полина Осипенко
Полина Осипенко
 
Марина Раскова
Марина Раскова

Несколько слов о будущих героинях. Командир экипажа – В.Гризодубова. Ее отец был авиатором и авиакоструктором. Сама – опытный пилот – за плечами 10 лет работы в авиации. П.Осипенко – 2-ой пилот. Из простой крестьянской семьи. Влюбилась в самолеты и небо. Летала на нескольких типах самолетов. На ее счету несколько рекордов. М.Раскова – штурман. Из семьи интеллигентов. Овладела второй специальностью – радиста. Т.е. могла работать за двоих, в дальнем полете это немаловажно.

Подготовка к перелету «закипела» как надо. Был создан специальный штаб из опытных специалистов. К полету начали усиленно готовить военный самолет АНТ-37. Сняли все боевое оборудование. Поставили более мощные двигатели. Летательный аппарат назвали «Родина». К концу августа экипаж и самолет к перелету были готовы. Но по некоторым причинам старт перелету был дан только 24 сентября. На дворе серая дождливая осень. Погода не лучшая для начала полета. Руководство ВВС рекомендует перенести вылет самолета. Но «наверху» решили этого не делать.

Итак, 24 сентября 1938 г. на Щелковском аэродроме самолету АНТ-37 была дана команда: «От винта!».
 
Марина Раскова
Марина Раскова

Почти сразу же начались сложности. Через 50 км. полета самолет влетает в зону облаков. Ориентироваться становится сложнее. Затем самолет начал покрываться льдом, что затрудняло пилотирование. Идет набор высоты – лед подтаивает. Но растет расход топлива. Выходит из строя радиостанция. В машине зверский холод. Об отоплении в самолетах тогда просто не думали. Но полет продолжается. Экипаж волнуется: хватит ли топлива и как правильно сориентироваться, чтобы не залететь в Китай, где хозяйничают японцы. К утру, к общей радости, сориентировались – под крыльями Охотское мор – курс точен и непоколебим. Дружно, троекратно прокричали: «Ура! Ура! Ура!». Рекорд дальности женским экипажем побит, что и требовалось доказать. Но стала ясной большая проблема – долететь до Хабаровска не хватит топлива. Решают лететь поближе – к Комсомольску- на –Амуре. В это время моторы АНТ начали «чихать», работать с перебоями – начали уходить последние «капли» топлива. Выход – в неминуемой аварийной посадке машины. Но штурман Раскова – в стеклянной кабине в носовой части – при аварийной посадке не выживет. Гризодубова отдает приказ Марине покинуть самолет на парашюте, и она сваливается в голубизну неба. Оставшимся просто везет – они находят неплохую площадку для незапланированного приземления. Сели относительно мягко – без жертв и разрушений. Летели больше суток – 26,5 ч. Осилили расстояние в 6.450 км. Новый рекорд в женском исполнении. «Родина» для Родины. Казалось, что все закончилось хорошо. Но возникли новые проблемы. Воздушных путешественниц искать начали сразу же после приземления – было задействовано около 50 самолетов. Не обошлось без горестных событий. В воздухе столкнулись два самолета – поисковика. Погибли люди. Гризодубовой и Осипенко страдать по полной программе не пришлось. Их нашли быстро. Долго искали штурмана Раскову. 10 дней она плутала по тайге. Питалась ягодами и грибами. Вела себя мужественно, не паниковала. Верила в лучшее. Случайно столкнулась в лесу с местным охотником. Он был в курсе событий.

 
Полина Осипенко
Полина Осипенко
В честь советских летчиц-героинь в ноябре 1938 г.в Кремле пышно и красиво прошел торжественный прием. Они стали одними из первых женщин Героев Советского Союза.
 
Валентина Гризодубова
Валентина Гризодубова
 

По-разному сложилась дальнейшая судьба этих дерзких покорительниц неба и техники. Штурман Полина Осипенко погибнет через несколько месяц после перелета. Ее самолет сорвется в штопор и столкнется с землей. Причины этого неизвестны до сих пор. Штурман Марина Раскова как летчица будет известна на весь Советский Союз. Это по ее инициативе в годы Великой Отечественной войны был сформирован 125-ый гвардейский женский авиаполк пикирующих бомбардировщиков, который нещадно громил ненавистного врага, приближая долгожданную Победу. В январе 1943 г. Марина погибла – во время сильной вьюги были потеряны ориентиры и самолет потерпел катастрофу. Валентина Гризодубова прошла всю войну. Командовала полком транспортной авиации, которая обеспечивала снабжение партизанских отрядов. После войны работала в гражданской авиации. В Стране Советов она была авторитетным и уважаемым человеком. Граждане часто писали ей письма, и она как могла помогала решать те или иные проблемы. Она спасла от преследований всем известного конструктора советских космических кораблей С. Королева. Валентина Гризодубова, Марина Раскова, Валентина Осипенко – пилоты бессмертного полка – из плеяды тех мужественных и благородных женщин, имена которых золотом вписаны в историю нашего Отечества и навсегда останутся в нашей памяти.

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх