Угнать нацистскую иномарку, или как размножаются «тигры»

 
Всё началось с подвига разведчиков. Обычных советских бойцов 24-го отдельного разведывательного батальона 3-го танкового корпуса, однажды вернувшихся из рейда по вражеским тылам на угнанном немецком танке. 

Как угнали иномарку  

Выглянул месяц, и снова
Спрятался за облаками,
На пять замков запирай вороного,
Выкраду вместе с замками.

В ночь с 8 на 9 июля 1943 года группа разведчиков под командованием капитана Закревского пошли за «языком». Дело было чуть северней небольшого райцентра Поныри Курской области.

Северный фас «огненной дуги» и всё такое.

С учётом насыщенного событиями начала июля, разведчики не без оснований надеялись прищучить на нейтральной территории немецких ремонтников. Увы, в эту ночь ремонтно-эвакуационные команды противника на работу не вышли. В поисках добычи разведчикам пришлось углубиться во вражеский тыл.

Участник этого рейда, военфельдшер Быстрицкий, потом вспоминал:

«Это был и не холм, и не дот, а замаскированный брезентом фашистский штабной танк. В машине горел свет, но никого поблизости не было. Ребята осторожно забрались на броню танка, и в открытый люк мы увидели, что внутри машины тоже нет никого. Зато каково было наше удивление, когда, спустившись в люк, мы обнаружили в танке портативный столик с разложенными на нём портативными картами фашистского командования, различные секретные бумаги, документы… Здесь же располагалась работающая радиостанция. Тогда нам пришла в голову дерзкая мысль: доставить танк своим ходом в расположение наших частей».

Идея была не столь уж фантастичная, учитывая, что разведчики были всё же из танкового корпуса и технику знали не понаслышке. Управлять машиной взялся командир взвода бронетранспортёров лейтенант Косик.

Дальнейшее происходило в стиле лучших голливудских боевиков. Спилберг и Лукас, умрите от зависти!

Ночь, стрельба, рёв танкового мотора, всполохи ракет и перепуганные немцы.

Правда, танк всё же заглох, не доехав 400 метров до советских окопов. Так что разведчикам пришлось занимать оборону и высылать гонцов за тягачом.

Но в итоге всё закончилось хорошо. Группа Закревского оказалась у своих вместе с трофейным танком.

На этом подвиг закончился и начались просто чудеса.

Кто ты, чудо-зверь?

Знал я и бога, и чёрта,
Был я и чёртом, и богом

Одного взгляда на трофей было достаточно, чтобы понять: разведчикам посчастливилось захватить какую-то новую фашистскую машину. Но какую именно?

Конечно, проще всего было бы именовать данный агрегат «немецким танком» — тут уж не ошибешься. Это определение подходило к любой груде металлолома с крестом, гусеницами и башней.

Здесь на фото трофей назван просто «немецким танком» (источник фото)

Но некоторым всё же хотелось большей точности. Обычно надёжным помощником для классификации была пушка. У захваченного танка она была короткая, но зато 75-мм, как у ранних модификаций PZ-IV.

«Ага, — обрадовались некоторые знатоки, — так и запишем: захвачен немецкий танк Т-4».

А здесь трофей уже назван Т-4 (источник фото)

 

Однако машина была для 3-го танкового корпуса новая. Пересмотрев разведсводки, командование узнало: у немцев и в самом деле имелся новый танк с 75-мм пушкой. Под названием «Пантера».

«Ага! — радостно воскликнули в штабе корпуса. — Так вот ты какая…».

Надо заметить, что в ходе Курской битвы «пантерная» бригада воевала у Манштейна на южном фасе «огненной дуги». И как «пантеры» выглядят на самом деле, советские танкисты около Понырей не знали по вполне объективным причинам. Но в наградных на капитана Закревского и его бойцов написали про «Пантеру». Видимо, решив, что так вернее будет — уж за этого зверя точно дадут.

Наградные на разведчиков (фото: http://pobeda.elar.ru)

Четыре «тигра» делим на одну «Трёшку»

Ветер по чистому полю
Лёгкой гуляет походкой,
Спрячь за решёткой ты вольную волю,
Выкраду вместе с решёткой,

И наконец в дело вступила фантазия журналистов — безудержная, как ветер в чистом поле.

«1943
15 июля

Встречавший меня первым кинооператор Казаков, увидев знакомое лицо с «лейкой», решил сделать мне приятный сюрприз. Он отвёл меня в сторону (для секретности) и доверительно сообщил:
— В село Н-ское привезли «Тигра». Можно снимать как угодно и делать с ним, что хотите. Не прозевайте!
Это особенно забавно, если учесть, что за все дни боёв не удалось снять ни одного «Тигра», хотя подбиты были многие десятки. А редакции требовали. Но все танки находились либо на территории противника, либо на ничьей земле. И вот дня три назад одна команда эвакуировала «Тигра». На него немедленно набросились тигры-репортёры. Они его щёлкали со всех сторон, задымили всё вокруг шашками и взрывателями. Но всех перещеголял Кнорин из «Красной Звезды». Он снимал как все, а потом улетел в Москву. На следующий день (13 июля) в газете «Красная Звезда» на первой полосе появилась панорама из четырёх «тигров», на второй — боевой эпизод с «Тигром». А это был всё тот же несчастный замученный один-единственный танк-эталон.
Бронтман Л. К. Дневники 1932–1947.

Немецкие танки (источник фото)

В отличие от «пантер», «тигры» под Понырями воевали. И некоторые советские бойцы даже знали, как они выглядят на самом деле. Но журналисты во все времена нередко отличались, скажем так, некоторой невнимательностью к деталям. Особенно к таким, которые мешают сделать «горячий» репортаж или статью.

На самом же деле разведчики капитана Закревского захватили Pz III Ausf N из 18-й танковой дивизии. Это была последняя модификация «Трёшки», уже в августе 1943 года их выпуск был прекращён.

Если же искать в этой истории мораль, то будет она очень проста. «Горячие» журналистские новости обычно стоит делить. На число «пи» или сколько там получится, если разделить четыре «тигра» на одну «Трёшку». А помнить… помнить стоит тех, кто честно выполнил свой долг.

(Источник фото)

капитан Закревский Дмитрий Андреевич
младший лейтенант Косик П.Д.
старший сержант Калинин М.И.
старший сержант Минин М.Н.
старший сержант Плешкевич Н.Д.
старший сержант Семинец Е.Е.
военфельдшер Быстрицкий И.В.
красноармеец Доброедов П.В.
сержант Подоляев В. Н.
сержант Семенов И.С.
ефрейтор Иванников П.И.
красноармеец Новиков В.Н.

Наградной лист капитана Закревского (источник фото)

Источник

Источник ➝

Самый стойкий министр обороны Кавалер двух орденов Ленина крепил обороноспособность нежеланием воевать с Китаем

Генерал армии Добри Маринов Джуров (1916–2002) – мировой рекордсмен по пребыванию министром обороны. Он занимал этот пост с 1962 по 1990 год. И был дважды награжден советским орденом Ленина.

Джуров – один из организаторов национального антифашистского сопротивления. Соединение под его командованием в 1944 году сорвало попытку деблокирования Софии германо-болгарскими войсками, участвовало в освобождении сопредельных районов Югославии (в Сербии и Македонии).

В 1948-м предлагал властям НРБ поддержать инициативу Албании оказать прямую военную поддержку компартии Греции и ее вооруженным формированиям.

Национальное сопротивление британской оккупации и реставрации монархии было подавлено объединенными усилиями США, Англии и Югославии. СССР и его союзники не вмешались ввиду угрозы войны с «новой Антантой».

Для сохранения базы ВМФ СССР во Влере предлагал не обострять отношения с Албанией

В 1947 году Джуров окончил с отличием Военную академию им. Фрунзе. С 1956-го – замминистра обороны НРБ. В 1959-м опять же с отличием окончил Академию Генерального штаба ВС СССР. И был снова назначен замминистра обороны Болгарии.

Чтобы сохранить важнейшую для СССР и Варшавского договора базу ВМФ во Влере, предлагал не обострять отношения с Албанией. Но в Москве не прислушались.

С 1962 по 1990 год занимал пост министра обороны. В тот период болгарские войска, оснащенные современными видами оружия, входили, по оценке британского Military Ваlance, в число наиболее боеспособных в Европе. Джуров санкционировал участие НРБ в операции «Дунай» («Армии – пять, политбюро – двойка»), но и в 1969-м, и десятью годами позже выступал против запросов Москвы о направлении контингента стран ОВД на советско-китайскую границу. Авторитет в Болгарии и Организации Варшавского договора не позволил снять генерала с поста министра за такие воззрения. Но выступить против горбачевской перестройки Джуров не решился.

9 сентября 1974 года в связи с 30-летием победы антифашистского восстания в Болгарии был награжден первым орденом Ленина. Согласно указу ПВС СССР – за военные заслуги и личный вклад в укрепление советско-болгарской дружбы. Награда вручалась в Софии, это сделал председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный. В 1976-м Джуров был удостоен второго ордена Ленина в связи с 60-летием и за заслуги в укреплении обороноспособности Болгарии. Награду вручили в Москве.

Похоронен в Софии с высшими воинскими почестями. Ордена хранит семья военного деятеля.

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики

Популярное в

))}
Loading...
наверх