Наемники СС во Вьетнаме. Откуда они там взялись?

 

Они и там наследили и нашли применение своим навыкам, в их услугах всё ещё нуждались и они показали себя…

До того как американский солдат ступил своей ногой на землю Вьетнама и столкнулся лицом к лицу с маленькими, желтолицыми, злыми, но очень гордыми солдатами Вьетконга, весь их гнев на себе ощутили бывшие солдаты «Ваффен СС» и каратели с Восточного фронта.

Как они там оказались? Почему так случилось?

Давайте разбираться.

Это забытая, малоизвестная, но от того не менее интересная страница истории, которая предшествовала началу затяжной войны во Вьетнаме.

Страница истории, о которой не любят вспоминать в Европе, а особенно во французском иностранном легионе, который набрал в свои ряды бывших солдат Вермахта, войск СС, русских коллаборационистов и прочий сброд, особо не заворачиваясь и не вникая в биографию новых рекрутов.

Они были идеальными наёмниками, война закончилась, а они имели колоссальный опыт, они долгие годы не знали ничего кроме войны, война стала для многих из них профессией, жизненным кредом, они не знали, что делать в мирной жизни, но они отлично умели убивать.

Европа уже знала времена наёмников – Ландснехтов, а теперь настала эра новых «Солдат удачи», настала эра «Диких гусей» и «Псов войны», ветераны войск СС и Вермахта стали первыми.

Не все могли свалить в Аргентину, Боливию, Парагвай и другие страны Южной Америки, не всех приютил испанский диктатор Франко, а таким деятелям как бывшие власовцы, коллаборанты из бригады «РОА» и казачьих формирований Вермахта, вообще было особо некуда деваться, по соглашению между Западными союзниками и СССР, они подлежали выдаче советскому правительству и на столь нелюбимой ими Родине их ждала петля, а в лучшем случае лагерь, тогда то многие из них и рванули туда где не спрашивают паспортов и биографию.

Они пошли во Французский иностранный легион.

Говорить об этом стали не так давно, сначала об этом проговорился ветеран иностранного легиона сержант Клод-Ив Соланж (кстати он говорил об этом и в своем интервью российскому изданию «Газета» (№ 216, 20.11.2003 г.), кому интересно можете найти и почитать), также всплыла научная работа историка Эккарда Михельса «Немцы в Иностранном Легионе, 1871-1965: мифы и реальность».

Ну а вишенкой на торте были статьи в популярном на Западе (а теперь и у нас тоже) в определенных кругах военном журнале «Солдаты удачи».

В мае 1945 года, война в Европе подошла к концу, а Франция закончила её в стане победителей нацистской Германии, но имидж французов на мировой политической арене, их национальная гордость и единство страны сильно пошатнулись.

Особенно это стало заметно в азиатских колониях, если в Африке французы ещё могли держать свои владения более менее под контролем, то в Индокитае становилось ой как не спокойно.

Французский Индокитай довольно старая имперская колония, которая официально именовалась «Индокитайский Союз» и включала в себя территорию Вьетнама, Лаоса и Камбоджи.

Французы прошли, залезли, заползли в Индокитай ещё в 17 веке, под видом миссионерской миссии, а потом вслед за проповедниками пришли и солдаты, ну вы понимаете, как это бывает.

Во время Второй мировой войны, когда Франция раскололась на две части, одна была оккупирована Вермахтом, а вторая назвавшись республикой «Виши» стала сателлитом Третьего Рейха.

Разумеется «вишистской Франции» было не до колоний, главное было вовремя заглядывать в глаза Гитлеру и как то выжить.

Этим то и воспользовалась Императорская Япония, которая включила французские колонии в Индокитае в сферу своих интересов и довольно быстро и безболезненно их оккупировала в 1940 году.

Правительство Виши, пыталось строчить какие — то гневные ноты протеста по дипломатическим каналам, но Японцы плевать на них хотели, понимая, что Виши и вся Франция — это всего лишь сайгонская марионетка, игрушечное государство Адольфа Гитлера и всех их претензии не стоят и ломаного гроша.

В 1941 году во Вьетнаме на сцену выходит такой с виду незаметный человек по имени Хо Ши Мин, имя которого в скором времени будет знать каждый американский солдат и каждый фермер и домохозяйка в США.

Вот именно Хо-Ши-Мин на пару со своим сподвижником генералом Во Нгуен Зяпом и создают организацию Вьетминь (предшественницу знаменитого Вьетконга).

Официально организация создана для борьбы за независимость Индокитая от японских оккупантов, но не в последнюю очередь и за освобождение от надоедливых колонистов, которые вытягивают последние соки из вьетнамского крестьянина на протяжении сотен лет.

Когда в 1945 году вопрос о поражении Японии уже не стоял и всё было очевидно, то плохо вооруженные партизаны Хо-Ши-Мина начали бороться с укрепунктами и аванпостами французских колониальных частей и очень в этом преуспели.

В августе 1945 года Хо-Ши-Мин объявил о начале всеобщего восстания и провозгласил независимый Вьетнам.

Французы поняли, что если сейчас не принять срочно меры, то их колонии – остаток было роскоши, посыплются как домино, сложатся как карточный домик. Запылает сразу везде и повсюду, не только ведь Вьетнамцам надоела власть белого человека.

Правительство Франции начало путём переговоров и политического лавирования тянуть время, а сами готовились к вооруженному решению конфликта.

Американский «дядя Сэм» алчно потирал руки, выдавая французам займы на покупку американского же устаревшего оружия.

Но французы думали, что и этого будет вполне достаточно, они недооценивали бывших вьетнамских крестьян, недооценивали их быстро -обучаемость, их идейность их людские ресурсы.

Французы подошли с позиции: «Что этот сброд вообще себе позволяет?».

Вот тут то им и пригодились навыки бывших ССманов, которые годами воевали на Восточном фронте, знали, что такое густые леса, знали что такое партизанская война и не знали жалости, к местным аборигенам.

Говорят, что в кабаках Индокитая очень часто слышали немецкие и русские песни, когда там стоял иностранный легион.

Самым отмороженным в составе иностранного легиона считался 1- й Иностранный парашютно-десантный батальон. Он состоял из бывших эсэсовцев, в основном немцев, в его составе также были два десятка бывших советских граждан и вьетнамская рота. Этот батальон слыл в Индокитае самым свирепым подразделением.

Когда в 1946 году конфликт вошёл в горячую фазу, а французы смогли перебросить в Индокитай значительный воинский контингент, то им поначалу сопутствовала удача и успех.

Французы выбили ополчение Вьетминя из всех крупных населенных пунктов, а в 1947 году едва не уничтожили верхушку организации и самого Хо-Ши-Мина, как раз руками бывших головорезов из СС, выбросив на голову Хо тактический десант, лишь чудом и в последний момент руководству вьетнамских партизан удалось сбежать.

Несмотря на военные успехи, партизанская война затягивалась, под знамёна Хо-Ши_мина и его генералов вставало всё больше людей, его армия росла и уже насчитывала более 350 тысяч человек, то что французы контролировали города и базы не давало им совершенно никакого спокойствия.

Всё изменилось в 1949 году, когда в Китае в ходе гражданской войны победу над Гоминьданом одержал Мао Цзэдун и поток помощи и вооружением из Китая и СССР помог вьетнамцам ещё больше окрепнуть и нарастить военные мышцы.

Данный ролик не о ходе войны в Индокитае, которая была длительной и витиеватой, о ней можно говорить долго, нас же интересует след, который оставили на этой войне бывшие солдаты СС и коллаборанты –каратели.

Их лебединой песней в этой войне стало последнее и самое крупное сражение этой войны, битва в долине Дьен-бьен-фу, где находился бывший японский военный аэродром, долину и аэродром заняли десантники французского иностранного легиона, в числе которых было не мало бывших спецов из СС и Вермахта.

Битву эту окрестили «Индокитайским Сталинградом», сражение в долине шло почти два месяца и было похоже на самые страшные битвы второй мировой.

Операция имела перед собой цель препятствовать вторжению Вьетминя в Лаос, но французы опять недооценили вьетнамцев.

Вот, что говорил об этом ветеран французского легиона Клод-Ив-Соландж:

«Быть может, нескромно так говорить о Легионе, но в наших рядах тогда сражались настоящие боги войны, и не только французы, но и немцы, скандинавы, русские, японцы, даже пара южноафриканцев.

Немцы все до единого прошли Вторую мировую, русские — тоже. Помню, во второй роте моего батальона служили два русских казака, воевавшие под Сталинградом: один был цугфюрером в кавалерийской дивизии СС. Погиб при обороне опорного пункта «Изабель».

Коммунисты дрались как черти, но мы тоже показали им, что умеем воевать. Я думаю, что ни одной европейской армии во второй половине 20-го столетия не довелось — и, Бог даст, уже не доведется — вести таких страшных и масштабных боев врукопашную, как нам в этой проклятой долине.

Ураганный огонь их артиллерии и ливневые дожди превратили окопы и блиндажи в месиво, и мы зачастую дрались по пояс в воде. Их штурмовые группы либо шли на прорыв, либо доводили свои траншеи до наших, и тогда десятки, сотни бойцов пускали в ход ножи, штыки, приклады, саперные лопатки, топорики.

Ожесточение было невероятное. Тайцы предпочитали какие-то свои особые кинжалы, у нескольких немцев сохранились кинжалы СС; в моем отделении служил баск, который жуть что вытворял складной навахой с лезвием длиной сантиметров в 30».

Французы и бывшие вояки из СС проиграли битву за долину Дьен-бьен-фу, они долго и отчаянно оборонялись, но расклады были не в их пользу, вьетнамцы смогли подтянуть и протащить через горы достаточное количество артиллерии (что казалось французам невозможным), окружили долину и устроили страшную мясорубку.

Осада и позиционные бои сменялись яростными атаками, а ещё вьетнамцы разработали тактику, подводя свои линии окопов вплотную к позициям оборонявшихся и пробивая ходы в их линии сообщений, навязывая ближний бой.

Кстати, с пленными французами вьетнамцы обращались довольно гуманно, что не сказать о легионерах, они предпочитали пленных не брать, а сразу стрелять голову раненным и поднявшим руки.

Ничего не напоминает? Как то по эсесовски, война другая, а привычки старые.

Помимо вьетнамцев в сражении учувствовали и советские товарищи, в качестве советников, куда без них, неужели это вьетнамцы сами так грамотно тактически выстроили бой?

Разумеется, без помощи не обошлось, как и не обошлось без советских «Катюш», чьи залпы накрывали позиции обороняющихся.

Советские товарищи очень интересовались пленными из числа легионеров, те кто не успел спороть наколку с рунами СС, получал от них «привет» в виде пули в лоб.

Те кто успел скрыть свою причастность и происхождение, смог закосить под Чехословака, Поляка или до Индокитая служил в Вермахте, тот вернулся во Францию. Из 4 тысяч пленных французов, живых легионеров вернулась лишь пара сотен.

Но вернувшись они не сидели без дела, их ждали новые войны, их ждал горящий Алжир. «Псы войны» не должны простаивать.

После разгрома под Дьен-бьен-фу, Франция утратила все свои колонии в Индокитае и прекратила там своё военное присутствие.

Опыт французов ничему не научил американцев, они не извлекли урока из их ошибок.

В США решили, что французы настолько немощны, что даже не в состоянии справиться с полуголодными вьетнамскими крестьянами, американцы были уверены, что у них то точно получиться.

Мы с вами знаем чем это закончилось.

Война в Индокитае стала отголоском Второй мировой войны, которая закончилась лишь на бумаге, но продолжается до сих пор….

Источник ➝

Ялтинский бильярд, сталинская кладка Карта послевоенного мира определялась на рубеже Висла – Одер

75 лет назад за «круглым столом» в Ялте три лидера определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира на полвека вперед. Военной прелюдией исторической встречи в верхах стали события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах.

В декабре 1944 года Берлин решился на отчаянный шаг, инициатором которого был Гитлер. Германское командование, собрав в кулак крупные силы, в том числе бронетанковые, начало контрнаступление в Арденнах и в Эльзасе. Оно стало последней серьезной попыткой гитлеровского режима изменить ход войны.

Англо-американские войска оказались в сложном положении…

А на Восточном, советско-германском фронте ранним утром 12 января 1945 года началась знаменитая Висло-Одерская операция – стратегическое наступление советских войск на правом фланге, в районе между реками Висла и Одер (Oder по-немецки, Odra по-польски и по-чешски). Она проводилась силами 1-го Белорусского (командующий – Георгий Жуков) и 1-го Украинского (Иван Конев) фронтов по 3 февраля. Однако ранее в стратегических планах советского командования 12 января как дата начала наступления отнюдь не значилось. Оно было запланировано на более позднее время – 20 января.

Как же нам не хватало этой потерянной недели, признавался маршал Конев

В чем же причина переноса начала Висло-Одерской операции? В первые дни нового года премьер-министр Великобритании Черчилль обратился к Сталину с просьбой начать операцию раньше. Сэр Уинстон полагал, что неожиданное наступление русских отвлечет крупные силы вермахта с западноевропейского фронта и облегчит положение англо-американских войск в районе Арденн. Советское Верховное главнокомандование с пониманием отнеслось к этой просьбе и дало положительный ответ. Командующие фронтами получили распоряжение ускорить подготовку операции. Таким образом Сталин пошел навстречу союзникам и приказал перенести ее начало с 20 на 12 января.

Но приказать легко. А сделать? Начать на неделю раньше масштабные наступательные действия огромных сил и средств – дело очень сложное. «Как же нам не хватало этой потерянной недели!» – откровенно скажет потом маршал Конев.

К тому времени расстановка сил была следующей. Двум советским фронтам противостояли три немецкие армии: 400 тысяч человек и несколько тысяч единиц техники. Помимо сплошных линий обороны общей глубиной до 600 километров противник создал несколько укрепрайонов. В 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах насчитывалось 16 общевойсковых, четыре танковые и две воздушные армии – в общей сложности два миллиона человек и более 45 тысяч единиц техники. Это была самая крупная группировка войск, когда-либо сформированная для проведения стратегической операции.

Сергей Круглов
Сергей Круглов – единственный чекист,
удостоенный звания рыцаря Британской империи

Наступление на рубеже Висла – Одер было неудержимым. Стремительность обуславливалась мощным первоначальным ударом, большой пробивной силой и высокой мобильностью советских войск, широким маневром и тесным взаимодействием. Исходный плацдарм для наступления находился на территории Польши, а расширен был уже на территории Германии. Темп наступления на рубеже Висла – Одер не снижался ни днем, ни ночью. На протяжении 20 дней наши войска продвигались на 20–30 километров в сутки, а танковые армии – до 70 километров. И прорвали немецкую оборону на Висле, где им противостояли войска группы армий «А».

Уже 14 января 1945 года Гитлер был вынужден отдать приказ о передислокации главных сил вермахта из района Арденн на восток. Только с 15 по 31 января против советских войск, стремительно продвигавшихся к границам рейха, было переброшено восемь немецких дивизий, в том числе четыре танковые. Это существенно облегчило положение союзников, сняв угрозу их разгрома.

Что же касается переброски немецких войск из Арденн на восток, то противнику это уже не помогло. В ходе Висло-Одерской стратегической операции бойцы Красной армии 17 января освободили Варшаву, 19-го – Краков. Этот красивейший древний город был занят немецкими оккупантами в 1939 году и стал административным центром германского генерал-губернаторства на территории оккупированной Польши. Перед отступлением гитлеровцы планировали взорвать Краков, но советским войскам удалось предотвратить эту акцию. А в Бреслау и Познани были окружены крупные группировки противника. В освобождении своей родины совместно с РККА участвовала 1-я армия Войска польского. Но свобода далась дорогой ценой: в польской земле захоронены 600 тысяч погибших и умерших от ран советских солдат и офицеров.

3 февраля наступление Красной армии на Висло-Одерском рубеже успешно завершилось. По масштабу действий и результатам оно стало одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной. Были полностью разгромлены 35 немецких дивизий, еще 25 потеряли от 50 до 70 процентов личного состава. Свыше 150 тысяч солдат и офицеров противника были взяты в плен. Германские части лишились нескольких тысяч единиц боевой техники. Потери советских войск – более 100 тысяч человек, две тысячи единиц техники.

В тяжелых зимних условиях всего за 23 дня войска двух советских фронтов армии не только продвинулись вперед и освободили большую часть Польши и значительную часть Чехословакии – они вышли к Одеру и оказались на рубеже, где начиналась подготовка к взятию столицы нацистского рейха…

Висло-Одерская операция имела особое значение в стратегическом взаимодействии Москвы, Лондона и Вашингтона на Европейском ТВД, укрепив взаимное доверие между руководителями СССР, Великобритании и США. Становилось очевидным, что Германия уже не в состоянии вести боевые действия на два фронта, победа союзников не за горами.

Примечательно, что Висло-Одерская стратегическая наступательная операция завершилась за день до начала исторической Крымской (Ялтинской) конференции (4–11 февраля).

«Священная корова» Рузвельта

3 февраля во второй половине дня личный самолет Рузвельта с опознавательными знаками ВВС США и бортовым номером 272252 приземлился на аэродром близ поселка Саки в северной части Крыма. Это был четырехмоторный трансконтинентальный S-54R с собственным именем Sacred Cow («Священная корова»), специально оборудованный для главы государства: президентский салон, два помещения для помощников и конференц-зал, спальная каюта, радиотелефон, электрический лифт для инвалидного кресла – Рузвельт не мог самостоятельно передвигаться из-за паралича ног.

Во время войны он преодолел на своем самолете десятки тысяч миль над Америкой и Атлантикой. Побывал в Иране, на Мальте, в Крыму, в Египте... И ни одной поломки! История создания президентского S-54R такова. В 1938 году фирма «Дуглас» (Douglas) изготовила четырехмоторный пассажирский самолет DС-4 для трансконтинентальных линий. Когда США вступили во Вторую мировую войну, усовершенствованная к этому времени машина был принята на вооружение ВВС под кодовым обозначением С-54 «Скаймастер» (Skymaster), то есть «Хозяин неба». Всего до 1947 года было выпущено 1163 машины.

Самолет массово изготовлялся в нескольких модификациях. Лайнер с индексом R, построенный в единственном экземпляре, предназначался для дальних перелетов Франклина Рузвельта. Экипаж – семь человек, на борту могли разместиться 15 пассажиров. Внешне самолет ничем не отличался от собратьев, разве что своеобразной надписью на борту.

Рузвельт прилетел в Крым через две недели после вступления в должность президента на четвертый срок. На борт поднялись нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус. Президенту помогли разместиться в стоявшем рядом с самолетом «Виллисе». Машина была без тента, с опущенным лобовым стеклом, со специально сконструированным сиденьем для президента и правосторонним поручнем. На этом джипе, за рулем которого сидел наш водитель в гражданской одежде, Рузвельт объехал строй почетного караула. Кстати, Красную армию он всегда называл Русской.

Спустя 20 минут после посадки «Священной коровы» на таком же «Скаймастере» американского производства, но с опознавательными знаками Британии в Саки прилетел Черчилль. Вместе с англосаксонскими лидерами в Крым прибыли их дочери – Анна Беттигер и Сара Черчилль. Дочь британского премьера была в военной форме. Она служила в должности командира отделения женского вспомогательного корпуса ВВС.

А первым в Крым приехал Сталин, даже дата была символичной – 1 февраля. Спецпоезд вождя проделал путь от Москвы до Симферополя за сутки. Но высоких гостей Дядя Джо по каким-то причинам встречать на аэродроме не стал. Хотя и уведомил их о том, что он уже на месте. Как бы там ни было, американского президента и британского премьера встречали по высшему разряду. Почетный караул, оркестр. И роскошный по военным меркам стол с напитками и закусками: водка, коньяк, вино, «русский чай» с лимоном, икра, семга…

Дорога в бронированных ЗИСах от аэродрома до Ялты заняла у высоких гостей несколько часов. Крым был освобожден от оккупантов меньше года назад – в мае 1944-го, и были еще видны последствия боев: руины, сгоревшая техника…

Все дело в фамилии Круглов

Ялтинская конференция проходила с 4 по 11 февраля. Семь официальных заседаний с участием лидеров и три встречи министров иностранных дел проходили за большим круглым столом в Белом зале Ливадийского дворца и в бильярдной. А большинство фотографий, в том числе знаменитый портрет главных участников, было сделано в Итальянском дворике. Рузвельт дал два приема в честь Сталина, хозяйкой на них была дочь Анна.

Рузвельт прилетел в Крым после вступления в должность президента на четвертый срок

За охрану, обеспечение гостей и организацию приемов отвечал первый заместитель наркома внутренних дел СССР Сергей Круглов. Позднее ему были пожалованы звание рыцаря Британской империи, английский орден Бани и американская медаль. Так Круглов вошел в историю как единственный чекист, получивший этот эксклюзивный титул. «Все дело в фамилии Круглов», – судачили тогдашние конспирологи. В самом деле, именно за круглым столом три мировых лидера на полвека вперед определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира. Несмотря на противоречия и разногласия, порой очень острые, великие политики и государственные деятели умели находить взаимоприемлемые решения.

В цепкой памяти трех главных участников конференции были свежи события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах. Они стали военной прелюдией исторической встречи в верхах.

Именно в Ялте были разработаны условия капитуляции гитлеровской Германии и разделения ее на оккупационные зоны. Три лидера обещали сохранить единство военного времени, создать условия для безопасного и продолжительного мира посредством «согласованной политики» трех держав в разрешении политических и экономических споров. Было решено создать международную организацию для поддержания мира и безопасности – имелась в виду ООН. Принципиально важным стало решение Сталина о вступлении СССР в войну с Японией после разгрома нацистской Германии. Обсуждалась и польская тема. Не кто иной, как советский вождь, выступал инициатором приращения польских земель на западе страны за счет территорий, ранее входивших в состав Третьего рейха.

На совместно принятых в Ялте документах, образно говоря, были и поставленные кровью подписи сотен тысяч советских солдат – участников Висло-Одерской и других крупных наступательных операций завершающего периода войны. Так что результаты конференции и роль Москвы не в последнюю очередь определялись военными успехами на советско-германском фронте. Ведь к началу конференции Красная армия уже находилась в 70 километрах от столицы «тысячелетнего рейха»…

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук

Популярное в

))}
Loading...
наверх