В Гитлера – не стрелять!

Под именем – обер-лейтенанта вермахта Пауля Зиберта, он же знаменитый советский диверсант Николай Кузнецов, выходил на сложные задания командования, с которых не всегда возвращаются. Однажды так и случилось…

 

Но все по порядку. Николай Кузнецов – простой деревенский парень с Урала, который официальная пропаганда нарекла «опорным краем державы». Урал и уральцы поистине были таковы: надежный люд был, на них всегда, во всех делах можно опереться. Как многие молодые советские люди Николай закончил 7 классов.

Как сельчанина тянулся к земле – хотел выучиться на агронома. Затем учеба в лесном техникуме. Но неожиданно проявилась тяга к языкам. Мало того, что овладел в совершенстве немецким, так досконально изучил 6 его диалектов. Пошло-поехало: талант к языкам был явным. Как родными стали польский и украинский. Заинтересовал язык коми – без трудностей изучил. Замахнулся на эсперанто – прекрасно говорил и на нем.

 

На деревенского полиглота не могло не обратить внимание ОГПУ. В нем хорошо разглядели верного и преданного советской власти бойца. С коллегами он колесит по округе «внедряя» в деревнях и селах» коллективизацию. Воюет с оголтелыми бандами в Коми-Пермяцком округе.

1938 год – переломный в биографии Николая Кузнецова. НКВД Коми АССР пересылает в Москву его личное дело, в характеристике настоятельно рекомендуют Николая как ценного работника для работы в Союзном Комиссариате. Знание языков, арийская внешность – это то, что надо для советского агента в фашистской Германии. В воздухе пахнет большой войной. Агентурная сеть в этой стране все больше и больше расширяется.

 

Но пока он в Москве. Его зовут Рудольф Шмидт. Он инженер на московском авиазаводе. Он общителен, умен, хороший рассказчик. Шмидт – свой среди немецких дипломатов. Не пропускает ни одно из светских мероприятий. Много – чего интересного они рассказывали ему, доверяя милому и доброжелательному инженеру.

 

Начинается Великая Отечественная война Николая Кузнецова направляют в созданное 4-е управление НКВД, агенты которого будут заниматься разведывательно-диверсионной работой в глубоком тылу у фашистов.

Спецслужба «кует» из Николая немецкого лейтенанта Пауля Зиберта. Чтобы впитать в себя атмосферу немецкого общения, его на некоторое время помещают в лагерь для немецких военнопленных. Так сказать, для вживания в образ. Далее его натаскивают на прыжки с парашютом, изучает самые разные виды стрелкового оружия, виды закладок мин и др.

Летом 1942 г. Кузнецова забрасывают в отряд специального назначения «Победители» дислоцированного под украинским городом Ровно. «Новобранца» зовут Николай Грачев. Под личиной немецкого офицера Пауля Зиберта ему предстояло выполнять сложнейшие задания. Тем более, что в этом городе находилось управление рейхскомиссариата «Украина». Лейтенант легко и непринужденно вступает в контакты с военными, работниками рейхскомиссариата, сотрудниками абвера и др. В доверительных беседах с ними он черпает бесценную информацию. Он как никто другой понимает, во всем этом должно главенствовать чувство меры. Лишнее слово, глупый вопрос и провал неизбежен. Но агент НКВД работал ювелирно, подкопаться – невозможно. Кузнецов не только собирал и передавал нужную информацию, перед ним также была поставлена задача отстреливать высших должностных лиц военного командования и оккупационной администрации.

 

Зимой 1943 г. Кузнецову приходит важное сообщение: под городом Винница сооружена новая ставка Гитлера. Об этом тут же было сообщено в центр. В то же время ему пришло указание готовится к покушению на самого фюрера. Но приказ на его устранение так и не поступил и причины этого до сих пор неизвестны. Фигурой №1 для ликвидации у Кузнецова был руководитель рейхскомиссариата «Украина» Э.Кох, известный своими изуверскими приказами по отношению к мирному населению. Но всегда, те или иные веские обстоятельства мешали произвести роковой выстрел. Однажды Кузнецову удалось попасть на прием к этому известному фашисту, но наличие целой «армии» охранников не позволило диверсанту отправить гитлеровского ублюдка на тот свет. Зато от возмездия за творимые злодеяния не ушли от Кузнецова 11 высших офицеров и крупных чиновников рейхскомиссариата – это зам.Э.Коха, Г.Гель, один из ведущих специалистов рейхскомиссариата А.Функ, командующии Восточными батальонами генерал М.Ильген и др. Н.Кузнецов первым отправил в Москву шифровку о подготовке немцами теракта на руководителей СССР, США и Англии на запланированной встрече в Тегеране в 1943г. Тогда агентурная сеть в Тегеране, нацеленная на покушение, была раскрыта и обезврежена.

Нелегкие боевые будни советского диверсанта шли своим чередом. В начале 1944 года поступило новое задание. Немецкая военная машина откатывалась на запад. Задача – всеми возможными средствами сеять среди вояк вермахта и оккупационной администрации смуту, панику и нагонять страх. Место действия – г.Львов. К тому времени Н.Кузнецов – немецкий офицер Пауль Зиберт – уже «на мушке» немецкой контрразведки, его усиленно ищут. Но это не мешает Николаю пристрелить начальника округа Галиция О.Бауэра и крупного чиновника Г.Шнайдера.

К середине 1944 г. диверсионной группе Кузнецова работать в стане врага стало невозможно. Была большая вероятность того, что оккупанты их выследят и церемониться не будут. Принимается решение уходить в лес к партизанам либо пробиваться к своим через передовые позиции фронта.

После тяжелого марша группа Кузнецова из трех человек остановилась на отдых в одном из домов села Боратин. Все они были в немецкой форме. Их выследили боевики УПА, которых накануне немцы проинформировали о советских диверсантах в форме вермахта и о больших деньгах за их поимку. Бандеровцы ворвались в дом неожиданно. На месте расстреляли боевых друзей Николая, пытаясь взять его живым. Но он успел снять чеку с гранаты…А на дворе весна 1944г. До Великой Победы оставался всего лишь один год.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 года за исключительное мужество и храбрость при выполнении заданий командования Николай Иванович Кузнецов был посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Место захоронения разведчика было установлено поисковиками лишь полтора десятилетия спустя, в 1959 году. 27 июля 1960 года, в день рождения Николая Кузнецова, он был с почестями перезахоронен на Холме Славы во Львове.

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх