"Султан" неба

Имя советского летчика-аса Ахмет-Хана Султана гремело по всем фронтам Великой Отечественной. И было за что. Он был мужественным и храбрым воином, порой на грани фола. Немецкие летчики тоже хорошо знали Ахмет-Хана и прозвали его «Черным дьяволом» и старались не связываться с советским летчиком в небе – себе дороже. 31 мая 1942 года советские истребители в очередной раз облетали важный стратегический объект – ж/д. мост под Ярославлем. Перед ними была поставлена четкая задача – категорически не допускать фашистскую авиацию к переправе.

Гитлеровские самолеты не заставили себя долго ждать. Завязался воздушный бой. Вдруг Ахмет-Хан замечает, что один из самолетов противника прорывается сквозь атаки советских пилотов и резво направился к мосту. Ахме-Хан тут же пристраивается к хвосту «Юнкерса» и нажимает гашетку пулемета. Но… оружие молчит, кончились патроны. Советский летчик, не раздумывая ни секунды, идет на таран, да так, что его самолет застревает в хвостовой части самолете врага. Оба самолета начали стремительно падать вниз. Султан не растерялся и ему удалось вовремя покинуть самолет на парашюте. Эта была первая воздушная победа Ахмет-Хана. Командование высоко оценило мужество советского пилота и наградило его орденом Ленина. А представители власти Ярославля подарили герою именные часы.

 

Во время обороны Сталинграда летному составу было дано суровое боевое задание – добиться превосходства в воздухе любой ценой. С этой целью было создано специальное авиационное подразделение и нарекли его «полком асов», официально оно называлось 9-м гвардейским истребительным авиаполком. Служил в нем, ставший опытным асом и Ахмет-Хан Султан. Как-то в полк приходит срочное сообщение – на одну из важных переправ направляются бомбардировщики врага. Группа советских самолетов должна нейтрализовать противника. Ахмет-Хан проявляет инициативу и вместе со своим ведомым быстрее всех приближается к самолетам прикрытия бомбардировщиков немцев, отвлекая их на себя и давая своим товарищам возможность расправляться с бомберами. Самолеты противника один за другим уничтожались советскими асами, камнем падая на землю. Неожиданно пулеметная очередь прошила самолет Ахмет-Хана. Потянулся шлейф дыма. Выход был один – немедленно прыгать. Будучи в воздухе на парашюте, летчик замечает пикирующих на него немецких самолетов. У фашистов была «любимая забава» – в упор расстреливать спускающихся на парашюте пилотов, которые в такой обстановке не могут оказать сопротивление. Но немцам не удалось воплотить задуманное. Ведомый Ахмет-Хана молниеносной и дерзкой атакой отогнал самолеты лютваффе от Султана и барражировал вокруг него до тех пор, пока он не приземлился. Повезло, что на советские передовые позиции.

 

Ахмет-Хана в обычной обстановке отличало завидное спокойствие, нелюбовь к позерству, уважительность к боевым товарищам. Но стоит ему только сесть за штурвал самолета, он преображался, как будто становился другим человеком – решительным, смелым и порою отчаянным. Его однополчане как-то вспоминали такой случай: на полевом аэродроме летный состав в ожидании приказа на вылет. Каждый занимается своими делами. Вдруг в небе нежданно-негаданно проявляется самолет с черными крестами на борту и молнией садится на ВПП. Зенитчики опешили и опоздали открыть огонь. Выйдя из оцепенения, летчики, на ходу доставая пистолеты, побежали к вражескому самолету. Картина маслом: из кабины, улыбаясь, «нарисовался» Ахмет-Хан Султан. Этот штурмовик вам в подарок от наших истребителей, говорит. Недавно мы посадили его на наш аэродром. Нам он надоел, а вам может пригодится. Когда ему сказали, что мог бы попасть под огонь зенитчиков, скромно ответил, что «не успеют…». Конечно, это было рискованное дело. Но и оно показало, что Султан был мастером летного искусства, настоящим боевым летчиком – лихим и бесстрашным.

 

Все когда-то заканчивается. Великой Победой завершилась, и эта самая страшная и кровопролитная война в истории человечества. Закончилась война и для летчика-аса Ахмет-Хана Султана. 29 апреля 1945 г. в берлинском небе он провел свой последний бой, сбив фашистский истребитель. На его счету 603 боевых вылета, 150 боев, 30 уничтоженных самолетов врага.

Уже в мирное время всех асов направляют на учебу в Военно-воздушную академию. По прошествии времени Султан осознает, что «грызть гранит науки» – это занятие не для него и уходит «на гражданку». Но найти работу никак не получается. В «Аэрофлот» – душа не лежит. В военные организации, несмотря что фронтовик, Дважды Герой Советского Союза – не берут. Одна из причин – брат во время оккупации Крыма служил в полиции. Хотя, понятно, вины Ахмет-Хана в этом нет. Вмешался «господин случай». Как-то лицом к лицу столкнулся с бывшим своим боевым товарищем, тем самым ведомым Владимиром Лавриненковым. Как выяснилось, он поддерживает дружеские отношения с генералом Хрюкиным, который во время войны был командиром «полка асов» и тот очень уважал Ахмет-Хана. Генерал откликнулся на проблему Ахмет-Хана и позвонил куда надо и его взяли на работу летчиком-испытателем в Летно-исследовательский институт. И не прогадали. Султан, образно говоря, «горел» на работе – он был в своей стихии. И лучшей доли он не искал. Не было самолетов, в испытании которых он бы не принимал участие. Его ценили в коллективе как профессионала высшего класса, человека всем своим существом влюбленного в авиацию.

 

1 февраля 1971 г. на аэродроме в Жуковском обычный рабочий день. За штурвалом – Ахмет-Хан. В небо взлетает самолет – лаборатория для тестовых испытаний двигателя новейшей разработки. Через несколько минут полета самолет теряет управляемость и терпит катастрофу. Так ушел из жизни замечательный летчик, человек с большой буквы – Ахмет-Хан Султан – Дважды Герой Советского Союза, 3-кратный кавалер орденов Ленина, 4-х кратный кавалер орденов Красного Знамени, кавалер ордена Отечественной войны, лауреат Сталинской премии, Заслуженный летчик-испытатель. Ахмет-Хан как никто другой любил небо и это было взаимно и потому там в небесах он не чужой.

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх