Как в СССР при Андропове устраивали массовые облавы



Сегодня у нас очередная круглая дата - ровно 35 лет назад, 7 августа 1983 года было принято постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об укреплении социалистической трудовой дисциплины". Задачей было побороть прогулы и опоздания на работу, искоренить пьянство на рабочем месте, уменьшить количество брака в выпускаемой продукции, в общем - навести, наконец, порядок.

Даже сам Андропов тогда обмолвился, что мол, "разболтался у нас народец".

На деле же все эти инициативы приняли довольно экстравагантную форму. Милицейские наряды, а также дружинники, в рабочее время устраивали массовые облавы в кинотеатрах, магазинах, парикмахерских и даже банях и церквях - с целью выявить и привлечь к ответственности "тунеядцев" и прочих "лиц без определённого рода занятий".


Из кинотеатра – на овощебазу

«Сижу на лавочке в парке. Погода прекрасная. Вдруг подходят два милиционера ко мне: «Добрый день, – говорят, – почему вы не на работе?» – и просят предъявить документы. «На больничном я! – отвечаю. – Погулять вышел, документов с собой – никаких». «Раз вы на больничном, должны дома сидеть или в больнице лежать!» Записали имя, фамилию, место работы. И спустя неделю, когда я на завод вернулся, пропесочили всем коллективом на собрании», – вспоминает мой знакомый дядя Коля.

«Меня с сокурсницей в кино застукали. Днём. Мы ходили на фильм «Полёты во сне и наяву» с Олегом Янковским. Прямо в начале сеанса просмотр остановили, в зале включили свет, вошли дружинники и милиционер с ними, потребовали у каждого документы. Один мужик убежать хотел, но его прямо на выходе из зала схватили. Каждый объяснял, почему он в рабочее время – не на работе. Кто – в отпуске, кто – после смены, у кого отгул, у кого выходной. Мы студенческие билеты показали, пытались отвертеться: мол, лекцию в институте отменили. Но дружинники не поверили. Сообщили в деканат, что мы занятия прогуливаем. И уже на следующий день отчитали нас на комсомольском собрании, чуть из комсомола не исключили».

«Меня лично чаша сия миновала, – вспоминает ещё одна свидетельница тех времён, – но я знаю лично человека, которого прямо из зала кинотеатра отправили на овощную базу перебирать картошку. Прервали фильм, подогнали автобусы – и вперёд, не разбираясь. Самое забавное, что человек этот вообще был в отпуске, но оправдательных документов у него при себе не нашлось».

Взыскать, лишить, пропесочить, уволить

Андропов был избран генеральным секретарём ЦК КПСС 12 ноября 1982 года и уже спустя пару дней после своего назначения объявил, что стране нужны перемены.

Много лет возглавляя КГБ, он прекрасно знал реальную ситуацию в стране – халатность, безалаберность, очковтирательство, коррупция, бюрократизм процветали во всех сферах жизни. Как говорил сам Андропов, «народ подразболтался». Поэтому первым делом он решил заняться укреплением рабочей дисциплины и объявил бой прогульщикам по всей огромной стране.

По логике Андропова, человек, не явившийся на рабочее место, обязательно ошивался в местах развлечений, отдыха, в магазинах, парикмахерских или в общественном транспорте. Именно там и устраивались знаменитые андроповские облавы: входили люди в форме, всех присутствовавших просили предъявить документы и объяснить, по каким причинам товарищ не корпит над чертежами в НИИ или не стоит у станка на заводе.

Списки пойманных в рабочее время прогульщиков передавали руководству предприятий, где числились граждане, а оно уже выбирало наказание согласно постановлению Совмина СССР № 745 «О дополнительных мерах по укреплению трудовой дисциплины». В нём, в частности, говорилось: «...к рабочим и служащим, отсутствующим на работе более трёх часов в течение рабочего дня без уважительных причин, применяются такие же меры ответственности, какие установлены за прогул».

То есть руководство предприятий и организаций могло уменьшить отпуск провинившемуся, перевести его на низкооплачиваемую работу на срок до трёх месяцев (без права уволиться по собственному желанию в этот период), лишить премий, отгулов, наконец, отчитать на собрании, объявить выговор или взыскание.

Прогульщиков-рецидивистов, то есть тех, кого в рабочее время ловили уже не в первый раз, руководство было обязано уволить. «Неспособность руководителя обеспечить надлежащую дисциплину труда на полученном участке работы должна расцениваться как несоответствие занимаемой должности», – говорилось всё в том же постановлении.

Борьба с БОРЗыми

Если судить по прессе тех лет, то советский народ воспринял андроповские облавы с воодушевлением: «Мнение рабочих едино: строгий порядок и организованность в конечном счёте дадут дополнительные блага для советских людей – лучше будем трудиться, больше произведём нужных товаров», – писала в августе 1983 года газета «Известия» в заметке с характерным для тех времён названием «Соль дисциплины и яд халатности».

Пресса песочила прогульщиков с энтузиазмом и юмором. «Тунеядцы – наши враги. Хлеб трудовой от них береги!», «Вон дармоедов с тёпленьких мест! Кто не работает, тот не ест!» – такими лозунгами пестрели передовицы. Журналисты включились в борьбу с прогульщиками и публиковали репортажи с мест «преступлений».

«11 часов утра. Город живёт повседневной трудовой жизнью. Однако все ли труженики добросовестно исполняют свои обязанности, за которые получают гарантированную зарплату? Вместе с группой дружинников и сотрудников милиции направляемся в расположенный в Нижегородском районе кинотеатр имени Минина. В одном из залов идёт утренний сеанс. Премьера остросюжетного фильма. В зале полным-полно народа самых разных возрастных категорий, почти все билеты в кассе распроданы. Советская конституция гарантирует гражданам право на отдых. Однако и обязанность трудиться никто не отменял… Сотрудники милиции просят приостановить сеанс на десять минут. Начинается проверка документов. И вежливый вопрос: где работаете? Где учитесь? Почему в рабочее время не на учёбе или не на работе? Почти у всех находится та или иная «веская причина».

– Отпросился по личным обстоятельствам…
– У меня отпуск…
– У нас занятия отменили…
– Отпустили пораньше…


После выяснения всех обстоятельств сотрудники милиции составляют списки. Ну а завтра уже руководителям предприятий, учреждений и учебных заведений придётся нести ответ, действительно ли их сотрудники и обучающиеся имели веские причины для свободного времяпрепровождения в установленные часы работы и учёбы».

Это текст передовицы газеты «Горьковский рабочий». Примерно такие же заметки в 1983 году появились в тысячах других газет.
А вот в народе об андроповских нововведениях говорили иначе: «Придя к власти, Андропов сформулировал задачу, стоящую перед сельским хозяйством: сажать, сажать и ещё раз сажать!»

Если советский человек нигде официально не работал больше четырёх месяцев, то по статье 209 Уголовного кодекса РСФСР ему присваивался постыдный статус «БОРЗ» («без определённого рода занятий»). «Борзых», живших на нетрудовые доходы, карали исправительными работами на срок до четырёх лет, а часто и тюремным заключением. Именно по статье «Тунеядство» в то время угодил за решётку актёр Николай Годовиков – Петруха из фильма «Белое солнце пустыни».

Милиционеры и дружинники искали тунеядцев не только в кино, кафе, ресторанах, парках, магазинах, но даже в банях. Подходили к голым людям и требовали предъявить документы. И часто вместе с реальными нарушителями рабочей дисциплины наказывали невинных трудяг. Например, задерживали заводчан, шедших домой после ночной смены, или школьников, учившихся во вторую смену. «Особо не разбираясь, участковый брал тебя за ухо и сопровождал в школу. А за прогул без уважительной причины могли исключить из пионеров», – вспоминает ещё один мой знакомый.

Зачем это было нужно?

Официально борьба с тунеядцами имела одну цель – усиление и укрепление трудовой дисциплины с целью развития экономики страны. И действительно, в течение всего одного года был зафиксирован прирост в объёмах производства народного хозяйства на 6 процентов. Но это – далеко не единственная и, возможно, не главная причина андроповских облав.

О главной все знали, но никто не говорил. И называется эта причина «дефицит».

Дело в том, что деньги у народа были. Но не было товаров в магазинах! А если дефицитный товар и «выбрасывали», то его мгновенно сметали с прилавков. Вспомните, например, эпизод знаменитого рязановского «Служебного романа», когда бухгалтер Шурочка в рабочее время врывается в очередь за арбузами с криком: «Я за деньгами бегала, я стояла! Я стояла!» Или диалог Людмилы Прокофьевны с Новосельцевым: «Дисциплина, к сожалению, у нас хромает… Люди в служебное время бегают по магазинам. А недавно был совсем вопиющий случай. Возмутительный, с моей точки зрения. В дамском, простите меня, туалете вывесили объявление: «Продаю колготки. Звоните по такому-то телефону».

Так выживал человек времён брежневского застоя (фильм снят в 1977 году). Товаров не хватало. Дефицит, как, например, Шурочкины арбузы, в небольших количествах попадал на прилавки и сметался в считаные секунды. К вечеру в магазинах оставался скромный продуктовый набор честного советского труженика, но и за бутылкой молока приходилось стоять в нешуточной очереди.

Оттрубив восьмичасовой рабочий день, мать или отец семейства ещё как минимум полтора часа простаивали во всевозможных очередях, чтобы купить продукты на ужин. Рабочий день заканчивался в 17 или 18 часов, детские сады закрывались в 17, магазины – в 19 или 20 часов. Как, скажите, советской матери почти одновременно удавалось находиться в трёх местах? Чтобы уложиться в такой график, она просто была вынуждена либо отпрашиваться у начальства, либо «сваливать по-тихому».

«Успеть постоять в очереди»

«Андроповское правление совпало с детсадовским периодом моих детей, – вспоминает мой интернет-знакомый Иван. – Чтобы забрать их из детского сада и успеть на служебный автобус, я был должен уйти с работы за восемь минут до окончания рабочего дня. Меня неоднократно ловили за этим преступлением. В объяснительных записках приводил поминутный расчёт времени на натягивание колготок и завязывание шнурков».

А пока Иван разрывался между детским садом и работой, его жена пыталась за час до закрытия выстоять несколько очередей в разных магазинах – молочном, булочной и бакалее. Ведь «долгоиграющих» продуктов тогда почти не было, пополнять небольшой холодильник приходилось почти каждый день.

Но вместо того, чтобы бороться с дефицитом и нехваткой элементарных товаров, андроповский аппарат развернул битву против несчастных матерей и отцов, ежедневно стоявших перед выбором: либо прогулять, либо оставить семью голодной.

Размышляя о том времени, бывший мэр Москвы Юрий Лужков в одном из интервью сказал: «Иногда приходится читать легковесные рассуждения о Юрии Владимировиче – дескать, устраивал шмоны в магазинах, хотел всех заставить ходить по одной половичке. Чушь это всё! Не так было. Со всего Союза приезжали люди в Москву за покупками, за дефицитом. В магазинах светопреставление было. И к концу дня все хорошие товары раскупались. Пройди после работы – как шаром покати. Вот москвичи и норовили улизнуть с работы и в очереди постоять».

Версию с дефицитом подтверждает и анекдот той поры: «Работница просит начальника отпустить её на несколько часов пораньше:
– Понимаете, мне хочется встретиться с любимым человеком, а у нас такая вот ситуация: у меня семья, и у него семья. Любить друг друга можем только в рабочее время.

Начальник:
– Хорошо, идите. Но только так: чтобы сразу в постель! И никаких магазинов!»


Чтобы «успеть постоять в очереди», нужно было не только пораньше сбежать с работы. Многим советским гражданам приходилось ещё и пережить битву за место в общественном транспорте. Ведь тогда магазины были своего рода достопримечательностью – один на всю улицу, а иногда и на целый проспект.

«Люди по вине транспорта опаздывают на работу, не могут вовремя забрать детей из детских садов, не могут съездить в магазины, в больницу, в аптеку… Сейчас, когда остро ставится вопрос о дисциплине, постоянно недоумеваешь: а существует ли она на транспорте?» – писал в редакцию горьковской газеты «Ленинская смена» секретарь территориальной парторганизации Московского района С.Г. Тираспольский.

Люди подолгу ждали автобус на остановках, а дождавшись, дрались друг с другом, чтобы влезть в него. Эти реалии также отражены в фильме Эльдара Рязанова: хрупкая Ольга Рыжова толкается в электричке и, «освежённая обязательной зарядкой в общественном транспорте», несётся утром на службу, а вечером – с тремя набитыми сумками – домой.

С бытовым обслуживанием, сферой отдыха и развлечений дела в СССР также обстояли из рук вон плохо. Ателье, парикмахерские, ремонтные мастерские работали исключительно с 9 до 17 часов. И бедному служащему приходилось либо отпрашиваться, либо прогуливать работу, чтобы починить ботинки, отремонтировать телевизор, забрать бельё из прачечной. Женщинам, как всегда, доставалось больше всех. Сделать маникюр, укладку, подстричься, завиться, сшить платье в ателье можно было только в рабочее время. Вот и ходили милиционеры с рейдами по этим заведениям, пугая и наказывая советских красавиц.

Бесславье

Был ли прок от андроповских облав? Современные историки, да и простые свидетели тех времён отвечают однозначно: толку от этих мер не было никакого. Пока милиция в магазинах и кинотеатрах ловила студентов, отпускников и школьников, подпольно активно работали цеховики и фарцовщики. Дефицитный товар продолжали продавать «из-под полы», «из-под прилавка», «с чёрного хода».

Что же касается отношения к работе, то на многих предприятиях были настолько сильно раздуты штаты, что люди просто просиживали время – от звонка до звонка. Об эффективности труда много писали в газетах, но на деле нужно было менять всю систему.

Да и закончилась борьба с прогульщиками так же быстро, как началась. Уже спустя несколько месяцев после своего назначения Юрий Андропов заболел, а ещё через полгода скончался. Многие свои начинания он просто не успел довести до конца, а многие так и остались идеями. Хотя, как считают некоторые современные историки, именно Андропов в 1982-м зажёг ту искру, из которой спустя годы возгорелось пламя горбачёвской перестройки. Да и сам Горбачёв был его ставленником.

Так что, возможно, наиболее передовые идеи Андропова нашли воплощение уже после его смерти. А сам он запомнился народу облавами на прогульщиков.

Текст: Марина Хакимова-Гатцемайер

https://nasedkin.livejournal.c...

Источник ➝