"Курносая Валечка": каким женщинам Сталин оказывал особое внимание

Фигура вождя народов, как называют Иосифа Сталина, за прошедшие после его смерти годы обросла множеством слухов, домыслов и легенд. Личная жизнь могущественного руководителя СССР долгое время была строго засекречена, люди почти ничего не знали о его супругах, что говорить про любовниц? А между тем, и в годы революционной юности, и во время нахождения у руля страны Сталин оказывал внимание многим девушкам и женщинам. Давайте выясним, какими были избранницы вождя?

Официальная история

Иосиф Виссарионович Джугашвили (1878-1953 гг.

) впервые женился в возрасте 26 лет. Его супругой стала 16-летняя Като (Екатерина) Сванидзе. Сын Яков родился у этой пары в 1907 году. Вскоре молодая мать, которая никогда не отличалась крепким здоровьем, заболела тифом и умерла.

По воспоминаниям современников, Като буквально боготворила своего мужа. Она была застенчивой, скромной девушкой, которая с восторгом слушала рассказы Иосифа о борьбе за социальную справедливость и всеобщее равенство. После ее смерти революционер стал заметно жестче расправляться с классовыми врагами.

Второй супругой вождя стала Надежда Аллилуева. Когда они поженились, ей было 17 лет, а Иосифу – уже 40. Причем, роман начался за год до свадьбы. Этот факт дает некоторым недоброжелателям повод упрекнуть Сталина в нездоровом влечении к совсем молоденьким девушкам.

Сын Василий родился в 1921 году, а любимая дочь Светлана – в 1925-м. Вместе с ними жил и привезенный из Грузии Яков, который до 14 лет воспитывался в семье родителей Като Сванидзе.

В ночь с 8 на 9 ноября 1932 года Надежда Аллилуева покончила с собой, обстоятельства и причины ее гибели до сих пор вызывают споры.

Больше Сталин не женился.

Матрена Кузакова

В 1909-1911 годах молодой революционер отбывал ссылку в городе Сольвычегодске Вологодской губернии. Там он поселился в доме дочери местного дьякона Матрены Кузаковой, которая была вдовой и в одиночку растила детей. Женщине приходилось нелегко, она была вынуждена сама колоть дрова, расчищать снег, чинить забор…

Иосиф видел, что молодая женщина целыми днями буквально не разгибает спины. Мужчина стал помогать Матрене по хозяйству. И вскоре заменил ей мужа. В результате этих отношений родился черноволосый мальчик, резко отличающийся от светлых братьев и сестер. Правда, Сталин ребенка так и не увидел, срок ссылки закончился, и он продолжил революционную деятельность. Матрена назвала своего сына Константином, а по отчеству – Степановичем, записав на покойного мужа, который умер за 2 года до рождения малыша.

Когда на Шаболовке появился новый редактор литдрамы с фамилией Кузаков, а было это в начале 70-х годов, коллеги шептались, что он приходится сыном самому Сталину. Незадолго до смерти Константин Степанович лично подтвердил эти слухи: в своем интервью газете «Аргументы и факты», опубликованном в 1996 году, Кузаков сообщил, что узнал имя настоящего отца от матери еще в детстве. Правда, впоследствии дал подписку о неразглашении этой тайны представителям госбезопасности.

По слухам, только родство с вождем народов спасло Константина от ареста в 1947 году. Тогда он работал в отделе пропаганды ЦК КПСС и попал в списки обвиняемых в «атомном шпионаже», дело было сфабриковано Лаврентием Берией. Но беда миновала.

Говорят, что заняв высокий пост в Кремле, Сталин подарил Матрене Кузаковой московскую квартиру.

Лидия Перепрыгина

В 1913-1916 годах будущий вождь народов отбывал очередную ссылку, на этот раз в Туруханском крае. В деревне Курейка он поселился в доме двоих сирот – Ионы и Лидии Перепрыгиных (брата и сестры). С 14-летней хозяйкой Иосиф и стал сожительствовать.

Эта шокирующая информация о совращении взрослым мужчиной девочки-сироты вскрылась в 1956 году, когда Никита Хрущев стал собирать компромат на Сталина, желая развенчать культ его личности. Сотрудники госбезопасности выяснили всю подноготную. Оказалось, что Лида Перепрыгина родила от Иосифа двоих детей. Первый ребенок умер в младенчестве, а второй – сын Александр – появился на свет уже после того, как Сталин уехал из Курейки.

Большинство сибиряков равнодушно смотрели на совращение малолетней. Но когда ее брат Иона узнал о беременности Лиды, он и местный житель Петр Иванов обратились в местную жандармерию. Сталина от уголовного преследования спасло лишь обещание жениться на девочке, когда она достигнет совершеннолетия. Но своего слова мужчина не сдержал.

Впоследствии Лидия вышла замуж за односельчанина Якова Давыдова. А ее сын Александр до Великой Отечественной войны работал почтальоном, на фронте был дважды ранен, дослужился до звания майора. Затем этот мужчина был директором столовой в Новокузнецке.

Как и Константин Кузаков, в 1935 году Александр Давыдов по требованию сотрудников НКВД подписал документ о неразглашении тайны своего происхождения.

Юрий Давыдов – один из внуков Лидии Перепрыгиной – говорил журналистам, что его бабушка была серьезной женщиной с сильным характером.

Вера Давыдова

Являясь фактически правителем огромной супердержавы, Сталин мог себе позволить тайные романы с известными артистками. Поговаривали, что его любовницами были балерины Ольга Лепешинская и Марина Семенова, а среди певиц он особо выделял Наталию Шпиллер и Валерию Барсову.

Но наиболее длительные отношения связывали Иосифа Виссарионовича с солисткой Большого театра Верой Давыдовой. Этот яркий роман описал известный журналист Леонард Гендлин в своей книге «Исповедь любовницы Сталина». Хотя родственники певицы до сих пор опровергают изложенную в ней информацию.

По мнению Л. Гендлина, когда отношения завязались, Иосифу было уже 54 года, а Вере – 28 лет. В течение долгого времени они тайно встречались на даче вождя, ведь оба состояли в официальных браках. Якобы только близостью к Сталину можно объяснить все многочисленные звания, награды и премии, которых была удостоена прима Большого театра за свою жизнь.

Вера Давыдова являлась народной артисткой РСФСР, народной артисткой Грузинской ССР, лауреатом трех Сталинских премий I степени, обладательницей роскошной трехкомнатной квартиры в центре Москвы.
Валентина Истомина

Последней любовницей вождя народов была Валентина Истомина (девичья фамилия – Жбычкина). С 1935 по 1953 годы она исполняла обязанности экономки Сталина: занималась хозяйством, накрывала на стол, решала другие вопросы, связанные с бытом Иосифа Виссарионовича. Вдовец нуждался в женской поддержке.

Светлана Аллилуева в своей книге «Двадцать писем к другу» написала: «Появились новые лица, в том числе и молоденькая курносая Валечка, рот которой целый день не закрывался от веселого, звонкого смеха. Проработав в Зубалове года три, она была переведена на дачу отца в Кунцево и оставалась там до его смерти, став позже экономкой...».

За годы своей работы Валентина настолько сблизилась со Сталиным, что неотлучно находилась при нем. Он лишь ей доверял подавать ему еду и лекарства. Слухи о том, что Истомина была любовницей вождя, как поговаривают, в частных беседах подтверждал Вячеслав Молотов, который возглавлял МИД СССР в годы Великой Отечественной войны.

После смерти Сталина Валентину отправили на персональную пенсию. Бездетная женщина вырастила племянника, отец которого погиб на фронте. Она умерла в 1995 году.
Разумеется, мы перечислили далеко не всех девушек и женщин, которым Сталин оказывал внимание, ограничившись только наиболее известными, длительными и яркими отношениями. Личная жизнь вождя народов была бурной и разнообразной. Ему нравились и совсем молоденькие девчушки, которых он умел очаровывать, и талантливые красивые артистки, и по-домашнему душевные хозяюшки.

Орынганым Танатарова

Источник ➝

Какие белые генералы в эмиграции подержали Красную Армию в Великую Отечественную

Гитлеровское вторжение в СССР раскололо белую эмиграцию. Одни её представители открыто встали на сторону нацистов, считая их освободителями России от «ига большевизма», другие, продолжая быть противниками большевиков, желали победы в войне своей бывшей Родине.

Деникин против Гитлера

Так, генерал Антон Деникин, один из видных лидеров белых в Гражданскую войну, призвал русскую эмиграцию к отпору Гитлеру. Деникин повесил на стену карту и флажками отмечал на ней продвижение РККА. Сначала – на восток, затем – на запад.

Он выступал с антигитлеровскими речами и статьями. Ни арест жены, подлежащей, как все русские эмигранты до 55 лет, отправке в концлагерь, ни визит сотрудников гестапо не смогли переменить позицию Деникина.

Заручиться его поддержкой пытались власовцы, делегация которых посетила Деникина в городке Мимизане, на юге Франции близ побережья Атлантики, где генерал жил. В ответ на предложение о сотрудничестве Деникин прочёл короткую лекцию о силе Красной армии и выразил уверенность в победе СССР. Есть данные, что с Деникиным встречался и лично Власов. Деникин остался непреклонен. «Я воевал против большевиков, а не против народа. И с удовольствием стал бы командиром Красной Армии», — как-то сказал Деникин.

Оказывал Деникин и реальную помощь. Например, историк Юрий Гордеев, со ссылкой на архивные документы, сообщает, что в 1943 году Деникин отправил в СССР вагон с медикаментами, купленными на собственные деньги. Власти СССР решили принять подарок, не афишируя, от кого он.

В конце осени 1944 года, в обращении по поводу 27-летней годовщины Добровольческой армии, Деникин восхитился подвигом бойцов Красной Армии, отдавших жизни за освобождение России от «немецкой чумы», и пожелал РККА победы.

Движение «оборонцев»

Деникин был не одинок в своём неприятии германской агрессии. Среди белоэмигрантов видную роль играло движение «оборонцев», считавших, что есть Родина, которую необходимо защищать от врага, независимо от политического строя. Видным «оборонцем» был, например, адмирал Кедров, командовавший в 1920 году флотом Врангеля.

Активную роль в движении играли полковник Петр Колтышев, бывший старший помощник начальника оперативного отдела штаба Добровольческой армии и генерал-лейтенант Петр Махров, бывший генерал-квартирмейстер штаба ВСЮР. Махров, узнав о нападении на СССР, отправил письмо советскому послу во Франции Богомолову с просьбой зачислить его в РККА хотя бы рядовым. Письмо попало а руки вишистам (французское правительство Виши сотрудничало с Гитлером) и Махров стал заключённым концлагеря. Только благодаря заступничеству видного генерала Нисселя 7 декабря 1941 года Махров вышел на свободу и продолжил оборонческую работу среди белоэмигрантов.

С просьбой о зачислении в РККА обращался в советские инстанции князь Николай Оболенский. Не получив ответа, он вступил в Сопротивление и стал там видной фигурой.

Можно ещё вспомнить и других «оборонцев»: генерал-майор Вячеслав Баранов, бывший начальник авиации Донского казачьего войска и армии Врангеля; казачий генерал-лейтенант Петр Писарев, герой боев за Царицын в 1919 году; генерал-лейтенант Павел Кусонский. Последний был арестован гестапо и скончался от пыток осенью 1941.

Генерал от кавалерии Петр Попов, атаман Войска Донского, резко отказался формировать казачьи части для борьбы с РККА на стороне гитлеровцев. Арестован гестапо.

Известен эпизод, когда работавший шофёром у немцев белоэмигрант-офицер не вышел на работу после 22 июня 1941 года. В ответ на требования объяснений ответил, что не является большевиком, но не видит для себя возможности продолжать работать на немцев после того, как они напала на его Родину. Умер в тюрьме.

Полковник Генерального штаба Махин служил советником в Народно-освободительной армии Югославии и стал членом югославской Коммунистической партии.

Стоит упомянуть ещё национал-большевиков и евразийцев. Если коротко, они считали СССР новым воплощением Российской империи, Сталина – «красным императором», для которого мощь и процветание России важнее интересов международных коммунистических кругов. Соответственно, РККА – это армия собственной страны, которой нужно желать победы и работать для этой победы. С воодушевлением было принято введение в 1943-м году погон, это посчитали за знак возвращения к традициям и восстановление преемственности с прежней русской армией.

https://russian7.ru/post/kakie...

Картина дня

))}
Loading...
наверх