Спец по освобождению командиров и взаимодействию фронтов

125 лет назад родился Семен Тимошенко

Три Георгиевских креста – достаточное основание причислять уроженца села Фурманка Килийского района Одесской области к героям Первой мировой, которую будущий маршал закончил в звании унтер-офицера. А начиная с 1918 года судьба неразрывно связала его с Рабоче-крестьянской Красной армией.

В 1-й Конной Тимошенко начинал командиром взвода, а к концу Гражданской – уже начдив. В межвоенный период карьера шла по восходящей, с мая 1940 года маршал Тимошенко – нарком обороны.

Ситуация с военными кадрами на момент его назначения главой ведомства была более чем проблемной – в РККА даже по чисто статистическим показателям не набиралось и двух третей необходимого количества командиров. Нарком решил выяснить, по делу ли репрессированы офицеры всех звеньев, включая элиту, и после скрупулезной подготовки аргументов последовало обращение к Сталину. Оно сработало, среди 250 освобожденных – Константин Рокоссовский, Александр Горбатов, Александр Тодорский. Кроме того, благодаря энергичным действиям маршала чекисты отвязались от Леонида Говорова, Родиона Малиновского.

Нарком решил выяснить, по делу ли репрессированы командиры всех звеньев

Тимошенко не видел для РККА никакой иной стратегии, кроме наступательной. И с его подачи стала приобретать реальные очертания новая организационная структура армии.

23 июня 1941 года народный комиссар обороны возглавил новую структуру – Ставку Главного командования (СГК, с 10 июля – Ставка Верховного командования – СВК). 8 августа она трансформирована в Ставку Верховного главнокомандования – СВГК. Наркомом обороны стал Верховный главнокомандующий Иосиф Сталин, а Тимошенко – его заместителем.

Со 2 июля в связи с катастрофическим положением Тимошенко возглавляет Западный фронт, затем – все Западное направление. В сентябре, когда решалась судьба Киева, Тимошенко сменил на посту командующего Юго-Западным направлением Семена Буденного, а затем принял командование и Юго-Западным фронтом.

Далее – командование другими фронтами: краткосрочное Сталинградским, позже Северо-Западным. С начала 1943 года главной задачей маршала стала организация взаимодействия фронтов. Именно это принесло успех в Новороссийско-Таманской, Керченско-Эльтингенской, Ясско-Кишиневской операциях.

В послевоенный период Семен Тимошенко 15 лет входил в начальствующий состав Вооруженных Сил, командуя округами. Сначала был Барановичский военный, затем Белорусский (БВО). Следующее место службы – Южно-Уральский военный округ, но через три года состоялось возвращение в БВО.

В 1960 году Семен Константинович по состоянию здоровья переехал в Москву, где возглавил Группу генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Последние восемь лет жизни маршал руководил самой авторитетной общественной организацией в СССР – Советским комитетом ветеранов войны (СКВВ). Неустанно трудился на ниве народной дипломатии, часто выезжал за рубеж. 31 марта 1970 года Семена Константиновича не стало, его похоронили у Кремлевской стены.

Михаил Стрелец,
доктор исторических наук

Сколько самозванцев называли себя русскими царями

Четыре десятка «Петров III», семь «царевичей Алексеев Петровичей», пять Лжедмитриев, четверо Лжеивашек… Красной нитью пронизана российская история явлением самозванства, расцвет которого пришелся на Смутное время, продолжился в эпоху дворцовых переворотов и легким эхом откликнулся в наши дни.

Мужицкие царевичи


Самым известным из «первооткрывателей» стал Осиновик, который именовал себя внуком Ивана Грозного. О происхождении самозванца ничего не известно, однако, есть данные, что он принадлежал к казакам или был «показачившим» крестьянином.

«Царевич» впервые объявился в 1607 году в Астрахани. Идею Осиновика поддержали «братья» - лжецаревичи Иван-Августин и Лаврентий. Троице удалось убедить волжских и донских казаков «искать правды» в Москве (или казакам удалось убедить троицу?). По одной из версий во время похода между «царевичами» возник спор из разряда «ты меня уважаешь?» или «кто же из нас самый что ни на есть настоящий-пренастоящий?» Во время разборок Осиновик и был убит. По другой версии, казаки не смогли простить «воеводе» поражения в битве при Саратове и повесили «вора и самозванца». Все трое самозванцев были наречены летописным прозвищем «мужицкие царевичи».

Отрепьев и другие Лжедмитрии

Смутное время на Руси наступило со смертью царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Был ли он зарезан людьми Годунова или сам напоролся на ножичек во время игры? - доподлинно не известно. Однако его гибель привела к тому, что самозванцы начали появляться в стране подобно грибам после дождя. Лжедмитрием I стал беглый монах Григорий Отрепьев, который при поддержке польского войска в 1605 году взошел на Российский престол, при этом его признала даже «мать» - Мария Нагая и «председатель следственной комиссии», еще один будущий царь Василий Шуйский.

Гришке удалось «порулить» страной год, после чего он был убит боярами. Почти сразу же объявился второй «претендент на престол», выдававший себя теперь уже за Лжедмитрия I, которому удалось спастись от расправы бояр.

В историю Лжедмитрий II вошел под прозвищем «Тушинский вор». Через 6 лет российская история узнала еще и Лжедмитрия III или «Псковского вора». Правда, ни тот, ни другой до Москвы не добрались.

Лжеивашки

Лжеивашками в русской истории именуется огромное количество «отпрысков» Лжедмитрия и польской аристократки Марии Мнишек, которая была женой как первого, так и второго «царевича Дмитрия».

По одной из версий, настоящий сын Марии Мнишек Ивашка «Ворёнок» был повешен у Серпуховских ворот в Москве. Петля на шее мальчика действительно могла не затянуться из-за его малого веса, однако, скорее всего, ребенок погиб от холода.

Позже о своем «чудесном спасении» заявил польский шляхтич Ян Луба, которого после долгих переговоров в 1645 году выдали Москве, где он признался в самозванстве и был помилован. Еще один Лжеивашка объявился в Стамбуле в 1646 году – так решил именовать себя украинский казак Иван Вергуненок.

«Сын» царя Василия Шуйского

Чиновник из Вологды Тимофей Анкудинов стал самозванцем, скорее, по стечению обстоятельств. Запутавшись в делах и, по одной из версий, успев прихватить приличную сумму денег, он сжег свой дом (вместе, кстати, с женой, которая хотела его выдать) и бежал за границу. И там Тимошу понесло… В течение 9 лет он колесил по Европе под именем «князя Великопермского» и выдавал себя за никогда не существовавшего сына царя Василия IV Шуйского.

Благодаря изобретательности и артистизму, заручился поддержкой весьма влиятельных особ, среди которых Богдан Хмельницкий, королева Швеции Кристина, Папа Римский Иннокентий X.

В случае своего «воцарения» обещал «поделиться территориями» и предлагал ряд других уступок, формулируя их в указах, на которых свою подпись скреплял собственной печатью. В итоге был выдан царю Алексею Михайловичу, доставлен в Москву и четвертован.

Лжепетры

Многие поступки Петра Великого вызывали у народа, мягко скажем, непонимание. То и дело по стране ползли слухи, что правит страной «подмененный немец». Тут и там начали появляться «настоящие цари».

Первым Лжепетром стал Терентий Чумаков, который начал свое путешествие от Смоленска. Явно полусумасшедший человек назывался Петром Алексеичем и «тайно изучал свои земли, а также следил за тем, кто и что говорит про царя».

Он закончил свою «ревизию» там же, в Смоленске – скончался, не выдержав пыток. Московский купец Тимофей Кобылкин – еще один «Петр Первый». По дороге в Псков, купец был ограблен разбойниками. Домой пришлось добираться пешком, а отдыхать, понятное дело, в придорожных трактирах. Не придумав ничего умнее, чем представиться первым капитаном Преображенского полка Петром Алексеевым, купец, конечно, получал почет и уважение, а вместе с ними и обеды с напитками «для аппетита». Горячительное настолько пропитало ум бедняги, что он начал рассылать местным воеводам угрожающие депеши. Над историей можно было бы посмеяться, если бы не печальный конец. По возвращении домой Кобылкин был арестован и после пыток обезглавлен.

«Наследники» Петра

Как известно, Петр Великий, подозревая своего сына Алексея в заговоре и государственной измене, приговорил первенца к смертной казни. И вполне закономерным было появление слухов «о чудесном спасении царевича», что привело к появлению достаточного количества «наследников», готовых в будущем претендовать на престол. В истории упоминается по крайней мере о семи «потомках» Петра. Невзирая на то, что все они были сумасшедшими, пропойцами или бродягами, их ожидала одна участь – смертная казнь.

Петры III

Особенно «везло» на самозванцев Петру III, который был отстранен от правления собственной же женой Екатериной II, а затем убит.

Народ не поверил в смерть «бедного» царя, возможно, именно поэтому первого самозванца – беглого солдата Гаврилу Кремнева и его полуторатысячное войско, шедшее на Москву, народ провожал иконами и колокольным звоном.

Правда, только завидев регулярную армию, войско «царя» разбежалось. Екатерина милостиво отнеслась к «претенденту»: повелела выжечь на лбу «БС» (беглец и самозванец), возить по деревням, где «царь» «выступал» с речами, и прилюдно сечь кнутом, а затем сослать на вечную каторгу. Царица со свойственной ей иронией посоветовала подданным поститься не только в еде, но и в питие. Чуть позже ей станет не до шуток, когда страну залихорадит от Пугачевщины.

Картина дня

))}
Loading...
наверх