Последние комментарии

  • Евгений Буянов17 августа, 22:35
    Фраза насчёт того, что 1943 год был годом неудач Жукова - из разряда явных "неудач" автора статьи. Реально ведь и Жук...За что награждали маршала Жукова
  • Андрей Михайлов17 августа, 20:56
    Сталин в первую очередь был СТАЛИНЫМ!!! А уж потом МУЖЧИНОЙ!.. Иначе он никогда не смог бы за 10-ть лет СОЗДАТЬ ЭКОНО..."Курносая Валечка": каким женщинам Сталин оказывал особое внимание
  • Борис Тросницкий17 августа, 19:31
    И я бы относился с подозрением- нет доверия людям, бросившим свой народ в трудную минуту. Но вопрос остался не раскры...Почему русские эмигранты стали возвращаться на Родину при Сталине

Маршал Василевский: почему не Жукова, а его считают самым успешным полководцем войны

Разобраться в системе и особенно в иерархии советского военного руководства времен Второй мировой войны, равно как и в самой системе управления всей страной, — задача не простая. Связано это с тем, что, в отличие от занимаемых официально должностей, реальная власть людей могла существенно различаться.

Система эта во многом сохранилась и после развала СССР, да и, по сути, всегда существовала в Российской империи. Сегодня этот вопрос существенно усложнен тем, что историю Второй мировой войны в советское время неоднократно пересматривали в угоду политической конъюнктуре.

С уверенностью можно сказать лишь следующее. Все решения, причем порой и не только стратегического уровня, принимал только Верховный Главнокомандующий, а степень влияния на него еще кого-то неизвестна. Выработкой решений занимался Генеральный штаб с участием штабов на местах. Ставка Верховного Главнокомандования являлась органом совещательным по своему статусу, но слово «совещательный» тоже надо понимать определенным образом: о каком-либо влиянии членов Ставки на принятие решений Сталиным говорить нельзя. Институт представителей Ставки, которые на местах проводили принятые решения, правильно считать действиями скорее надзорными, с очень широкими полномочиями. Их задачей было следить за правильностью реализации утвержденных заранее планов.

В этой системе как таковых реальных военачальников выше, чем командующие фронтами, не было. Хотя некоторые представители Ставки, в первую очередь Жуков, вмешивались в управление фронтами, полностью подменяя собой командующих.

Из всех же фигур военного руководства второго уровня (считая первым уровнем самого Сталина) выделяются лишь две — Г. К. Жуков и А. М. Василевский. Если широкая публика всегда на первое место ставит Жукова, то многие профессиональные историки считают, что значение и вклад Василевского намного более значительны. Например, об этом пишет историк А. В. Модестов в книге «Сталин, Василевский и Жуков. Бои за Ленинград».

Оценки нынешних историков базируются не только на современных данных, которые стали известны лишь в постсоветский период. Об этом и некоторые сравнительные оценки Жукова и Василевского, например, Берией. Как пишет в книге «Мой отец Берия. В коридорах сталинской власти» его сын Серго, Лаврентий Павлович всегда считал, что Василевский намного способнее и умнее Жукова.

Оценки самого Сталина тоже можно увидеть без труда. Например, в том, что «спасителем Москвы» в 1941 году был назван не Жуков, командовавший Западным фронтом, а Власов, командовавший 20-й армией. Стоит вспомнить и фильм «Взятие Берлина», в котором роль Жукова в этом сражении показана полностью провальной. В Советском Союзе просто так подобные действия не совершались и много говорят об отношении самого Сталина. Что же касается Василевского, то о его главенствующей и наиболее важной роли говорят два фактора.

Во-первых, то, что он занимал должность начальника Генерального штаба (в первый год войны был заместителем), благодаря которой имел непосредственное отношение к подготовке и разработке всех решений. По своей должности общался со Сталиным ежедневно, о чем и сам писал в мемуарах. При этом Василевский выезжал в войска в качестве представителя Ставки. Делал он это реже, чем Жуков, но зато и все операции, которые он координировал, были более успешными, чем у того же Жукова.

Возьмем хотя бы 1942 год. Для Жукова — это год сплошных неудач. Сначала кровопролитные и безрезультатные бои под Ржевом. Потом он пытается окружить немцев под Сталинградом, но безрезультатно. Потом снова Ржев, после которого операция «Полярная звезда», которая так же провалена. Василевский же в этом же 1942-м сначала координирует действия по ликвидации Демянского плацдарма, пусть неудачные, но не особо провальные. Позже он снова на северо-западном направлении спасает остатки 2-й ударной армии. И, наконец, именно он проводит операцию «Уран», единственную полноценную успешную операцию Красной Армии в 1942 году.

В битве на Курской Дуге знаменитое сражение под Прохоровкой проходит как раз на участке, где действия координирует Василевский. Далее успешное освобождение Донбасса и Крыма. После этого он с юга перемещается на северо-запад, где на его счету успешные операции в Прибалтике и Восточной Пруссии. Ну и, наконец, Василевский практически самостоятельно проводит Маньчжурскую операцию, причем крайне успешно — японцев просто смели с минимальными нашими потерями.

Кстати, хотя у Василевского в целом наград меньше, чем у Жукова, но с этим тоже все не так просто. Стоит обратить внимание, что Василевский был «рекордсменом» по скорости присвоения званий. Начав войну генерал-лейтенантом, он лишь на несколько дней позже Жукова стал Маршалом Советского Союза. Все остальные награды они получали практически одновременно и с одной формулировкой. И если Жуков первым получил орден «Победа», то Василевский, получив его вторым, все-таки был этим орденом награжден раньше Сталина.

Произошедшая в 1970-е и продолженная в наше время героизация Г. К. Жукова, при которой многие неудачные моменты его биографии замалчиваются, а заслуги существенно преувеличиваются, приводит к тому, что в тени оказались многие заслуженные полководцы и военачальники Второй мировой войны, среди которых на первом месте Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский.

 
Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх