Проект «Гитлер». Как Лондон и Вашингтон создали Третий рейх

Проект «Гитлер». Как Лондон и Вашингтон создали Третий рейх

Кто был главным спонсором Гитлера и создал Третий Рейх?

Кто на самом деле финансировал приход к власти Гитлера? Историки до сих пор не сошлись во мнении на сей счёт: одни считают, что нацисты находились на тайном содержании у германского рейхсвера, лелеявшего мечту о реванше после поражения в Первой мировой войне, другие доказывают, что главными спонсорами фюрера были немецкие промышленники.

Между тем, когда на Нюрнбергском процессе экс-президент Рейхсбанка и министр экономики Ялмар Шахт предложил справедливости ради посадить на скамью подсудимых и тех, кто вскормил Третий рейх, упомянув при этом американские корпорации «Дженерал моторс» и «Форд», а также персонально управляющего Банка Англии Нормана Монтегю, – американцы заключили с ним сделку, пообещав свободу в обмен на молчание.

И Международный военный трибунал полностью оправдал Шахта вопреки протестам советских юристов.

Тайну англосаксонской помощи Гитлеру на начальном этапе его партийной карьеры унесли с собой в могилу два человека – неприметный на первый взгляд швейцарский финансист Вильгельм Густлофф (не случайно же его имя фюрер посмертно присвоит самому большому круизному лайнеру Германии) и казначей НСДАП Франц Шварц.

Густлоффа, убитого в 1936 году в швейцарском Давосе неким тщедушным студентом, Ялмар Шахт называл «бессменным посредником» между английскими и американскими корпорациями, с одной стороны, и нацистами – с другой (по некоторым данным, посредничал Густлофф с 1925 по 1929 год).

Что же до обергруппенфюрера СС Шварца, то он умер не менее странно, чем Густлофф: 2 декабря 1947 года его должны были отпустить из фильтрационного лагеря в Регенсбурге, но на свободу генерал так и не вышел. Позавтракал, почувствовал себя плохо и через час-полтора умер – «из-за проблем с желудком», как отмечалось во врачебном заключении. В апреле 1945 года Шварц сжёг в «коричневом доме» (штаб-квартира НСДАП в Мюнхене) все финансовые документы, которые могли бы скомпрометировать представителей стран-победительниц, и по этой причине наивно рассчитывал на снисхождение.

Первый сундук с валютой Гитлер получил от главы концерна Shell

Но, несмотря на то что двое важнейших свидетелей навсегда замолчали, некоторым историкам всё же удалось раздобыть свидетельства англосаксонского спонсорства Гитлера и его приспешников.

В частности, итальянец Гвидо Джакомо Препарата, посвятивший изучению связей нацистов с деловыми кругами Лондона и Вашингтона без малого два десятилетия, поимённо назвал тех, кто привёл «коричневых» к власти:

«Кто финансировал нацистов с самого начала? Согласно смешной сказке, упорно насаждавшейся в обществе, на­цисты финансировали себя сами, собирая деньги на митингах».

И далее Препарата убедительно доказывает: большая часть денежных средств нацистской партии имела ино­странное происхождение.

Заокеанские финансовые кланы Морганов и Рокфеллеров через банк Chase National продвигали акции IG Farbenindustrie и ряда других германских химических заводов на Уолл-­стрит (позже детище Круппа перешло под контроль рокфеллеровской Standard Oil), а банк Диллона и Рида – Vereinigte Stahlwerke Альфреда Тиссена.

«К 1933 году, когда с неопровержимой яснос­тью стало понятно, что компания AEG финансировала Гитлера, – писал Препарата, – 30% акций принадлежали её американскому партнёру – General Electric. Таким образом, полагает историк, «на протяжении 15 лет, с 1919 по 1933 год, англосаксонская элита активно вмешивалась в германскую политику, имея намерение создать мракобесное движение, каковое можно бы­ло бы впоследствии использовать как пешку в большой геополи­тической интриге… Не Англия с Америкой создали гитлеризм, но именно они создали условия, в которых только и мог появиться этот феномен».

А вот что писал другой исследователь финансовых потоков, стекавшихся к Гитлеру, немецкий историк Йоахим Фест:

«Осенью 1923 года Гитлер съездил в Цюрих и вернулся оттуда, как говорили, «с сундуком, набитым швейцарскими франками и долларовыми купюрами». То есть накануне попытки «пивного путча» кто-то выделил будущему фюреру солидную сумму в валюте».

Этот «кто-то», по некоторым данным, был не кто иной, как сэр Генри Детердинг, глава англо-голландского концерна Shell. Он и позже будет финансировать Гитлера – через Вильгельма Густлоффа. Занятно, что Мюнхенский суд, где слушалось дело путчистов, смог доказать лишь то, что нацистская партия получила на организацию мятежа 20 тыс. долларов от промышленников Нюрнберга. А ведь затраты соратников Гитлера оценивались в сумму как минимум в 20 раз большую!

В апреле 1924 года Гитлера осудили на пять лет тюрьмы за государственную измену, но уже в декабре он выходит на свободу, приобретает виллу «Бергхоф» и начинает выпуск воссозданной газеты «Фёлькишер беобахтер». Спрашивается, на какие шиши?

«С 1924 года, – писал Йоахим Фест, – симпатизирующие Гитлеру промышленники и финансисты (Тиссен, Фоглер, Кирдорф и Шрёдер) тайно выдавали значительные суммы нацистам. При этом руководство штурмовиков и партийные функционеры получали зарплату в валюте».

Примечательно, что Фоглер и Шрёдер были скорее не германскими, а американскими бизнесменами – свои капиталы они зарабатывали преимущественно за океаном. Среди спонсоров Гитлера были и другие неоднозначные фигуры – к примеру, глава IG Farbenindustrie Макс Варбург – родной брат директора Федерального резервного банка Нью-Йорка Пола Варбурга. Или Карл Бош, возглавлявший германское подразделение Ford Motor Company.

Да и как немецкие промышленники могли желать прихода Гитлера к власти? Ведь национал-социалисты не меньше большевиков желали ограничить промышленников!

За что Генри Форда наградили высшим орденом Третьего рейха

Раз уж зашла речь о Форде: в 1931 году журналистка американской газеты Detroit News, приехавшая в Германию, чтобы взять интервью у перспективного политика Адольфа Гитлера, с удивлением узрела над его рабочим столом портрет хорошо ей знакомого человека – Генри Форда.

«Я считаю его своим вдохновителем», – пояснил Гитлер. Но Форд был не только вдохновителем главного наци, а ещё и щедрым спонсором. Сошлись Форд и Гитлер на почве свойственного им обоим антисемитизма. Ещё в начале 20-х годов «дедушка Форд» за свой счёт напечатал и отправил в Германию полумиллионный тираж «Протоколов сионских мудрецов», а затем и две свои книги – «Мировое еврейство» и «Деятельность евреев в Америке».

В конце 20-х – начале 30-х годов Форд, по некоторым данным, щедро подкармливал НСДАП (на сей счёт сохранились письменные свидетельства Франца Шварца – правда, тот так и не назвал конкретных сумм). И в знак благодарности Гитлер наградил Форда большим крестом Немецкого орла – высшей наградой рейха, которой мог быть удостоен иностранец. Это произошло 30 июля 1938 года в Детройте, на праздничном обеде, на котором присутствовало порядка полутора тысяч именитых американцев. Орден вручал германский консул. Форд, говорят, так расчувствовался, что даже всплакнул. После этого Форд взял на себя полное финансирование гитлеровского проекта «народного автомобиля» – ему в конечном итоге и достались 100% акций новообразованного концерна Volkswagen.

Связи Форда и Гитлера были настолько прочными, что не прервались даже во время войны. К тому времени за океаном был принят особый закон, запрещающий всякое сотрудничество с гитлеровцами (Trading with the enemy act), но для Форда этот закон, казалось, не имел силы.

В 1940 году Форд отказался собирать двигатели для самолётов воюющей с Германией Англии – одновременно с этим во французском городе Пуасси его новый завод начал выпуск авиадвигателей для люфтваффе.

Европейские филиалы Форда в 1940 году поставили Гитлеру 65 тыс. грузовиков – безвозмездно! В оккупированной Франции фордовский филиал продолжал производить грузовики для вермахта, а другой филиал, в Алжире, снабжал гитлеровского генерала Роммеля грузовиками и бронетехникой. Кстати, примечательный штришок: в конце войны союзная авиация до основания разбомбила германский Кёльн. Нетронутым – каким-то чудом, не иначе! – остались лишь несколько зданий автозавода Форда.

Тем не менее Форд (а заодно и его конкуренты из General Motors) добился от правительства США компенсаций за ущерб, «нанесённый их собственности на вражеской территории». При этом General Motors владел одним из крупнейших германских автоконцернов Opel, производивших армейские грузовики модели Blitz – «Молния». На базе этих машин умельцы создавали печально известные «газенвагены» – газовые камеры на колёсах.

К началу Второй мировой совокупные вклады американских корпораций в немецкие филиалы и представительства составляли порядка 800 млн долларов – вложения Форда оценивались в 17,5 млн, Standard Oil (ныне Exxon) – в 120 млн, General Motors – в 35 миллионов.

Денежные потоки из США в Германию контролировал шеф американской разведки

Помните эпизод из «Семнадцати мгновений весны», где нацистский генерал Карл Вольф встречается с главой ЦРУ Алленом Даллесом? Историки часто задаются вопросом: почему президент Рузвельт послал на сепаратные переговоры в Швейцарию именно Даллеса? Между тем ответ очевиден.

В январе 1932 года состоялась встреча Гитлера с британским финансистом Норманом Монтегю. Доктор исторических наук, академик Академии военных наук Юрий Рубцов полагает, что на ней «было заключено тайное соглашение о финансировании НСДАП». «На этой встрече, – пишет Рубцов, – присутствовали также и американские политики братья Даллесы, о чём не любят упоминать их биографы».

Один из братьев – будущий глава американской разведки Аллен Даллес. Спроста ли такие совпадения? Как утверждают некоторые историки, именно Даллес лично контролировал все американские денежные потоки, стекавшиеся в рейх начиная с гитлеровской избирательной кампании 1930 года. Её, кстати, наполовину профинансировала IG Farbenindustrie, к тому времени уже находившаяся под контролем Standard Oil Рокфеллеров.

Так вот, Рузвельт отправил на секретные переговоры именно Даллеса по той лишь причине, что тому было известно лучше всех, кто из американских воротил и сколько вложил в восхождение Гитлера и позже в экономический подъём рейха. Почему Даллес так пристрастно расспрашивал генерала Вольфа об имевшихся у «новых германских властей» активах и золотом запасе? Да потому, что ему поставили задачу поскорее «отбить» все расходы!

Тема финансирования Гитлера англо-американскими корпорациями настолько обширна, что едва ли её можно объять в рамках одной газетной статьи. За рамками нашего повествования осталась история Эрнста Ганфштенгля – американца немецкого происхождения, «курировавшего» Адольфа Гитлера от лица американской разведки в 20-х годах и передававшего будущему фюреру деньги от заокеанских бизнесменов. Не в полной мере удалось рассказать о роли англичанина Нормана Монтегю в финансировании Гитлера и расколе британской элиты. Мы надеемся продолжить начатую нами тему в одном из ближайших номеров «Нашей Версии».

Мнения

Николай СТАРИКОВ, историк, публицист:

– Если вы почитаете книги биографов Гитлера, то отметите про себя, что ни один из них не смог привести ни одной фактологической детали о спонсировании нацистов до 1932 года. В 1932 году, когда Гитлер попёр к власти, вернее, когда его потащили во власть за шкирку, желающих дать ему денег стало много. А кто финансировал национал-социалистов до этого, с 1919 по 1932 год?

В 1922 году, когда в Германии начался поиск новых политических фигур, тащить во власть Гитлера никто не собирался – о нём вообще дальше Мюнхена почти не было слышно. Поэтому военный атташе США в Германии капитан Трумэн Смит поначалу встретился с другими людьми – с бывшим генералом Людендорфом, командовавшим немецкой армией в Первую мировую, с кронпринцем Рупрехтом. Они-то и рассказали американцу о новой «восходящей звезде».

20 ноября 1922 года капитан встретился с будущим фюрером в его убогой квартирке. Безвестный главарь маленькой местной партии говорил о своём намерении «ликвидировать большевизм», «сбросить кандалы Версаля», «установить диктатуру». Таким образом, Гитлер сам предложил себя в качестве «меча цивилизации» в борьбе с марксизмом. То есть с Россией. Гитлер показался янки настолько перспективным, что в тот же день к будущему фюреру был приставлен «смотрящий» от США – Эрнст Франц Зедгвик Ганфштенгль. Вот с этого самого момента и можно вести речь о том, как Гитлера взяли на содержание американцы. Финансирование шло из Швейцарии – оттуда же получал средства «на революцию» и Владимир Ульянов-Ленин.

Леонид ИВАШОВ, генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем:

– Одной из причин того, что в США и Великобритании поддержали гитлеровский режим, стали выводы англосаксонских геополитиков Маккиндера и Мэхэна о смертельной опасности для интересов держав «морской цивилизации» создания германо-российского союза. В этом случае Лондону и Вашингтону пришлось бы позабыть о мировом господстве и лишиться ряда колоний. Раппальский договор 1922 года и последующее сближение Германии и СССР, особенно в военной и военно-промышленной сферах, усиливали возможность образования альянса против англосаксов. Так что Гитлер оставался едва ли не последней надеждой на разрушение формируемого союза Москвы и Берлина.

Мне представляется, что Гитлер был явным ставленником англосаксонской элиты и мирового капитала. На чём основано это убеждение? Во-первых, Гитлер действовал вопреки выводам всех основателей немецкой геополитической классики и военной стратегии, которые считали главным противником Германии страны «морской цивилизации» и чтили завещание «железного канцлера» Бисмарка «никогда не воевать с Россией». Во-вторых, именно британские банки финансировали развитие оборонной промышленности гитлеровской Германии, а дипломатия Лондона поощряла движение Гитлера на восток.

Источник

Какие белые генералы в эмиграции подержали Красную Армию в Великую Отечественную

Гитлеровское вторжение в СССР раскололо белую эмиграцию. Одни её представители открыто встали на сторону нацистов, считая их освободителями России от «ига большевизма», другие, продолжая быть противниками большевиков, желали победы в войне своей бывшей Родине.

Деникин против Гитлера

Так, генерал Антон Деникин, один из видных лидеров белых в Гражданскую войну, призвал русскую эмиграцию к отпору Гитлеру. Деникин повесил на стену карту и флажками отмечал на ней продвижение РККА. Сначала – на восток, затем – на запад.

Он выступал с антигитлеровскими речами и статьями. Ни арест жены, подлежащей, как все русские эмигранты до 55 лет, отправке в концлагерь, ни визит сотрудников гестапо не смогли переменить позицию Деникина.

Заручиться его поддержкой пытались власовцы, делегация которых посетила Деникина в городке Мимизане, на юге Франции близ побережья Атлантики, где генерал жил. В ответ на предложение о сотрудничестве Деникин прочёл короткую лекцию о силе Красной армии и выразил уверенность в победе СССР. Есть данные, что с Деникиным встречался и лично Власов. Деникин остался непреклонен. «Я воевал против большевиков, а не против народа. И с удовольствием стал бы командиром Красной Армии», — как-то сказал Деникин.

Оказывал Деникин и реальную помощь. Например, историк Юрий Гордеев, со ссылкой на архивные документы, сообщает, что в 1943 году Деникин отправил в СССР вагон с медикаментами, купленными на собственные деньги. Власти СССР решили принять подарок, не афишируя, от кого он.

В конце осени 1944 года, в обращении по поводу 27-летней годовщины Добровольческой армии, Деникин восхитился подвигом бойцов Красной Армии, отдавших жизни за освобождение России от «немецкой чумы», и пожелал РККА победы.

Движение «оборонцев»

Деникин был не одинок в своём неприятии германской агрессии. Среди белоэмигрантов видную роль играло движение «оборонцев», считавших, что есть Родина, которую необходимо защищать от врага, независимо от политического строя. Видным «оборонцем» был, например, адмирал Кедров, командовавший в 1920 году флотом Врангеля.

Активную роль в движении играли полковник Петр Колтышев, бывший старший помощник начальника оперативного отдела штаба Добровольческой армии и генерал-лейтенант Петр Махров, бывший генерал-квартирмейстер штаба ВСЮР. Махров, узнав о нападении на СССР, отправил письмо советскому послу во Франции Богомолову с просьбой зачислить его в РККА хотя бы рядовым. Письмо попало а руки вишистам (французское правительство Виши сотрудничало с Гитлером) и Махров стал заключённым концлагеря. Только благодаря заступничеству видного генерала Нисселя 7 декабря 1941 года Махров вышел на свободу и продолжил оборонческую работу среди белоэмигрантов.

С просьбой о зачислении в РККА обращался в советские инстанции князь Николай Оболенский. Не получив ответа, он вступил в Сопротивление и стал там видной фигурой.

Можно ещё вспомнить и других «оборонцев»: генерал-майор Вячеслав Баранов, бывший начальник авиации Донского казачьего войска и армии Врангеля; казачий генерал-лейтенант Петр Писарев, герой боев за Царицын в 1919 году; генерал-лейтенант Павел Кусонский. Последний был арестован гестапо и скончался от пыток осенью 1941.

Генерал от кавалерии Петр Попов, атаман Войска Донского, резко отказался формировать казачьи части для борьбы с РККА на стороне гитлеровцев. Арестован гестапо.

Известен эпизод, когда работавший шофёром у немцев белоэмигрант-офицер не вышел на работу после 22 июня 1941 года. В ответ на требования объяснений ответил, что не является большевиком, но не видит для себя возможности продолжать работать на немцев после того, как они напала на его Родину. Умер в тюрьме.

Полковник Генерального штаба Махин служил советником в Народно-освободительной армии Югославии и стал членом югославской Коммунистической партии.

Стоит упомянуть ещё национал-большевиков и евразийцев. Если коротко, они считали СССР новым воплощением Российской империи, Сталина – «красным императором», для которого мощь и процветание России важнее интересов международных коммунистических кругов. Соответственно, РККА – это армия собственной страны, которой нужно желать победы и работать для этой победы. С воодушевлением было принято введение в 1943-м году погон, это посчитали за знак возвращения к традициям и восстановление преемственности с прежней русской армией.

https://russian7.ru/post/kakie...

Картина дня

))}
Loading...
наверх