В каких случаях женщины на Руси дрались насмерть

Женской дракой в наши дни никого не удивишь. Девушки и дамы готовы драться по самым разным поводам: на дискотеке, не поделив симпатичного парня, в поликлинике, если кто-то пытается без очереди пройти к врачу… Неужели так было всегда?

Женские поединки – по правилам и без

На Руси издавна были в ходу кулачные бои. Конечно, по большей части в них принимали участие мужчины, но бывали случаи, что дрались и женщины. Впрочем, русские крестьянки чаще выясняли отношения с мужьями и друг с другом любыми подручными средствами, а не только кулаками – например, кочергой… Поводом к драке между двумя женщинами могло стать предполагаемое воровство или другой дурной поступок, совершенный одной из них по отношению к другой.

Нередко нападали на соперниц: жена могла напасть на любовницу своего мужа. Бывало, что в процессе драки женщины царапали друг друга, таскали за волосы, чего обычно не водилось среди мужчин.

Еще в Древней Руси были узаконены так называемые судебные поединки, причем участие в них могли принимать и женщины. Правда, женщина имела право выставить против своего обидчика кого-то из мужчин – отца, мужа, брата, жениха или просто знакомого. Но только если обидчиком был мужчина. Если же обидчицей являлась другая женщина, то истица обязана была сразиться с ней лично. Эти правила были официально записаны в Псковской судебной грамоте от 1397 года. Причем касались они представительниц всех сословий.

Обычно в поединках использовалось такое оружие, как дреколье, рогатины и окованные железом дубины. Очень редко дрались врукопашную. Это касалось и женщин.

Екатерининские дуэли

При Петре I был издан приказ о запрете дуэлей. Но это не помогло. Даже дворянки предпочитали поединок судебной тяжбе.

Российская императрица Екатерина II благосклонно смотрела на дуэли и наказывала нарушителей, лишь если в результате поединка кто-то погибал или получал серьезные увечья. Только за один 1765 год состоялось 20 дуэлей, на 8 из которых роль секунданта исполняла сама императрица. Однако у Екатерины был принцип – драться только до первой крови! За все долгое время ее правления было лишь три случая, когда женщины-дуэлянтки погибли.

В 1770 году княгиня Екатерина Дашкова, находясь в Лондоне, в доме жены российского посла графини Пушкиной, горячо поспорила с герцогиней Фоксон. В ходе дискуссии та оскорбила Дашкову. Княгиня в ответ дала герцогине пощечину. Началась драка, и обе противницы потребовали шпаги. Дуэль состоялась в саду и, к счастью, продлилась недолго. Дашкова была ранена в плечо, но не опасно.

Когда дерутся насмерть…

После Екатерины II женские дуэли стали еще более частыми. Так, в одном только петербургском салоне госпожи Востроуховой за 1823 год состоялось 17 дуэлей.

В июне 1829 года в Орловской губернии поссорились две помещицы - Ольга Петровна Заварова и Екатерина Васильевна Полесова. Отношения решили выяснить с помощью поединка. В качестве оружия обе дамы взяли сабли, принадлежавшие их мужьям, а роль секундантов исполняли гувернантки-француженки. Также присутствовали дочери-подростки Заваровой и Полесовой.

Дуэль проходила в березовой роще. Примириться противницы отказались и вновь вступили в перепалку. В разгар ее обе выхватили сабли… Закончилось все трагически. Заварова скончалась на месте от ранения в голову, а Полесова, получив рану в живот, умерла через сутки.

Пять лет спустя на дуэли встретились уже их выросшие дочери. Они также дрались на саблях. Для Анны Полесовой поединок стал смертельным, а вот Александра Заварова осталась жива, и обо всей этой истории стало известно из дневника, который она вела.

На дуэли погибла молодая актриса Мариинского театра Анастасия Малевская. Убийцей ее стала еще более юная особа, имя которой даже не сохранилось в истории. Малевская приревновала к девушке, которая была проездом в Петербурге, своего кавалера. После словесной стычки был назначен поединок на пистолетах. Увы, актрисе не повезло…

Современники свидетельствуют, что дуэли женщин из-за мужчин были особо жестокими. Как правило, соперницы не удовлетворялись нанесенными ранами – они жаждали смерти оппоненток. Иногда дуэлянтки даже смазывали острия шпаг или сабель ядом, чтобы соперница наверняка умерла.

В записках французской маркизы де Мортене говорится о русских дуэлянтках: «Их дуэли не несут в себе никакого изящества, что можно наблюдать у француженок, а лишь слепую ярость, направленную на уничтожение соперницы».

Хорошо, что время дуэлей ушло…

Источник ➝

Сколько самозванцев называли себя русскими царями

Четыре десятка «Петров III», семь «царевичей Алексеев Петровичей», пять Лжедмитриев, четверо Лжеивашек… Красной нитью пронизана российская история явлением самозванства, расцвет которого пришелся на Смутное время, продолжился в эпоху дворцовых переворотов и легким эхом откликнулся в наши дни.

Мужицкие царевичи


Самым известным из «первооткрывателей» стал Осиновик, который именовал себя внуком Ивана Грозного. О происхождении самозванца ничего не известно, однако, есть данные, что он принадлежал к казакам или был «показачившим» крестьянином.

«Царевич» впервые объявился в 1607 году в Астрахани. Идею Осиновика поддержали «братья» - лжецаревичи Иван-Августин и Лаврентий. Троице удалось убедить волжских и донских казаков «искать правды» в Москве (или казакам удалось убедить троицу?). По одной из версий во время похода между «царевичами» возник спор из разряда «ты меня уважаешь?» или «кто же из нас самый что ни на есть настоящий-пренастоящий?» Во время разборок Осиновик и был убит. По другой версии, казаки не смогли простить «воеводе» поражения в битве при Саратове и повесили «вора и самозванца». Все трое самозванцев были наречены летописным прозвищем «мужицкие царевичи».

Отрепьев и другие Лжедмитрии

Смутное время на Руси наступило со смертью царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Был ли он зарезан людьми Годунова или сам напоролся на ножичек во время игры? - доподлинно не известно. Однако его гибель привела к тому, что самозванцы начали появляться в стране подобно грибам после дождя. Лжедмитрием I стал беглый монах Григорий Отрепьев, который при поддержке польского войска в 1605 году взошел на Российский престол, при этом его признала даже «мать» - Мария Нагая и «председатель следственной комиссии», еще один будущий царь Василий Шуйский.

Гришке удалось «порулить» страной год, после чего он был убит боярами. Почти сразу же объявился второй «претендент на престол», выдававший себя теперь уже за Лжедмитрия I, которому удалось спастись от расправы бояр.

В историю Лжедмитрий II вошел под прозвищем «Тушинский вор». Через 6 лет российская история узнала еще и Лжедмитрия III или «Псковского вора». Правда, ни тот, ни другой до Москвы не добрались.

Лжеивашки

Лжеивашками в русской истории именуется огромное количество «отпрысков» Лжедмитрия и польской аристократки Марии Мнишек, которая была женой как первого, так и второго «царевича Дмитрия».

По одной из версий, настоящий сын Марии Мнишек Ивашка «Ворёнок» был повешен у Серпуховских ворот в Москве. Петля на шее мальчика действительно могла не затянуться из-за его малого веса, однако, скорее всего, ребенок погиб от холода.

Позже о своем «чудесном спасении» заявил польский шляхтич Ян Луба, которого после долгих переговоров в 1645 году выдали Москве, где он признался в самозванстве и был помилован. Еще один Лжеивашка объявился в Стамбуле в 1646 году – так решил именовать себя украинский казак Иван Вергуненок.

«Сын» царя Василия Шуйского

Чиновник из Вологды Тимофей Анкудинов стал самозванцем, скорее, по стечению обстоятельств. Запутавшись в делах и, по одной из версий, успев прихватить приличную сумму денег, он сжег свой дом (вместе, кстати, с женой, которая хотела его выдать) и бежал за границу. И там Тимошу понесло… В течение 9 лет он колесил по Европе под именем «князя Великопермского» и выдавал себя за никогда не существовавшего сына царя Василия IV Шуйского.

Благодаря изобретательности и артистизму, заручился поддержкой весьма влиятельных особ, среди которых Богдан Хмельницкий, королева Швеции Кристина, Папа Римский Иннокентий X.

В случае своего «воцарения» обещал «поделиться территориями» и предлагал ряд других уступок, формулируя их в указах, на которых свою подпись скреплял собственной печатью. В итоге был выдан царю Алексею Михайловичу, доставлен в Москву и четвертован.

Лжепетры

Многие поступки Петра Великого вызывали у народа, мягко скажем, непонимание. То и дело по стране ползли слухи, что правит страной «подмененный немец». Тут и там начали появляться «настоящие цари».

Первым Лжепетром стал Терентий Чумаков, который начал свое путешествие от Смоленска. Явно полусумасшедший человек назывался Петром Алексеичем и «тайно изучал свои земли, а также следил за тем, кто и что говорит про царя».

Он закончил свою «ревизию» там же, в Смоленске – скончался, не выдержав пыток. Московский купец Тимофей Кобылкин – еще один «Петр Первый». По дороге в Псков, купец был ограблен разбойниками. Домой пришлось добираться пешком, а отдыхать, понятное дело, в придорожных трактирах. Не придумав ничего умнее, чем представиться первым капитаном Преображенского полка Петром Алексеевым, купец, конечно, получал почет и уважение, а вместе с ними и обеды с напитками «для аппетита». Горячительное настолько пропитало ум бедняги, что он начал рассылать местным воеводам угрожающие депеши. Над историей можно было бы посмеяться, если бы не печальный конец. По возвращении домой Кобылкин был арестован и после пыток обезглавлен.

«Наследники» Петра

Как известно, Петр Великий, подозревая своего сына Алексея в заговоре и государственной измене, приговорил первенца к смертной казни. И вполне закономерным было появление слухов «о чудесном спасении царевича», что привело к появлению достаточного количества «наследников», готовых в будущем претендовать на престол. В истории упоминается по крайней мере о семи «потомках» Петра. Невзирая на то, что все они были сумасшедшими, пропойцами или бродягами, их ожидала одна участь – смертная казнь.

Петры III

Особенно «везло» на самозванцев Петру III, который был отстранен от правления собственной же женой Екатериной II, а затем убит.

Народ не поверил в смерть «бедного» царя, возможно, именно поэтому первого самозванца – беглого солдата Гаврилу Кремнева и его полуторатысячное войско, шедшее на Москву, народ провожал иконами и колокольным звоном.

Правда, только завидев регулярную армию, войско «царя» разбежалось. Екатерина милостиво отнеслась к «претенденту»: повелела выжечь на лбу «БС» (беглец и самозванец), возить по деревням, где «царь» «выступал» с речами, и прилюдно сечь кнутом, а затем сослать на вечную каторгу. Царица со свойственной ей иронией посоветовала подданным поститься не только в еде, но и в питие. Чуть позже ей станет не до шуток, когда страну залихорадит от Пугачевщины.

Картина дня

))}
Loading...
наверх