Концлагеря для русских в Прибалтике: Эстония предпочитает это замалчивать

Первые концентрационные лагеря в Прибалтике появились на территории Эстонии, и предназначались они для русских. Историю эту современные эстонские власти предпочитают замалчивать, хотя в Нарве и окрестностях существуют памятные знаки, указывающие на место расправы над тысячами невинных людей, которых предали и продали «союзники».

После Февральской революции земли Эстляндской губернии оказались объяты анархией. Часть бедного населения начала поддерживать большевистскую идеологию, а представители буржуазии склонялись в пользу умеренных политических сил.

Комиссаром от Временного правительства был назначен городской глава Ревеля Иван Поска. В это же время был основан Временный Земский совет Эстляндской губернии. Параллельно в апреле 1917 года начали создаваться национальные армейские подразделения под командованием Иохана Лайдонера.

Тогда же на стороне эстонского Временного правительства, до дрожи боявшегося входа в Ревель большевиков, выступал русский добровольческий контингент, получивший название Северный корпус (или Особый Псковский добровольческий корпус). Составляли его в основном белогвардейцы антибольшевистской направленности. Их отношение к борьбе прибалтийских правительств за суверенитет было скорее одобрительно-поощрительным.

                        Майское наступление «Северного корпуса»

Северный корпус начали формировать немцы еще в ноябре 1918 года с целью удержать в своих руках балтийский плацдарм. Белые войска на территории Эстонии подчинялись главнокомандующему Иохану Лайдонеру. Альянс поначалу казался крепким и стабильным и результативно противостоял большевикам.

Май 1919 года оказался весьма многообещающим для корпуса русских добровольцев. Под негласным патронажем британских эмиссаров, выполнявших функцию информационно-политической поддержки, российско-эстонские войска выдвинулись на Петроград.

Первое историческое наступление на колыбель Октябрьской революции было начато Николаем Юденичем 13 мая 1919 года.

Судя по историческим источникам, Юденич искренне намеревался получить деньги и вооружение от Англии и Франции, а также заручиться всесторонней поддержкой со стороны эстонских и финских националистов.

На самом деле за все время подготовки петроградского наступления Северо-Западная армия, в состав которой входил Северный корпус, не получила существенной материально-технической поддержки. Английские «серые кардиналы» ограничивались одними словами. Вскоре они же в ультимативной форме потребовали от Юденича официального признания государственного суверенитета Эстонии.

А когда Северо-Западная армия двинулась на Петроград и столкнулась с усиленным контингентом большевиков (на защиту столицы было поставлено до 40 тысяч красноармейцев), у Юденича возник конфликт с эстонскими офицерами.

Эстонские власти повели массированную информационную кампанию против «вчерашних братьев по оружию». Соратников Юденича называли баронами, притеснителями, обвиняли в антиэстонской идеологии, а нахождение русских воинских частей на территории Эстонии трактовалось как нецелесообразное.

В итоге во время решающих боев августа 1919 года эстонские войска, призванные помочь белым овладеть Петроградом, проявили пассивность и медлительность, а некоторые откровенно сложили оружие, не желая воевать за чужие интересы

Английские кураторы и эстонское правительство во главе с Константином Пятсом создали руководству Северо-Западной армии условия для дипломатической изоляции и подвергли его информационной обструкции.

Но даже тогда вряд ли кто-то из офицеров Северо-Западной армии мог предположить, что их ждет наступающей зимой. Когда в середине октября белогвардейцы подступали к Петрограду, эстонские власти уже вели интенсивные переговоры с большевиками об окончательном признании собственной независимости.

Константин Пятс ставил перед собой задачу выторговать у Ленина признание суверенитета, поэтому эстонские части отказались помогать белогвардейцам в самый ответственный момент наступления на центр Петрограда.

Многие офицеры и солдаты, потерпевшие горькое поражение и осознавшие бесперспективность дальнейшей борьбы, вернулись к эстонской границе. 15 тысяч бойцов искренне рассчитывали на то, что эстонские власти, пусть даже и прохладно настроенные по отношению к русскому контингенту, пропустят их и обеспечат им хотя бы временное убежище.

 

Схема наступления Северо-Западной армии (фиолетовый цвет) и частей эстонской армии (синий цвет) на Петроград в октябре 1919 года (эст.) / Фото: wikimedia.org

После пересечения государственной границы в районе Нарвы солдаты и офицеры были принудительно разоружены, а затем брошены на произвол судьбы у железнодорожного полотна. В их распоряжении была только голая промерзшая земля, на которой они вынуждены были ночевать.

В середине ноября 1919 года не без ведома властей Эстонии произошло, как объясняли официальные источники правительства республики, «интернирование» 5 тысяч русских в лагерные бараки без отопления, без лекарств, со скудным продовольствием. Свирепствовал лютый мороз, началась эпидемия тифа.

Самого Юденича арестовали по обвинению в финансовых злоупотреблениях, но за него вступилась английская эскадра, и вскоре бывший командующий уже не существовавшей Северо-Западной армии был отпущен.

А подчиненные Юденича оказались обречены на мученическую смерть. Для них в Эстонии были созданы первые концлагеря для русских.

Генерал Лайдонер приказал реквизировать все имущество гибнущих русских белогвардейцев на нужды эстонской армии. К февралю 1920 года Эстония ввела принцип трудовой повинности. После опустошительной эпидемии тифа выживших отправили на лесоповал.

Очевидец, в будущем историк и писатель Николай Арсеньевич Корнатовский, писал: «Мобилизованные жили впроголодь, одежда их быстро изнашивалась. Размещение рабочих и санитарные условия были отвратительными. В браках была ужасная грязь, масса насекомых-паразитов, холод, сырость. Баня была редкостью, стирка белья и мыло — мечтою».

Русских, оказавшихся в бесправном положении и погибавших от голода, холода, тифа и переутомления в 1919–1920 годы, хоронили наспех на кладбище в Сиверсгаузене (Сивертси), старом пригороде Нарвы.

По подсчетам историков, всего во время «интернирования» погибло около 5 тысяч человек, однако эти данные, возможно, не являются окончательными.

Сегодня за могилами в Сивертси ухаживают духовенство Русской православной церкви, представители военно-исторических обществ и отдельные группы энтузиастов.

После того, как истязание трудом закончилось, выживших русских белогвардейцев подвергли циничной дискриминации, оставив без гражданско-правовой защиты: их заставили выкупить эстонские паспорта и продлевать себе вид на жительство каждые шесть месяцев. Каждый день над ними нависала угроза депортации. При этом у ветеранов Северо-Западной армии возникали проблемы с трудоустройством, многие жили за чертой бедности и вынуждены были заниматься низкоквалифицированным трудом.

Так с интернирования, пыток и принуждения к насильственному труду десятков тысяч русских солдат и офицеров началась история независимой Эстонии.

Сегодня в вопросах исторической памяти руководство Прибалтийских республик практикует избирательный подход. Эстонские власти очень неохотно вспоминают о концлагерях для русских под Нарвой на заре своей государственности. Однако нужно понимать, что трагедия Северо-Западной армии оказалась рукотворной и может быть приравнена к преступлению против человечности.

Александр Филей

https://nk.org.ua/geopolitika/kontslageria-dlia-russkikh-v-p...

Ялтинский бильярд, сталинская кладка Карта послевоенного мира определялась на рубеже Висла – Одер

75 лет назад за «круглым столом» в Ялте три лидера определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира на полвека вперед. Военной прелюдией исторической встречи в верхах стали события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах.

В декабре 1944 года Берлин решился на отчаянный шаг, инициатором которого был Гитлер. Германское командование, собрав в кулак крупные силы, в том числе бронетанковые, начало контрнаступление в Арденнах и в Эльзасе. Оно стало последней серьезной попыткой гитлеровского режима изменить ход войны.

Англо-американские войска оказались в сложном положении…

А на Восточном, советско-германском фронте ранним утром 12 января 1945 года началась знаменитая Висло-Одерская операция – стратегическое наступление советских войск на правом фланге, в районе между реками Висла и Одер (Oder по-немецки, Odra по-польски и по-чешски). Она проводилась силами 1-го Белорусского (командующий – Георгий Жуков) и 1-го Украинского (Иван Конев) фронтов по 3 февраля. Однако ранее в стратегических планах советского командования 12 января как дата начала наступления отнюдь не значилось. Оно было запланировано на более позднее время – 20 января.

Как же нам не хватало этой потерянной недели, признавался маршал Конев

В чем же причина переноса начала Висло-Одерской операции? В первые дни нового года премьер-министр Великобритании Черчилль обратился к Сталину с просьбой начать операцию раньше. Сэр Уинстон полагал, что неожиданное наступление русских отвлечет крупные силы вермахта с западноевропейского фронта и облегчит положение англо-американских войск в районе Арденн. Советское Верховное главнокомандование с пониманием отнеслось к этой просьбе и дало положительный ответ. Командующие фронтами получили распоряжение ускорить подготовку операции. Таким образом Сталин пошел навстречу союзникам и приказал перенести ее начало с 20 на 12 января.

Но приказать легко. А сделать? Начать на неделю раньше масштабные наступательные действия огромных сил и средств – дело очень сложное. «Как же нам не хватало этой потерянной недели!» – откровенно скажет потом маршал Конев.

К тому времени расстановка сил была следующей. Двум советским фронтам противостояли три немецкие армии: 400 тысяч человек и несколько тысяч единиц техники. Помимо сплошных линий обороны общей глубиной до 600 километров противник создал несколько укрепрайонов. В 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах насчитывалось 16 общевойсковых, четыре танковые и две воздушные армии – в общей сложности два миллиона человек и более 45 тысяч единиц техники. Это была самая крупная группировка войск, когда-либо сформированная для проведения стратегической операции.

Сергей Круглов
Сергей Круглов – единственный чекист,
удостоенный звания рыцаря Британской империи

Наступление на рубеже Висла – Одер было неудержимым. Стремительность обуславливалась мощным первоначальным ударом, большой пробивной силой и высокой мобильностью советских войск, широким маневром и тесным взаимодействием. Исходный плацдарм для наступления находился на территории Польши, а расширен был уже на территории Германии. Темп наступления на рубеже Висла – Одер не снижался ни днем, ни ночью. На протяжении 20 дней наши войска продвигались на 20–30 километров в сутки, а танковые армии – до 70 километров. И прорвали немецкую оборону на Висле, где им противостояли войска группы армий «А».

Уже 14 января 1945 года Гитлер был вынужден отдать приказ о передислокации главных сил вермахта из района Арденн на восток. Только с 15 по 31 января против советских войск, стремительно продвигавшихся к границам рейха, было переброшено восемь немецких дивизий, в том числе четыре танковые. Это существенно облегчило положение союзников, сняв угрозу их разгрома.

Что же касается переброски немецких войск из Арденн на восток, то противнику это уже не помогло. В ходе Висло-Одерской стратегической операции бойцы Красной армии 17 января освободили Варшаву, 19-го – Краков. Этот красивейший древний город был занят немецкими оккупантами в 1939 году и стал административным центром германского генерал-губернаторства на территории оккупированной Польши. Перед отступлением гитлеровцы планировали взорвать Краков, но советским войскам удалось предотвратить эту акцию. А в Бреслау и Познани были окружены крупные группировки противника. В освобождении своей родины совместно с РККА участвовала 1-я армия Войска польского. Но свобода далась дорогой ценой: в польской земле захоронены 600 тысяч погибших и умерших от ран советских солдат и офицеров.

3 февраля наступление Красной армии на Висло-Одерском рубеже успешно завершилось. По масштабу действий и результатам оно стало одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной. Были полностью разгромлены 35 немецких дивизий, еще 25 потеряли от 50 до 70 процентов личного состава. Свыше 150 тысяч солдат и офицеров противника были взяты в плен. Германские части лишились нескольких тысяч единиц боевой техники. Потери советских войск – более 100 тысяч человек, две тысячи единиц техники.

В тяжелых зимних условиях всего за 23 дня войска двух советских фронтов армии не только продвинулись вперед и освободили большую часть Польши и значительную часть Чехословакии – они вышли к Одеру и оказались на рубеже, где начиналась подготовка к взятию столицы нацистского рейха…

Висло-Одерская операция имела особое значение в стратегическом взаимодействии Москвы, Лондона и Вашингтона на Европейском ТВД, укрепив взаимное доверие между руководителями СССР, Великобритании и США. Становилось очевидным, что Германия уже не в состоянии вести боевые действия на два фронта, победа союзников не за горами.

Примечательно, что Висло-Одерская стратегическая наступательная операция завершилась за день до начала исторической Крымской (Ялтинской) конференции (4–11 февраля).

«Священная корова» Рузвельта

3 февраля во второй половине дня личный самолет Рузвельта с опознавательными знаками ВВС США и бортовым номером 272252 приземлился на аэродром близ поселка Саки в северной части Крыма. Это был четырехмоторный трансконтинентальный S-54R с собственным именем Sacred Cow («Священная корова»), специально оборудованный для главы государства: президентский салон, два помещения для помощников и конференц-зал, спальная каюта, радиотелефон, электрический лифт для инвалидного кресла – Рузвельт не мог самостоятельно передвигаться из-за паралича ног.

Во время войны он преодолел на своем самолете десятки тысяч миль над Америкой и Атлантикой. Побывал в Иране, на Мальте, в Крыму, в Египте... И ни одной поломки! История создания президентского S-54R такова. В 1938 году фирма «Дуглас» (Douglas) изготовила четырехмоторный пассажирский самолет DС-4 для трансконтинентальных линий. Когда США вступили во Вторую мировую войну, усовершенствованная к этому времени машина был принята на вооружение ВВС под кодовым обозначением С-54 «Скаймастер» (Skymaster), то есть «Хозяин неба». Всего до 1947 года было выпущено 1163 машины.

Самолет массово изготовлялся в нескольких модификациях. Лайнер с индексом R, построенный в единственном экземпляре, предназначался для дальних перелетов Франклина Рузвельта. Экипаж – семь человек, на борту могли разместиться 15 пассажиров. Внешне самолет ничем не отличался от собратьев, разве что своеобразной надписью на борту.

Рузвельт прилетел в Крым через две недели после вступления в должность президента на четвертый срок. На борт поднялись нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус. Президенту помогли разместиться в стоявшем рядом с самолетом «Виллисе». Машина была без тента, с опущенным лобовым стеклом, со специально сконструированным сиденьем для президента и правосторонним поручнем. На этом джипе, за рулем которого сидел наш водитель в гражданской одежде, Рузвельт объехал строй почетного караула. Кстати, Красную армию он всегда называл Русской.

Спустя 20 минут после посадки «Священной коровы» на таком же «Скаймастере» американского производства, но с опознавательными знаками Британии в Саки прилетел Черчилль. Вместе с англосаксонскими лидерами в Крым прибыли их дочери – Анна Беттигер и Сара Черчилль. Дочь британского премьера была в военной форме. Она служила в должности командира отделения женского вспомогательного корпуса ВВС.

А первым в Крым приехал Сталин, даже дата была символичной – 1 февраля. Спецпоезд вождя проделал путь от Москвы до Симферополя за сутки. Но высоких гостей Дядя Джо по каким-то причинам встречать на аэродроме не стал. Хотя и уведомил их о том, что он уже на месте. Как бы там ни было, американского президента и британского премьера встречали по высшему разряду. Почетный караул, оркестр. И роскошный по военным меркам стол с напитками и закусками: водка, коньяк, вино, «русский чай» с лимоном, икра, семга…

Дорога в бронированных ЗИСах от аэродрома до Ялты заняла у высоких гостей несколько часов. Крым был освобожден от оккупантов меньше года назад – в мае 1944-го, и были еще видны последствия боев: руины, сгоревшая техника…

Все дело в фамилии Круглов

Ялтинская конференция проходила с 4 по 11 февраля. Семь официальных заседаний с участием лидеров и три встречи министров иностранных дел проходили за большим круглым столом в Белом зале Ливадийского дворца и в бильярдной. А большинство фотографий, в том числе знаменитый портрет главных участников, было сделано в Итальянском дворике. Рузвельт дал два приема в честь Сталина, хозяйкой на них была дочь Анна.

Рузвельт прилетел в Крым после вступления в должность президента на четвертый срок

За охрану, обеспечение гостей и организацию приемов отвечал первый заместитель наркома внутренних дел СССР Сергей Круглов. Позднее ему были пожалованы звание рыцаря Британской империи, английский орден Бани и американская медаль. Так Круглов вошел в историю как единственный чекист, получивший этот эксклюзивный титул. «Все дело в фамилии Круглов», – судачили тогдашние конспирологи. В самом деле, именно за круглым столом три мировых лидера на полвека вперед определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира. Несмотря на противоречия и разногласия, порой очень острые, великие политики и государственные деятели умели находить взаимоприемлемые решения.

В цепкой памяти трех главных участников конференции были свежи события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах. Они стали военной прелюдией исторической встречи в верхах.

Именно в Ялте были разработаны условия капитуляции гитлеровской Германии и разделения ее на оккупационные зоны. Три лидера обещали сохранить единство военного времени, создать условия для безопасного и продолжительного мира посредством «согласованной политики» трех держав в разрешении политических и экономических споров. Было решено создать международную организацию для поддержания мира и безопасности – имелась в виду ООН. Принципиально важным стало решение Сталина о вступлении СССР в войну с Японией после разгрома нацистской Германии. Обсуждалась и польская тема. Не кто иной, как советский вождь, выступал инициатором приращения польских земель на западе страны за счет территорий, ранее входивших в состав Третьего рейха.

На совместно принятых в Ялте документах, образно говоря, были и поставленные кровью подписи сотен тысяч советских солдат – участников Висло-Одерской и других крупных наступательных операций завершающего периода войны. Так что результаты конференции и роль Москвы не в последнюю очередь определялись военными успехами на советско-германском фронте. Ведь к началу конференции Красная армия уже находилась в 70 километрах от столицы «тысячелетнего рейха»…

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук

Популярное в

))}
Loading...
наверх