Сергей Черняховский: Имя Победы

Сергей Черняховский: «Если Россия хочет, чтобы в остальном мире чтили память ее советского периода, она должна сама перестать сводить счеты с этим периодом и признать его самоценность»

Строго говоря, Великая Отечественная война 1941-45 гг. имеет свое точное имя: «Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков».

И День Победы – это «День Победы советского народа над немецко-фашистскими захватчиками». И победил тогда Советский Народ – во главе со своими Маршалами, своим Верховным Главнокомандующим.

Войну советский народ вел под Красным знаменем. И в бой его вела Коммунистическая партия, которая тогда еще сохраняла и второе имя – Партия большевиков. И в бой первыми бросали коммунистов и комсомольцев. Которые, конечно, без всякого приказа пристрелили бы любого или любую, кто попытался бы поднять в атакующих рядах РККА – Рабоче-Крестьянской Красной Армии, как называлась армия, разгромившая вермахт, - портрет царя Николая или трехцветное знамя предреволюционной эпохи.

Хотя осенью 1941 года на Бородинском поле бились под знаменами армии Кутузова.

«Бессмертный полк» - это великое действо. Доказывающее, что Победа стала некой гражданской религией. Это нечто вроде причащения к памяти подвига. которого нужно быть достойным. И повторить который нужно стремиться быть готовым. Только странно совершать это причащение и к памяти тех, кто бился под Красными Знаменами, под знаменами, которые несли те, кто перешел на сторону врага.

Так получилось, что по закону это знамя оказалось объявлено знаменем современной России. Что уже несколько странно, поскольку Россия и официально юридически является «продолжателем СССР», и столь же официально юридически из СССР так и не вышла – единственная из всех союзных республик. Кто-то удивится – но так и не вышла.

Принять знамя, отрицающее то, что «продолжает Россия» и из чего она все-таки не выходила – тоже некая экзотика. Но это – отдельно. Закон РФ требует это знамя уважать (хотя как можно именем закона требовать иметь некое эмоциональное отношение – не ясно: все равно не проверишь).

Но в целом. наверное, уважения заслуживает и христианство, и ислам. Только это не повод в мечети размахивать крестом, а на причастии вздымать полумесяц: как-то всему свое место. «Бессмертный» под триколорами – это именно полумесяц на церковной службе. Правда, на русских церквях часто встречается полумесяц: склоненный и под вознесшимся над ним крестом.

Причащение к памяти подвига советского народа под явно чуждым ему знаменем и с запретом на портреты тех, кто вел его в бой, это прежде всего постмодернистская эклектика, ведущая в итоге к размыванию ценностей.

Политически – это некая сознательная десоветизация Дня Победы. Только тогда не нужно удивляться, когда подобную же десоветизацию и декоммунизацию провозглашают соседние неофашистские режимы.

По Прибалтике из года в год маршируют эсэсовцы. Да, кто-то пытается дать им отпор, но тамошняя власть их всячески поддерживает. И создается впечатление, что они – эти самые эсэсовцы и их современные симпатизанты – если и не выиграли в 1945 году, то, по крайней мере, не проиграли.

Все это, конечно, безобразно. Только когда Россия пытается протестовать против этих маршей, она, конечно, права, хотя протестует она, как правило, вяло, обтекаемо и бессильно. Как будто «из-под палки».

Но может ли она иначе. если на День Победы затягивает брезентом Мавзолей того, кому поклонялись солдаты той войны…

Давайте вспомним, откуда пошла привычка делать страшные глаза и всячески возмущаться по поводу пакта Молотова – Риббентропа и пресловутых секретных протоколов к нему. Разве не из перестроечной Москвы? Кто в России тогда всячески поддерживал прибалтийских нацистов? Разве не Борис Ельцин и его сподвижники? А кто торжественно и с высшими почестями провожал Ельцина в последний путь? Разве не политическая элита России…

Давайте вспомним и о том, откуда в новейшей истории пошла варварская традиция ломать памятники советской эпохи. Разве не из Москвы августа 1991 года… Когда на флагштоке здания Верховного совета России было поднято именно нынешнее трехцветное знамя.

В России власти и многие политики никак не могут понять, что если они не хотят, чтобы за границей сносили памятники советской эпохи, то для начала в России надо поставить на место памятники той же эпохи и вернуть городам их прежние, советские наименования.

Если Россия хочет, чтобы в остальном мире чтили память ее советского периода, она должна сама перестать сводить счеты с этим периодом и признать его самоценность.

Все европейские государства существуют как национально-независимые, потому что мы отстояли их независимость. Все пресловутое «европейское понимание прав человека» может существовать только потому, что, платя за это своим собственным правом на жизнь, советские солдаты остановили и разгромили вермахт, которому никто больше в Европе не был в состоянии оказать хотя бы относительно достойное сопротивление и который до весны 1945 года просто разгонял англо-американские войска, если мог отвлечь на это хотя бы минимально необходимые соединения с советского фронта.

Европейская демократия, Европарламент, Евросоюз, евроинтеграция – все это существует только потому, что мы им позволили быть. Они были ничем, блюдом на столе людоеда, когда мы, заплатив за это великой кровью, взяли этого людоеда за шиворот и оторвали ему голову. Если бы вообще этот людоед не просчитался и не отвлекся от их поедания и переваривания на схватку с нами, их бы вообще не существовало. Даже, возможно, как «генетического материала». потому что с его точки зрения никакой ценности именно как «генетический материал» они не представляли. Лучшее, на что они могли рассчитывать, на выборы капо в лагерном бараке.

Всем своим существованием, всем своим благоденствием, всей своей сытостью они обязаны НАМ – СССР и России. По-хорошему, они должны, каждый в своей стране, отмечать 9 Мая как День России – он же День Спасителя. И почитать Россию и СССР, как христиане почитают Христа, а мусульмане – Магомета. И выплачивать пенсию каждому гражданину СССР в 12 поколениях, причем на уровне средней зарплаты в странах Евросоюза.

Мы по-прежнему либо не отвечаем, либо слишком мало задаемся вопросом как о субъекте, так и об объекте победы. Мы по-прежнему не отвечаем, кто, собственно, победил как в Великой Отечественной, так и во 2-ой мировой войне.

А победил тогда – СОВЕТСКИЙ НАРОД. Во главе со своими маршалами и Верховным Главнокомандующим. Под Красным знаменем, с поднимавшимися первыми в атаку коммунистами. Потому что его дух и его идея оказались сильнее и достойнее духа и идеи врага.

В привычку вошло говорить о неудачах Красной Армии в 41-ом году. Казалось бы – верно. Страшные потери. Сожжена основная часть авиации и большая часть бронетехники. Потери промышленности и населения – неописуемы. Враг доходит до Москвы, а в 42-ом и до Сталинграда. Пал Киев и блокирован Ленинград.

Но не под Москвой и Сталинградом решена судьба войны. Ее в первые две недели боев решила истекающая кровью Красная Армия. Без танков и авиации, с потерянной артиллерией, с трехлинейками и гранатами, она в эти две недели день за днем выбивает у Германии потенциал возможной победы.

Каждый день вермахт теряет больше техники и живой силы, чем он мог себе позволить, каждый день он теряет темп наступления, продвигается на меньшее число километров, нежели ему было предписано планами наступления.

На принципиальном уровне война была проиграна Германией в первые две недели. Затем, а особенно на исходе лета – победа СССР стала делом техники.

Гитлеризм дал своим сторонникам накаленную идею. Сильную идею. Он говорил: «Германия превыше всего! Миру предназначено служить Германии. Она установит новый порядок, и только она достойна возглавить мир. Место остальных – служить Германии, быть ее рабами».

Поэтому даже побеждая, он множил число своих противников. Даже те его сторонники в других странах, которые в принципе с симпатией относились к фашизму, на определенном этапе сталкивались с тем, что их место в этом порядке – в лучшем случае место капо при победителях.

Коммунизм дал своим сторонникам иную идею. Он сказал: «Мы предлагаем всем – свободу и справедливость! Свобода мира и справедливость для всех – превыше всего. Советский Союз – не новый господин, а освободитель. Не мир для него, а он – для мира. Место остальных – быть хозяевами своей судьбы, а место СССР – служить человечеству».

Можно. Конечно, говорить о том, что Советский Союз имел в виду предложить миру этот новый порядок свободы и справедливости и намеревался, вполне искренне, научить мир правильно пользоваться этой свободой и установить справедливость в соответствии со своим пониманием.

Германия множила своими победами своих противников, ее проект двигался с отрицательной экспонентой, а СССР даже своими поражениями множил число своих сторонников, его проект двигался в параметрах положительной экспоненты.

Гитлеризм говорил своим солдатам: «Идите и убивайте! Вы будете господами. Вы получите ферму на Украине, и славянские недочеловеки будут работать на вас и служить вам».

Функционально – это сильная идея. Она обещала тем, кто принимал ее, славу, процветание и счастье. Но в ней была очень серьезная функциональная слабость. Она обещала только то, что можно использовать при жизни. За нее можно убивать, но за нее нельзя умирать: ферма не достанется.

Коммунизм говорил своим солдатам: «Идите и защищайте! Вы будете спасителями своей страны и всего мира. За вами – первая в истории победившая революция рабочих и крестьян, за вами – первое в мире государство трудящихся, за вами – верность делу ваших отцов, впервые в истории свергнувших гнет эксплуататоров и давших шанс на создание царства справедливости. Очень может быть, что в этой борьбе вы умрете, но умрете Спасителями мира».

Какие бы споры сегодня ни шли о степени утопичности и обоснованности этой идеи, функционально она была сильнее. Она обещала своим сторонникам то, что было больше жизни. За нее можно было умирать.

По сути, коммунизм нес в себе один из древнейших постулатов героического гуманизма: «Смертью смерть поправ!»

Он нес то, чего не было в германском накаленном национализме и тем более в уже лишенном героики и мобилизации и либерализме, и консерватизме. Поэтому победил-то именно он. Единство народа – и вера в него народа.

Это рано или поздно будет сделано – и выиграет тот политический лидер, кто поймет, что сделать это нужно раньше.

Потому что «глубинный народ» это понимает и сегодня. А те, кто не понимает – просто относятся к какому-то иному народу. Иному не этнически – иному морально. И поэтому говоря и думая о единстве народа, нужно говорить и думать о том народе, который это понимает. А не о его единстве с теми, кто все это отрицает.

Источник ➝

Ялтинский бильярд, сталинская кладка Карта послевоенного мира определялась на рубеже Висла – Одер

75 лет назад за «круглым столом» в Ялте три лидера определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира на полвека вперед. Военной прелюдией исторической встречи в верхах стали события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах.

В декабре 1944 года Берлин решился на отчаянный шаг, инициатором которого был Гитлер. Германское командование, собрав в кулак крупные силы, в том числе бронетанковые, начало контрнаступление в Арденнах и в Эльзасе. Оно стало последней серьезной попыткой гитлеровского режима изменить ход войны.

Англо-американские войска оказались в сложном положении…

А на Восточном, советско-германском фронте ранним утром 12 января 1945 года началась знаменитая Висло-Одерская операция – стратегическое наступление советских войск на правом фланге, в районе между реками Висла и Одер (Oder по-немецки, Odra по-польски и по-чешски). Она проводилась силами 1-го Белорусского (командующий – Георгий Жуков) и 1-го Украинского (Иван Конев) фронтов по 3 февраля. Однако ранее в стратегических планах советского командования 12 января как дата начала наступления отнюдь не значилось. Оно было запланировано на более позднее время – 20 января.

Как же нам не хватало этой потерянной недели, признавался маршал Конев

В чем же причина переноса начала Висло-Одерской операции? В первые дни нового года премьер-министр Великобритании Черчилль обратился к Сталину с просьбой начать операцию раньше. Сэр Уинстон полагал, что неожиданное наступление русских отвлечет крупные силы вермахта с западноевропейского фронта и облегчит положение англо-американских войск в районе Арденн. Советское Верховное главнокомандование с пониманием отнеслось к этой просьбе и дало положительный ответ. Командующие фронтами получили распоряжение ускорить подготовку операции. Таким образом Сталин пошел навстречу союзникам и приказал перенести ее начало с 20 на 12 января.

Но приказать легко. А сделать? Начать на неделю раньше масштабные наступательные действия огромных сил и средств – дело очень сложное. «Как же нам не хватало этой потерянной недели!» – откровенно скажет потом маршал Конев.

К тому времени расстановка сил была следующей. Двум советским фронтам противостояли три немецкие армии: 400 тысяч человек и несколько тысяч единиц техники. Помимо сплошных линий обороны общей глубиной до 600 километров противник создал несколько укрепрайонов. В 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах насчитывалось 16 общевойсковых, четыре танковые и две воздушные армии – в общей сложности два миллиона человек и более 45 тысяч единиц техники. Это была самая крупная группировка войск, когда-либо сформированная для проведения стратегической операции.

Сергей Круглов
Сергей Круглов – единственный чекист,
удостоенный звания рыцаря Британской империи

Наступление на рубеже Висла – Одер было неудержимым. Стремительность обуславливалась мощным первоначальным ударом, большой пробивной силой и высокой мобильностью советских войск, широким маневром и тесным взаимодействием. Исходный плацдарм для наступления находился на территории Польши, а расширен был уже на территории Германии. Темп наступления на рубеже Висла – Одер не снижался ни днем, ни ночью. На протяжении 20 дней наши войска продвигались на 20–30 километров в сутки, а танковые армии – до 70 километров. И прорвали немецкую оборону на Висле, где им противостояли войска группы армий «А».

Уже 14 января 1945 года Гитлер был вынужден отдать приказ о передислокации главных сил вермахта из района Арденн на восток. Только с 15 по 31 января против советских войск, стремительно продвигавшихся к границам рейха, было переброшено восемь немецких дивизий, в том числе четыре танковые. Это существенно облегчило положение союзников, сняв угрозу их разгрома.

Что же касается переброски немецких войск из Арденн на восток, то противнику это уже не помогло. В ходе Висло-Одерской стратегической операции бойцы Красной армии 17 января освободили Варшаву, 19-го – Краков. Этот красивейший древний город был занят немецкими оккупантами в 1939 году и стал административным центром германского генерал-губернаторства на территории оккупированной Польши. Перед отступлением гитлеровцы планировали взорвать Краков, но советским войскам удалось предотвратить эту акцию. А в Бреслау и Познани были окружены крупные группировки противника. В освобождении своей родины совместно с РККА участвовала 1-я армия Войска польского. Но свобода далась дорогой ценой: в польской земле захоронены 600 тысяч погибших и умерших от ран советских солдат и офицеров.

3 февраля наступление Красной армии на Висло-Одерском рубеже успешно завершилось. По масштабу действий и результатам оно стало одной из крупнейших стратегических операций Великой Отечественной. Были полностью разгромлены 35 немецких дивизий, еще 25 потеряли от 50 до 70 процентов личного состава. Свыше 150 тысяч солдат и офицеров противника были взяты в плен. Германские части лишились нескольких тысяч единиц боевой техники. Потери советских войск – более 100 тысяч человек, две тысячи единиц техники.

В тяжелых зимних условиях всего за 23 дня войска двух советских фронтов армии не только продвинулись вперед и освободили большую часть Польши и значительную часть Чехословакии – они вышли к Одеру и оказались на рубеже, где начиналась подготовка к взятию столицы нацистского рейха…

Висло-Одерская операция имела особое значение в стратегическом взаимодействии Москвы, Лондона и Вашингтона на Европейском ТВД, укрепив взаимное доверие между руководителями СССР, Великобритании и США. Становилось очевидным, что Германия уже не в состоянии вести боевые действия на два фронта, победа союзников не за горами.

Примечательно, что Висло-Одерская стратегическая наступательная операция завершилась за день до начала исторической Крымской (Ялтинской) конференции (4–11 февраля).

«Священная корова» Рузвельта

3 февраля во второй половине дня личный самолет Рузвельта с опознавательными знаками ВВС США и бортовым номером 272252 приземлился на аэродром близ поселка Саки в северной части Крыма. Это был четырехмоторный трансконтинентальный S-54R с собственным именем Sacred Cow («Священная корова»), специально оборудованный для главы государства: президентский салон, два помещения для помощников и конференц-зал, спальная каюта, радиотелефон, электрический лифт для инвалидного кресла – Рузвельт не мог самостоятельно передвигаться из-за паралича ног.

Во время войны он преодолел на своем самолете десятки тысяч миль над Америкой и Атлантикой. Побывал в Иране, на Мальте, в Крыму, в Египте... И ни одной поломки! История создания президентского S-54R такова. В 1938 году фирма «Дуглас» (Douglas) изготовила четырехмоторный пассажирский самолет DС-4 для трансконтинентальных линий. Когда США вступили во Вторую мировую войну, усовершенствованная к этому времени машина был принята на вооружение ВВС под кодовым обозначением С-54 «Скаймастер» (Skymaster), то есть «Хозяин неба». Всего до 1947 года было выпущено 1163 машины.

Самолет массово изготовлялся в нескольких модификациях. Лайнер с индексом R, построенный в единственном экземпляре, предназначался для дальних перелетов Франклина Рузвельта. Экипаж – семь человек, на борту могли разместиться 15 пассажиров. Внешне самолет ничем не отличался от собратьев, разве что своеобразной надписью на борту.

Рузвельт прилетел в Крым через две недели после вступления в должность президента на четвертый срок. На борт поднялись нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов и государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус. Президенту помогли разместиться в стоявшем рядом с самолетом «Виллисе». Машина была без тента, с опущенным лобовым стеклом, со специально сконструированным сиденьем для президента и правосторонним поручнем. На этом джипе, за рулем которого сидел наш водитель в гражданской одежде, Рузвельт объехал строй почетного караула. Кстати, Красную армию он всегда называл Русской.

Спустя 20 минут после посадки «Священной коровы» на таком же «Скаймастере» американского производства, но с опознавательными знаками Британии в Саки прилетел Черчилль. Вместе с англосаксонскими лидерами в Крым прибыли их дочери – Анна Беттигер и Сара Черчилль. Дочь британского премьера была в военной форме. Она служила в должности командира отделения женского вспомогательного корпуса ВВС.

А первым в Крым приехал Сталин, даже дата была символичной – 1 февраля. Спецпоезд вождя проделал путь от Москвы до Симферополя за сутки. Но высоких гостей Дядя Джо по каким-то причинам встречать на аэродроме не стал. Хотя и уведомил их о том, что он уже на месте. Как бы там ни было, американского президента и британского премьера встречали по высшему разряду. Почетный караул, оркестр. И роскошный по военным меркам стол с напитками и закусками: водка, коньяк, вино, «русский чай» с лимоном, икра, семга…

Дорога в бронированных ЗИСах от аэродрома до Ялты заняла у высоких гостей несколько часов. Крым был освобожден от оккупантов меньше года назад – в мае 1944-го, и были еще видны последствия боев: руины, сгоревшая техника…

Все дело в фамилии Круглов

Ялтинская конференция проходила с 4 по 11 февраля. Семь официальных заседаний с участием лидеров и три встречи министров иностранных дел проходили за большим круглым столом в Белом зале Ливадийского дворца и в бильярдной. А большинство фотографий, в том числе знаменитый портрет главных участников, было сделано в Итальянском дворике. Рузвельт дал два приема в честь Сталина, хозяйкой на них была дочь Анна.

Рузвельт прилетел в Крым после вступления в должность президента на четвертый срок

За охрану, обеспечение гостей и организацию приемов отвечал первый заместитель наркома внутренних дел СССР Сергей Круглов. Позднее ему были пожалованы звание рыцаря Британской империи, английский орден Бани и американская медаль. Так Круглов вошел в историю как единственный чекист, получивший этот эксклюзивный титул. «Все дело в фамилии Круглов», – судачили тогдашние конспирологи. В самом деле, именно за круглым столом три мировых лидера на полвека вперед определили контуры не только послевоенной Европы, но во многом и мира. Несмотря на противоречия и разногласия, порой очень острые, великие политики и государственные деятели умели находить взаимоприемлемые решения.

В цепкой памяти трех главных участников конференции были свежи события на Висло-Одерском рубеже и в Арденнах. Они стали военной прелюдией исторической встречи в верхах.

Именно в Ялте были разработаны условия капитуляции гитлеровской Германии и разделения ее на оккупационные зоны. Три лидера обещали сохранить единство военного времени, создать условия для безопасного и продолжительного мира посредством «согласованной политики» трех держав в разрешении политических и экономических споров. Было решено создать международную организацию для поддержания мира и безопасности – имелась в виду ООН. Принципиально важным стало решение Сталина о вступлении СССР в войну с Японией после разгрома нацистской Германии. Обсуждалась и польская тема. Не кто иной, как советский вождь, выступал инициатором приращения польских земель на западе страны за счет территорий, ранее входивших в состав Третьего рейха.

На совместно принятых в Ялте документах, образно говоря, были и поставленные кровью подписи сотен тысяч советских солдат – участников Висло-Одерской и других крупных наступательных операций завершающего периода войны. Так что результаты конференции и роль Москвы не в последнюю очередь определялись военными успехами на советско-германском фронте. Ведь к началу конференции Красная армия уже находилась в 70 километрах от столицы «тысячелетнего рейха»…

Владимир Рощупкин,
кандидат политических наук

Популярное в

))}
Loading...
наверх