Все эти землицы в минуту серьезной опасности бегут за спасением к России

По внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, – не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными!

И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному будто бы, характеру славян, совсем нет, – у них характер этом смысле как у всех, – а именно потому, что такие вещи на свете иначе и происходить не могут.

Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, они именно в защиту от России это и сделают.

Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени. Долго, о, долго еще они не в состоянии будут признать бескорыстия России и великого, святого, неслыханного в мире поднятия ею знамени величайшей идеи, из тех идей, которыми жив человек и без которых человечество, если эти идеи перестанут жить в нем, – коченеет, калечится и умирает в язвах и в бессилии.

Нынешнюю, например, всенародную русскую войну, всего русского народа, с царем во главе, поднятую против извергов за освобождение несчастных народностей, – эту воину поняли, наконец, славяне теперь, как вы думаете?

Но о теперешнем моменте я говорить не стану, к тому же мы еще нужны славянам, мы их освобождаем, но потом, когда освободим и они кое-как устроятся, – признают они эту войну за великий подвиг, предпринятый для освобождения их, решите-ка это? Да ни за что на свете не признают!

Напротив, выставят как политическую, а потом и научную истину, что не будь во все эти сто лет освободительницы-России, так они бы давным-давно сами сумели освободиться от турок, своею доблестью или помощию Европы, которая, опять-таки, не будь на свете России, не только бы не имела ничего против их освобождения, но и сама освободила бы их. Это хитрое учение наверно существует у них уже и теперь, а впоследствии оно неминуемо разовьется у них в научную и политическую аксиому. Мало того, даже о турках станут говорить с большим уважением, чем об России.

Может быть, целое столетие, или еще более, они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на нее и интриговать против нее.

О, я не говорю про отдельные лица: будут такие, которые поймут, что значила, значит и будет значить Россия для них всегда. Но люди эти, особенно вначале, явятся в таком жалком меньшинстве, что будут подвергаться насмешкам, ненависти и даже политическому гонению.

Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия - страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации.

У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в Болгарии и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний Иван Чифтлик согласился наконец принять портфель президента совета министров.

России надо серьезно приготовиться к тому, что все эти освобожденные славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своем славянском значении и в своем особом славянском призвании в среде человечества.

Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать.

Разумеется, в минуту какой-нибудь серьезной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя ее в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит - Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство. 

Ф.М.Достоевский, «Дневник писателя».

Источник ➝

Подвиг ростовских зенитчиц

Как известно, «у войны не женское лицо» - но, несмотря на это, сотни тысяч женщин и девушек в годы Великой Отечественной войны встали в строй вместе с мужчинами. Конечно, лишь малая, можно сказать мизерная их часть воевала в пехоте, артиллерии или танковых войсках - там бойцов-женщин можно пересчитать по пальцам - зато множество их оказалось в тех частях, где им было вполне под силу заменить мужчин, которые уходили непосредственно на передовую. Ведь, по первоначальной задумке, там, где служили девушки, обычно не предполагалось непосредственного боевого соприкосновения с противником.

По крайней мере - теоретически. В жизни, как всегда, получалось не так, как задумано...

Эти несколько девушек, прозванные «железными подружками», окончили военную школу ПВО в городе Батайске весной 1942 года. Противовоздушная оборона считалась вполне подходящим родом войск для женщин - большого физического напряжения (такого, как в танке - да и у пехотинца в окопе) здесь все-таки не требовалось, орудия стояли стационарно, наводились на цель сравнительно несложно (в плане физических усилий имеется в виду). Поэтому девушек брали в зенитчицы достаточно охотно.

Все экзамены нашими героинями были сданы на высшие отметки, и всем присвоили квалификацию зенитчиц ПВО. Отныне девушки должными были оберегать от воздушных налетов небо родного Ростова. Их врагами должны были стать вражеские самолеты - но не наземные войска гитлеровцев...

Донскую столицу немцы принялись бомбить уже с августа 1941 года. Гитлеровских бомбардировщиков перехватывали наши истребители. Они взлетали с полевого военного аэродрома в станице Нижне-Гниловской (ныне улица Портовая), где базировался 182-й истребительный авиаполк. Там же стояли и зенитные батареи. Осенью 1941 года для них, как и для истребителей, нашлось много работы. Как и последующей зимой - ведь Таганрог оставался в руках немцев, там имелся аэродром, и время для того, чтобы гитлеровские самолеты достигали Ростова, составляло всего двадцать минут...

В июле 1942 года началась новая ожесточенная битва за Ростов. С неба сыпались тонны бомб. Остатки истребительного полка, машины и летчиков, уцелевших в июльских боях, перебросили на запасной аэродром на Кубани. Расчеты зенитных 37-миллиметровых орудий остались одни у пустой взлетной полосы.

Батарея на Нижне-Гниловской приняла на себя основной удар фашистской авиации в эти страшные июльские дни. Перед немецким наступлением Ростов бомбили несколько суток подряд. "Хейнкели" и "юнкерсы" совершали по 1200 вылетов в сутки. И сражаться с ними в основном приходилось нашим героиням. Немного цифр: чтобы сбить один самолет, в среднем из 37-мм зенитки надо было сделать 1500 выстрелов, а для этого требовалось поднести и зарядить 1500 зенитных снарядов. Так что в среднем каждая девушка переносила по полторы тонны металла в сутки.

Но не это оказалось самым страшным. 21 июля на позиции батареи двинулись немецкие танки. Зенитчицы могли бы отступить и спастись, тем более что снаряды к орудиям были на исходе и стрелять уже было особо нечем. Тем не менее ни одна не пожелала уйти с позиций и спастись, все они приняли здесь свой последний бой. Огнем своих орудий отважные зенитчицы уничтожили два танка 5-й эсэсовской дивизии "Викинг" и несколько мотоциклов. Но снаряды закончились, и остальные танки просто раздавили орудия вместе с зенитчицами. А потом немцы не могли поверить своим глазам, узнав, что у них на пути встали двадцать юных девушек...

https://zen.yandex.ru/media/sl...

Картина дня

))}
Loading...
наверх