Трагик с душой клоуна. Странная жизнь и странная смерть Анатолия Солоницына

Трудно представить, что актер, сыгравший в лентах из золотого фонда советского кино («Свой среди чужих, чужой среди своих», «Сталкер»), актёром мог не стать. Его трижды заворачивала приемная комиссия с формулировкой «актёрского таланта не замечено».

30 августа — 85 лет со дня рождения Анатолия Солоницына. АиФ.ru отследил все крутые повороты его судьбы — актёрской и человеческой.

А ведь звали-то мальчика, родившегося 30 августа 1934 г. в городе Богородске вовсе не Анатолием, а Отто. Во-первых, тогда, в эпоху Интернационала, иностранные имена были в моде.

Во-вторых, на весь Союз тогда гремели свершения Отто Шмидта, географа, полярника, руководителя арктических экспедиций. Вот отец Фёдор Солоницын, журналист, и дал сыну имя в честь героя. А потом... Потом была война. И вражеское имя Отто мальчик попросил заменить простым русским Анатолием.

И профессию сперва он себе выбрал тоже самую простую — выучился в техникуме на слесаря-инструментальщика. Но потом передумал, снова вернулся в школу, чтобы получить полное среднее образование. Но погрузился с головой вовсе не в физику с химией, а в самодеятельность. И понял: никакой он не слесарь, а актёр.

Он рванул в Москву штурмовать творческие вузы. Но то, что восхищало жителей провинциальных городов, в которых жила его семья, столичных педагогов не впечатлило вообще. Три года он проваливался на вступительных экзаменах. После очередного провала он махнул рукой на столицу и поехал на Урал, в Свердловск. Учиться в студии при Свердловском драматическом театре. Первая и сразу главная роль в кино у него случилась тоже в Сверловске. В 1963 году на Свердловском телевидении он сыграл в картине «Дело Курта Клузевица» — кинодебюте ныне знаменитого режиссера Глеба Панфилова. В 1966 году Солоницын прочитал сценарий Тарковского и Кончаловского «Страсти по Андрею» в журнале «Искусство кино». И понял, что нужно штурмовать Москву снова. Да и гены дали о себе знать — один из его предков писал иконы.

После проб к фильму «Андрей Рублев» за Солоницына был только Тарковский. Остальные члены съемочной команды и чиновники от кино были категорически против утверждения на такую важную роль никому не известного актера из глубинки, которого к тому же три раза не приняли в ГИТИС.

Но Тарковский настаивал именно на таком Рублеве. Он решился на хитрый ход: собрал именитых искусствоведов и показал им несколько фотопроб. Мол, кто здесь выглядит как настоящий монах-иконописец? Все выбрали Солоницына...

Как говорил в своих интервью режиссёр, для него синонимами профессии актера были слова «миссия», «послушание». Надо сказать, для того, чтобы играть в фильмах Тарковского, нужно было быть воистину миссионером. Так, съемки фильма «Сталкер» длились много лет. Братья Вайнеры переписывали по требованию Тарковского сценарий 10 раз — он требовал его «ускучнить», убрать живость. После тяжелейших съемок одного из эпизодов для «Сталкера» — в грязи и воде на заброшенной ГЭС в Эстонии — Тарковский оказался недоволен результатом. И тогда — невиданное дело — Госкино повторно выделило деньги на новые съемки. Алиса Фрейндлих (в фильме жена Сталкера) падала от переутомления в обморок, в картине со скандалом сменилось несколько операторов, Кайдановский, игравший главную роль, не выдерживая напряжения, пил и даже дрался с некоторыми членами съемочной команды. И только Солоницын беспрекословно шел за Тарковским, выполняя все его указания, порой совершенно противоречивые... 

место сказок — роли

Дочь актера, киновед и журналист Лариса Солоницына рассказывала в интервью о том, каким отцом был Анатолий Алексеевич: «Он со мной разговаривал как-то по-особенному. Эти интонации я узнаю, когда смотрю в "Андрее Рублеве" эпизод с маленькой княжной. Вместо вечерней сказки он читал мне свои роли. Так в семье были совмещены и необходимость работать, и отцовский долг».

Как вспоминает дочь артиста, самым лучшим снотворным для ребенка был текст «Бориса Годунова»: «Папа очень скрупулезно готовился к постановке в новосибирском театре "Красный факел"». А еще девочка обожала отцовские дружеские посиделки у них дома. Солоницын, по ее воспоминаниям, был очень веселым человеком с великолепным чувством юмора. «Мама его одергивала, — рассказывала в одном из своих интервью Лариса Солоницына. — "Толя, перестань быть шутом. Толя, не будь клоуном". И когда мой сын Артем на вопрос, кем он хочет быть, ответил, что клоуном, я подумала, что, может быть, гены заговорили»

Солоницын был женат трижды. Первой его спутницей жизни была гример Свердловской киностудии Людмила Успенская.

Второй женой стала Лариса Сысоева, окончившая, как и Солоницын, театральную студию при Свердловском драматическом театре. Именно в этом браке, продлившемся с 1963 по 1978 год, родилась дочь Лариса Солоницына, выбравшая профессию киноведа и возглавившая в 2014 году столичный Музей кино.

Третьей женой стала Светлана, гримерша фильма «Сталкер». К слову о съемочном процессе фильмов Тарковского. Как шутил ассистент Андрея Арсеньевича, кинорежиссер Евгений Цымбал, Солоницын за время съемок успел и поухаживать за девушкой, и жениться на ней, и даже ребенка родить, а конца кинопроцессу всё и не предвиделось.

Лариса Солоницына рассказывала о своем младшем брате Алексее, который родился в этом браке: «Он очень похож на отца. Ему было около четырех лет, когда папа умер, и вряд ли Алексей мог запомнить какие-то его характерные жесты, поворот головы... Но он так же ходит, так же взмахивает руками, так же улыбается». Сегодня Алексей Солоницын — кинопродюсер.

Солоницын ушел из жизни очень рано — в 47 лет, от рака лёгких. В последние месяцы он лежал дома. Родные скрывали от него отъезд за границу Андрея Тарковского, понимая привязанность актера к своему мастеру. Но однажды проведать артиста зашел сосед и рассказал об эмиграции режиссёра. Для Солоницына это был удар. Умер актер 11 июня 1982 года. Вскоре из жизни ушла его вторая жена Лариса.

Ольга Шаблинская

 

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх