На грани войны. Как советский разведчик и американский журналист спасли мир

Серию операций совет­ской разведки по добыванию секретов американского ядерного оружия на Западе принято называть атомным шпионажем. Все люди, так или иначе причаст­ные к этому грандиозному предприятию, уже вошли в историю.

Разведчик Александр Семёнович Феклисов родился 9 марта 1914 года. Он вошёл в историю дважды, поучаствовав как в самом атомном шпионаже, так и в спасении мира от его послед­ствий. 

- Первые в жизни воспоминания для меня начались в Лондоне, - рассказывает Наталия Александровна, старшая дочь Феклисова. - В английском детском саду я лупила английского мальчишку.

Мама Зина всегда покрывалась багровым румянцем, а папа только ухмылялся. Это был 1947 год. Отец  был замом резидента по технической разведке, работал со знаменитым атомщиком Клаусом Фуксом, занятым в проектах по созданию ядерного оружия.

Через десять лет Феклисов оказался на земле «ГП», главного противника - так отец называл американцев. С 1960 по 1964 г. в открытой должности советника Посольства СССР он возглавлял советскую резидентуру в Вашингтоне. А в октябре 1962 года случился Карибский кризис...

Александр Феклисов (в кружочке) «и другие официальные лица» сопровождают Хрущёва во время его поездки по Америке.

Фото: из личного архива семьи Феклисовых

13 дней кризиса

В наши дни гриль-ресторан морепродуктов «Эксидентал» - пафосное и дорогое вашингтонское заведение в двух шагах от Белого дома на Пенсильвания авеню. Тогда, 52 года назад, это был приличный, но не самый шикарный ресторан в городе. За одним из его столиков два человека пытались спасти мир от ядерной катастрофы.

..14 октября 1962 г. американский самолёт-шпион засёк, что на Кубе спешно строят пусковые площадки для советских баллистических ракет Р-12. Их дальность в 2000 километров позволила бы накрыть всё Восточное побережье США, включая Нью-Йорк и Вашинг­тон, Чикаго и Канзас-Сити. Президент Кеннеди и первый секретарь ЦК КПСС Хрущёв постоянно обменивались телеграммами, но договориться не удавалось - ни одна из сторон не хотела уступать. Мир сползал к ядерной войне, когда 22 октября Феклисова пригласил на завтрак в «Эксидентал» его вашингтонский знакомый, тележурналист Джон Скали. Тот знал, что Феклисов - русский резидент. Но и Феклисов знал, что Скали лично знаком с братьями Кеннеди. В тот день разговора не получилось, а обстановка продолжала накаляться. Через 3 дня уже Феклисов позвал Скали на ланч.

- Как самочувствие Хрущёва? - начал беседу американец.

- Я лично не знаком с Хрущёвым, - ответил отец. И не преминул съязвить: - Это вы на короткой ноге с президентом Кеннеди.

Первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв и президент США Джон Кеннеди.

Фото: www.globallookpress.com

Последнее предположение Скали тут же подтвердил, доведя до сведения «советского товарища», что Пентагон заверяет президента США в готовности в случае принятия политического решения покончить с режимом Кастрои советскими ракетами на Кубе за 48 часов.

- Президент должен отдавать себе отчёт, что вторжение на Кубу равносильно предоставлению Хрущёву свободы действий, - ответил отец. - Советский Союз может нанести ответный удар по вашему уязвимому месту в другом районе мира...

Скали почему-то подумал про Западный Берлин, папа не стал его разубеждать. Дело в том, что его вообще никто не уполномочивал делать подобные смелые заявления. Александра Семёновича потом долго укоряли за то, что он действовал без санкции руководства. Но Скали и Кеннеди об этом не знали, поэтому импровизация отца о возможном захвате Западного Берлина напугала и Джона Скали, и хозяина Белого дома, куда немедленно побежал журналист. В четыре пополудни Скали снова встретился с Феклисовым. На этот раз он принёс следующие условия разрешения Карибского кризиса: СССР демонтирует ракетные установки, а США снимают блокаду острова и обязуются туда не вторгаться. Отец уточнил, кто уполномочил Скали передать условия урегулирования кризиса, и получил ответ: «Джон Фицджеральд Кеннеди - президент Соединённых Штатов Америки». 

Они успели

Собственно говоря, дело было уже сделано, хотя поволноваться всем ещё пришлось. Например, советский посол Добрынин отказался передавать предложения по дипломатическим каналам, и они ушли в Москву по линии КГБ.

Развертывание советский ракет на Кубе

Развертывание советский ракет на Кубе. Фото: www.globallookpress.com

Хрущёв не давал ответа в течение двух дней. Американцы нервничали, на очередной встрече Скали обвинял Феклисова в том, что русские нарочно тянут время. Дошло до того, что по­смотреть на него (а есть ли вообще такой человек?) в советское посольство лично приехал брат президента Роберт Кеннеди, министр юстиции США. Наконец 28 октября Хрущёв согласился. У всех отлегло от сердца. На последней ресторанной встрече Александр Феклисов и Джон Скали просто распили бутылку хорошего вина. «Мы заслужили это», - сказал американский журналист. И был прав. Как выяснилось спустя много лет, до катастрофы тогда оставалось полдня: ракеты предполагалось привести в боевую готовность в тот самый день, а на следующий - 29 октября - Пентагон планировал нападение на Кубу.

Герой России

- С отцом всегда было интересно,- вспоминает  Наталия Александровна.- Он всегда старался направлять меня и сестру, как он говорил, «в разумное русло». Как ему это удавалось, понять сложно. Он проработал в разведке 35 лет, из них 15 провёл в командировках за границей. Я прожила в интернате КГБ три с половиной, а сестра - полтора года. Помню, что отец очень любил брать в руки наши учебники и читать их с первой страницы. Однажды мне задали домашнее сочинение по «Отрочеству» Толстого. Отец взялся его написать, сочинил 4 страницы и сказал: «Вот увидишь, нам поставят пятёрку». Он не знал, что при переписывании я в конце добавила свою, очень глупую, фразу, и учитель сразу понял, что сочинение не моё. Мы получили 4 балла. Отец очень разозлился, что мы засыпались на такой мелочи, и долго со мной не разговаривал… 

Позднее, когда я училась на третьем курсе иняза, отец написал за меня курсовую по советско-английским отношениям времён холодной войны. Старой ошибки он не повторил - работу отпечатали и переплели в КГБ. Преподаватели с кафедры страноведения потом долго хвалились, какую замечательную студентку вырастили. Знали бы они, что курсовую за меня писал разведчик, в недавнем прошлом - второй человек в Лондонской резидентуре!

«Ваш папа - самый смелый человек на свете,- говорила нам наша мама Зинаида Васильевна.- Учите английский, читайте по-английски, выйдите замуж за разведчиков и тоже будете помогать мужьям в их работе». Сама она была идеальной женой резидента, а по-английски, пожалуй, говорила лучше отца.  

До выхода в отставку в 1974 г. Александр Семёнович преподавал в Академии внешней разведки. Потом написал две книги мемуаров, а событиями в стране и мире продолжал интересоваться до самой смерти.

В 2000 г. в США сняли фильм «Тринадцать дней» про Кариб­ский кризис с Кевином Костнером в одной из главных ролей. Феклисова в нём играл актёр со странноватой для американца фамилией - Крутоног, отдалённо напоминающий оригинал. К выбору актёров Александр Семёнович претензий не имел. Имел к костюмерам: «Они одели меня в водолазку с пиджаком, - возмущался он после просмотра. - Так в Америке одни фермеры ходят. А я всегда ходил в сорочке с галстуком». 

После миссии в Вашингтоне Феклисов так и остался полковником. Звание Героя России ему было присвоено только в 1996-м, причём за добывание секретов атомной бомбы, а вовсе не за Карибский кризис. Он умер 26 октября 2007 г. Сейчас у Феклисова четверо внуков и семь правнуков. 

Заслуги Скали на родине тоже оценили довольно сдержанно. Одно время он работал послом США при ООН, потом снова вернулся в журналистику. Умер в 1975-м в возрасте 77 лет. В общем, нельзя сказать, чтобы на участников этой истории обрушился благодарственный дождь. Хотя, с другой стороны, чем таким особенным можно наградить человека за спасение мира?

фото: aif.ru / Джон Скали и Александр Феклисов

 Сергей Осипов

Источник ➝

Какие солдаты Гитлера перешли на сторону Красной Армии

Имена многих советских предателей, вставших на сторону врага, давно известны: генерал-лейтенант Андрей Власов, Герой Советского Союза летчик-истребитель Семен Бычков и другие. Менее известно, что во время Второй мировой войны немало солдат германской армии переходило на сторону Красной Армии.

Вестник войны

21 июня 1941 года Альфред Лисков, солдат 222-го полка 75-й пехотной дивизии германской армии, узнал о скором выступлении для нападения на Советский Союз. Бывший работник мебельной фабрики не обольщался идеями нацизма и трезво смотрел на вещи.

Вечером 21 июня 30-летний Лисков покинул свою часть, которая дислоцировалась у границ СССР севернее Лемберга (нынешний Львов), переплыл реку Буг и сдался советским солдатам, патрульным 90-й пограничной службы, рассказав о запланированном вторжении.

На ночном допросе Лисков подтвердил, что следующим утром нацистские войска атакуют Советский Союз. Наутро началась Великая Отечественная война. Информация Лискова подтвердилась, и советские власти приняли решение использовать перебежчика в качестве агитатора. До конца лета он активно привлекался к пропагандистским мероприятиям. Впоследствии Лисков вступил в конфликт с руководством Коминтерна, получив от Георгия Димитрова обвинение в антисемитизме и фашизме.

В январе 1942 года Лискова арестовали и направили в лагерь для заключенных, где тот успешно симулировал сумасшествие. По информации Книги памяти Башкоторстана, 16 июля 1942 года первый перебежчик вермахта в Союз реабилитирован. Однако в конце того же года Лискова направили в Новосибирск, где его следы окончательно теряются. У бывшего солдата фашистской армии практически не было шансов уцелеть в стране, где даже ни в чем не повинных советских немцев сослали за национальность в Северный Казахстан или согнали на шахты в Трудармию.

Первые «ласточки»

25 июня 1941 года вблизи Киева приземлился немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88». Его экипаж в составе четырех человек решил перейти на сторону Красной Армии. Совинформбюро сообщило 28 июня 1941 года, что летчики служили во второй группе 54-й эскадры. В состав экипажа входили: уроженец Бреславля (Средняя Силезия) унтер-офицер Ганс Герман, летчик-наблюдатель из Франкфурта-на_Майне Ганс Кратц, уроженец Брно (Моравия) старший ефрейтор Адольф Аппель и радист из Регенсбурга Вильгельм Шмидт.

Летчики не хотели воевать против жителей Советского Союза. Будучи отправленными на задание, они сбросили все бомбы в Днепр, а потом приземлились недалеко от Киева и сдались встреченным крестьянам. Экипаж в полном составе подписал обращение «К немецким лётчикам и солдатам», в котором призывал: «Братья летчики и солдаты, следуйте нашему примеру. Бросьте убийцу Гитлера, переходите сюда, в Россию!»

В том же месяце в район дислокации советских войск перелетел второй Юнкерс», но из всего экипажа к немецким войскам согласился обратиться только бортмеханик. Остальные опасались преследования своих семей в Германии. Только до конца лета на сторону Красной Армии перешли не менее 20 немецких летчиков.

Пехота не отставала от летчиков

Газета «Красная Звезда» писала в июне 1942 года: «Командир отделения 2-й роты 48-го полка 12-й пехотной дивизии Ионни Шенфельдт давно исподволь выяснял, как его солдаты смотрят на возможность перехода к красноармейцам. Изматывающие бои и серьезные потери обессилили людей – оказалось, что 7 человек мечтают закончить воевать и готовы перейти к русским».

В конце мая 1942 года в разгар боя за небольшую деревню ефрейтор Шенфельдт приказал своим солдатам сложить оружие и следовать за ним. Все они бросились к лесу, расположенному в нескольких десятках метров от траншей. Немецкий офицер, увидев дезертирство, упал к пулемету и открыл огонь по убегавшим. Четверо были убиты, но трое выжили и сдались в плен.

Ефрейтор вермахта стал Героем Советского Союза

Фриц Пауль Шменкель отчаянно не хотел воевать за фашистов. В 1932 году его отца-коммуниста убили нацисты во время демонстрации. Позже Фриц вступил в Коммунистический интернационал молодежи Германии. В 1938 году его попытались призвать на военную службу. Шменкель симулировал болезнь и уклонился от службы, за что был осужден и содержался до 1941 года в тюрьме Торгау.

С началом войны на территории Советского Союза Шменкель ходатайствовал о направлении его на фронт. В октябре 1941 годе его освободили, послав в школу младших командиров артиллерии. Оказавшись на фронте, Шменкель почти сразу бежал и с ноября 1941 года скрывался в Смоленской области по деревням. В феврале 1942 года он попал к партизанам и убедил их, что он против нацизма.

В первом же бою Шменкель убил фашистского снайпера, который бил из засады по партизанам. В отряде признали храбрость и честность Фрица и полюбили его, прозвав Иваном Ивановичем. Шменкель доблестно сражался с фашистами. Так, он посоветовал командиру открыть огонь по установленным на танках бочкам с топливом. Это помогло уничтожить 5 немецких танков. С его помощью также без боя были захвачены и переданы на суд партизан 11 полицейских.

В начале ноября 1942 года Шменкель раздобыл генеральскую форму, переоделся и отправил в лес немецкий обоз, остановленный им на дороге. Это надолго обеспечило партизан продуктами и боеприпасами. Фашисты быстро прослышали о доблестном немце, назначив за голову Шменкеля большую награду.

Весной 1943 года партизаны были перевезены в Москву, поскольку территория, где воевал отряд, была освобождена Красной Амией. Шменкеля откомандировали в разведотдел Западного фронта, где после подготовки назначили заместителем командира ДРГ «Поле». В декабре он совместно с разведчиками Виноградовым и Рожковым был переправлен за линию фронта в район Орши. К сожалению, в начале 1944 года Фриц Шменкель был схвачен фашистами под Минском и 22 февраля расстрелян.

О подвиге Шменкеля стало известно лишь в 1961 году, когда КГБ обнаружило бумаги о полицаях, уничтоженных им во главе партизанской группы. Три года шел поиск информации документов. В октябре 1964 года звание Героя Советского Союза было присвоено гражданину Шменкелю Фрицу Паулю (посмертно).

Правнук Железного Канцлера

Граф Генрих фон Эйнзидель по матери был правнуком Отто фон Бисмарка. 18-летним юношей-добровольцем он пришел на службу в авиацию. К началу Второй мировой войны дворянин фон Эйнзидель стал летчиком-истребителем Ме-109 в составе эскадрильи «фон Рихтгофен». Бравый Граф (такое прозвище дали ему однополчане) участвовал в срыве атаки британских торпедоносцев на немецкие корабли, лично сбил несколько британских самолетов.

В июне 1942 года опытного летчика лейтенанта фон Эйнзиделя перевели в самое горячее место войны – на Восточный фронт. За один месяц битвы под Сталинградом Граф сбил в составе эскадрильи «Удет» 31 советский самолет. 20 августа 1942 года «Мессершмитт» фон Эйнзиделя был сбит под Бекетовкой, а сам он захвачен в плен и отправлен в лагерь под Красногорском. Там были сосредоточены пленные немцы, настроенные против Гитлера и его идеологии. В ноябре 1943 года фон Эйнзидель вступил в антифашистскую организацию «Свободная Германия». В плену он составил открытое письмо, где процитировал слова прадеда: «Никогда не ходите войной на Россию». Фон Эйнзидель контролировал выпуск антифашистских листовок, став комиссаром пропаганды.

В 1947 году фон Эйнзиделю разрешили вернуться в Восточную Германию, откуда позже он перебрался на Запад. Граф работал журналистом, сценаристом, переводчиком, написал воспоминания «Дневник пленного немецкого лётчика: сражаясь на стороне врага. 1942-1948». Фон Эйнзидель прожил долгую жизнь. Граф умер в Мюнхене в 2007 году в возрасте 85 лет.

Немецкий Власов

Генерал-лейтенант, кавалер Рыцарского Железного Креста Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах попал в плен в январе 1943 года. Гитлера он считал «выскочкой» и относился к нему без уважения. В лагере военнопленных он решился на сотрудничество с советской властью, чтобы свергнуть фюрера. Осенью 1943 года фон Зейдлиц-Курцбах был выбран председателем Союза германских офицеров на учредительной конференции в Лунёво. Вместе с ним в Союз вошли генералы Александр фон Даниэльс, Мартин Латтман, Отто Корфес.

Фон Зейдлиц-Курцбаха нередко называли «немецким Власовым». Именно он был назначен заместителем председателя Национального комитета «Свободная Германия». Генерал был заочно приговорен к смертной казни военным судом Дрездена. После окончания войны и роспуска «Свободной Германии» фон Зейдлиц-Курцбах 5 лет служил в Военно-историческом управлении Генштаба СССР. В 1950 году его арестовали и приговорили к смертной казни уже в СССР. Впоследствии приговор смягчили до 25 лет лишения свободы, пять из которых генерал провел в Бутырской тюрьме.

В 1955 году фон Зейдлиц-Курбах освобожден и передан ФРГ по личному ходатайству Аденауэра. Он прожил затворником до 87 лет и умер в 1976 году в Бремене. Через 20 лет после смерти Генеральная прокуратура РФ реабилитировала генерала посмертно.

Сколько их было?

Точная статистика о немецких солдатах, которые перешли на сторону Красной Армии, отсутствует. Известно, что счет сделавших осознанный выбор шел на сотни. В последние месяцы войны, когда положение Германии стало безнадежным, немцы сдавались в плен десятками тысяч.

К боевым действиям перебежчиков допускали редко. Как правило, бывшие воины вермахта работали в антифашистском пропагандистском комитете «Свободная Германия» в Красногорске, а также направлялись в Трудармию в тылу. Те, кто сумел после войны избежать сталинских лагерей, получили разрешение вернуться в ГДР.

Картина дня

))}
Loading...
наверх