Влад Свар предлагает Вам запомнить сайт «БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ»
Вы хотите запомнить сайт «БЕЛЫЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ»?
Да Нет
×

Поиск по блогу

Новости МирТесен
Новости МирТесен
Новое на сайте
Пропавшие экспедиции в мировой истории

Пропавшие экспедиции в мировой истории

Пропажа целой экспедиции – всегда загадка. Подготовленные люди, полярники, исследователи тропиков, первопроходцы – исчезали при таинственных обстоятельствах.

21 ноя, 21:21
0 0
Патриотические истории. Олег Кошевой

Патриотические истории. Олег Кошевой

Любое более-менее значимое историческое событие обрастает мифами и легендами, которые, как правило, со временем все больше и больше удаляются от реальности. Пери

21 ноя, 14:43
0 0
Их расстреляли на рассвете

Их расстреляли на рассвете

События, о которых пойдет речь, произошли зимой 1943–44 годов, когда фашисты приняли зверское решение: использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 к

21 ноя, 12:39
+1 2
Популярное
Пропавшие экспедиции в мировой истории

Пропавшие экспедиции в мировой истории

Пропажа целой экспедиции – всегда загадка. Подготовленные люди, полярники, исследователи тропиков, первопроходцы – исчезали при таинственных обстоятельствах.

21 ноя, 21:21
0 0
Патриотические истории. Олег Кошевой

Патриотические истории. Олег Кошевой

Любое более-менее значимое историческое событие обрастает мифами и легендами, которые, как правило, со временем все больше и больше удаляются от реальности. Пери

21 ноя, 14:43
0 0
Их расстреляли на рассвете

Их расстреляли на рассвете

События, о которых пойдет речь, произошли зимой 1943–44 годов, когда фашисты приняли зверское решение: использовать воспитанников Полоцкого детского дома № 1 к

21 ноя, 12:39
+1 2
Гражданская война в Таджикистане (1992-1996 гг.,)

Гражданская война в Таджикистане (1992-1996 гг.,)

Кризис в Таджикистане, начавшийся осенью 1991 г., возник в силу ряда причин. Это, прежде всего, тяжелое экономическое положение, сложившееся к тому времени, эколог

21 ноя, 12:35
+4 1
Евфимий Путятин – русский адмирал, государственный деятель и дипломат

Евфимий Путятин – русский адмирал, государственный деятель и дипломат

Евфимий Васильевич родился 8 ноября (по старому стилю) 1803 года в Санкт-Петербурге, происходил из старинного дворянского рода Путятиных. Окончил Морской ка

21 ноя, 11:12
0 0
ВХОД НА САЙТ

НИКОГДА НЕ ВОЮЙТЕ С РУССКИМИ [ДОЛГ ЧЕСТИ]

развернуть

Умение человека учиться на чужих ошибках редкость настолько большая, что его обоснованно можно приравнять к сверхчеловеческим способностям. Тем не менее, в масштабах страны такое качество выработать вполне можно. Уже сейчас современная Россия возвращает себе лучшие черты Советского прошлого, и давние, но очень полезные грани имперского.

Честь офицера, гордость за страну, защита флага и беспримерная привитая с детства любовь к единственной Родине - все эти качества присущие офицерскому сословию былой Российской Империи постепенно возвращаются и в общество нашей, Вежливой страны.

Одним из ярчайших проявлений таких качеств, безусловно стала грандиозная эпопея произошедшая давним летом 1910 г. с эскадрой русского, Балтийского флота.

Александр Храмчихин:

...В тот день броненосцы «Цесаревич» и «Слава», крейсера «Адмирал Макаров», «Рюрик» и «Богатырь», под командованием контр-адмирала Николая Степановича Маньковского совершала поход в Средиземное море.

На борту «Цесаревича» находился великий князь Николай Николаевич со свитой, на мачте броненосца развевался великокняжеский флаг. 19 августа эскадра зашла в черногорский порт Антивари (ныне — Бар) для участия в праздновании 50-летия царствования короля Николая I. Торжества проходили в столице страны Цетинье, куда и отправились русские тезки короля, Николай Николаевич и Николай Степанович. Королю был вручен российский фельдмаршальский жезл — и таким образом, черногорский король стал последним русским фельдмаршалом.

После окончания торжеств эскадра — уже и без «Адмирала Макарова», ушедшего на Крит, где он находился до этого, — отправилась назад в Россию. Великий князь Николай Николаевич по причине неотложных дел на родине не был готов идти в обратный путь вокруг Европы на «Цесаревиче», он решил ехать домой на поезде. Чтобы высадить князя, корабли должны были зайти в принадлежавший Австро-Венгрии порт Фиуме (ныне — Риека в Хорватии). Фиуме был одной из главных баз ВМС Австро-Венгрии с мощной крепостью, но Русские корабли пришли туда 1 сентября.

Обязательным ритуалом при заходе боевых кораблей в иностранный порт или при встрече двух эскадр, принадлежащих флотам разных стран, был обмен так называемым салютом наций, состоящим из 21 залпа (для его осуществления на кораблях имелись специальные салютные пушки). Русский отряд был в Фиуме гостем, поэтому первым дал салют он.

Крепость не ответила.

Это было тяжелым оскорблением российского Андреевского флага и вообще России. Тем более, на борту «Цесаревича» находился великий князь. К нему и отправился за консультациями адмирал Маньковский.

Однако Николай Николаевич повел себя в этой ситуации в высшей степени не соответсвующе своему статусу. Оскорбление, нанесенное России, его не задело. Великий князь сказал Маньковскому, что после ухода из Антивари «Цесаревич» идет уже не под его флагом, а под флагом адмирала, следовательно, тому и разбираться в том, что произошло, и решать, как действовать. А сам Николай Николаевич сейчас просто частное лицо, которому пора на поезд. И отбыл на берег.

Почти сразу после того, как великий князь покинул борт «Цесаревича», отправившись вершить свои великие дела, к Фиуме подошла австро-венгерская эскадра (более 20 броненосцев и крейсеров) под флагом австрийского морского министра и командующего военно-морскими силами страны вице-адмирала Монтеккуколи. Снова был необходим обмен салютом наций. Русские были гостями, кроме того, Монтеккуколи был старше Маньковского по званию. Поэтому вновь первыми салют дали русские.

Эскадра, как и до этого крепость, не ответила.

Это было уже открытым вызовом. Адмирал Маньковский отправился на австрийский флагман за объяснениями.

На трапе австрийского броненосца русского адмирала встретил капитан 1-го ранга («капитан цур зее»), флаг-капитан адмирала Монтеккуколи. Он, как бы стесняясь, сообщил, что у австрийского командующего сейчас гости, поэтому принять Маньковского он не сможет.

Это было третье подряд оскорбление, нанесенное теперь уже лично русскому адмиралу. Более того, когда катер с Маньковским отошел от трапа австрийского корабля, ему не дали положенный в этом случае прощальный салют.

Вернувшись на «Цесаревич», Маньковский поинтересовался у минного офицера, в ведение которого входила и радиоаппаратура, есть ли связь с Петербургом или, хотя бы, с Севастополем. Офицер, разумеется, ответил отрицательно, слишком слабыми были в то время приемники и передатчики. Адмирал, впрочем, не огорчился. Даже обрадовался. Теперь он уж точно был сам себе хозяин.

Между тем к трапу «Цесаревича» подошел австрийский адмиральский катер с самим Монтеккуколи на борту. Встретил его лейтенант барон Ланге, младший флаг-офицер Маньковского. Он на безупречном немецком языке сообщил, что командир русского отряда принять его светлость не может, ибо в это время обычно пьет чай. Австрийский катер отправился обратно, при этом русские положенный прощальный салют дали. Теперь оскорбление, нанесенное Маньковскому было смыто, по данному пункту стороны оказались квиты. Однако оставалось оскорбление гораздо более тяжкое, нанесенное Андреевскому флагу и, следовательно, России.

Поэтому на австрийский флагман вновь отправился катер с «Цесаревича». На его борту находился старший флаг-капитан Маньковского, капитан 2-го ранга Русецкий. Он потребовал от австрийцев официальных объяснений по поводу того, почему ни крепость Фиуме, ни австрийская эскадра не отдали русским кораблям положенный салют наций.

Австрийский флаг-капитан, тот самый, что раньше не принял Маньковского, теперь был очень любезен с русским коллегой. Он стал ссылаться на некие технические и служебные проблемы и оплошности, ясно давая понять, что очень хотел бы замять дело. Однако Русецкий передал австрийцу категорическое требование Маньковского: завтра в 8 утра, в момент подъема флага на русских кораблях, и крепость, и эскадра должны дать салют наций.

Австриец обещал, что крепость салют даст обязательно, а вот эскадра не сможет, по плану она должна уйти в море в 4 утра. В ответ Русецкий сообщил, что ни на какие уступки русские не пойдут и без салюта в момент подъема флага австрийцев из бухты не выпустят. Австрийский флаг-капитан возразил, что их эскадра не может задерживаться. Русский флаг-капитан ответил, что изменение условий невозможно.

Маньковский, выслушав вернувшегося Русецкого, отдал приказ своим кораблям изменить позицию. «Рюрик» встал прямо посередине выхода из бухты Фиуме, «Цесаревич» и «Богатырь» переместились ближе к берегу. На кораблях была сыграна боевая тревога, орудия расчехлены, заряжены боевыми зарядами и наведены на австрийский флагман.

На австрийских кораблях и на берегу все это, разумеется, прекрасно видели и слышали. И понимали, что дело принимает нехороший оборот, которого они не ожидали. До сих пор неясно, оскорбили австрийцы русских намеренно или по причине бардака, которого в «лоскутной империи» хватало. Но теперь последствия были налицо.

Дважды катер с австрийским флаг-капитаном ходил на «Цесаревича», объясняя, что австрийская эскадра обязательно должна уйти, она не может ждать до 8 утра. Маньковский оба раза заявил, что об уступках не может быть и речи.

Русский адмирал прекрасно понимал, что в случае боя между эскадрами никаких шансов у него нет, превосходство австрийцев, с учетом орудий крепости, было примерно 10-кратным (даже если игнорировать тот факт, что к австрийцам быстро могли подойти дополнительные силы, русские же в Средиземном море никакого подкрепления ждать не могли). Скорее всего, не удалось бы потопить даже один корабль противника. Более того, действия русского отряда почти неизбежно становились причиной войны между Россией и Австро-Венгрией. И еще, Маньковский прямо «подставлял» великого князя Николая Николаевича, который в этот момент на поезде рассекал просторы Австро-Венгрии. Великий князь в случае начала боевых действий в бухте Фиуме автоматически становился заложником, что увеличивало вероятность перерастания инцидента в полномасштабную войну. Впрочем, судьба Николая Николаевича вряд ли волновала Николая Степановича. Возможно, он даже испытал бы некоторое удовольствие, подставив лукавого царедворца, столь равнодушно отнесшегося к оскорблению своей державы. Не исключено и то, что Маньковский вообще не подумал про великого князя. Потому что честь страны и Андреевского флага были превыше всего. Офицеров учили, что за нее надо умирать. Вести себя по-другому просто невозможно (да, был уже шестилетней давности позор сдачи адмиралов Рождественского и Небогатова во время Цусимского сражения, но большинство флотских офицеров именно позором его и считали). Поэтому три русских корабля готовились воевать с двумя десятками австрийских, поддержанных мощной крепостью.

Ночью на обеих эскадрах никто не спал. Было видно, как австрийские корабли и крепость активно перемигиваются сигнальными огнями. В 4 утра австрийская эскадра начала разводить пары, из труб повалил дым. На русских кораблях артиллеристы ждали команды на открытие огня. Если бы австрийцы двинулись с места, она бы поступила немедленно. Только австрийцы не ушли, даже якоря не подняли. Видимо, они прекрасно осознавали свое подавляющее преимущество в данный момент в данном месте, но понимали, что по крайней мере флагмана русские изуродовать успеют. И что начинать войну, причиной которой станет их собственное ничем не объяснимое хамство, вряд ли стоит.

Интересно, кстати, как бы пошла история, если бы фиумский инцидент действительно стал причиной начала войны между Россией и Австро-Венгрией? Насколько масштабной она бы оказалась и, главное, пришли бы на помощь Австро-Венгрии другие члены Тройственного союза (Германия и Италия), а на помощь России — другие члены Антанты (Великобритания и Франция)? То есть началась бы Первая мировая на 4 года раньше? И к «настоящей» Первой мировой ее участники были, в общем, не очень готовы, хотя «подготовительный период» между выстрелом в Сараево и началом собственно войны занял больше месяца, а здесь пришлось бы воевать буквально «с колес», поэтому состав участников, течение и исход военных действий были бы совершенно непредсказуемы. А если бы война осталась делом только двух втянутых в нее стран (хотя на нашей стороне с гарантией, близкой к 100 %, воевали бы Сербия и Черногория), то почти наверняка Россия бы одержала в ней победу. По крайней мере, в ходе Первой мировой русские почти всегда побеждали австрийцев, а уж если бы тем не помогали немцы, то в исходе войны особо сомневаться не приходится. Причем Австро-Венгрию в этом случае, скорее всего, ждала бы та же судьба, что и в реальном 1918 г., — полная дезинтеграция. В этом случае Первой мировой потом бы просто не было — Германия не смогла бы воевать в одиночку, т. е. вся история человечества оказалась бы совершенно иной, ведь именно эта война, как сейчас ясно, стала переломным моментом в истории, как минимум, европейской, как максимум — мировой цивилизации, а про российскую историю и говорить нечего.

Впрочем, утром 2 сентября 1910 г. в бухте Фиуме люди на русских и австрийских кораблях оценить это все, разумеется, не могли, заглядывать в будущее и сейчас еще никто не научился. Они просто ждали, начнется ли бой здесь и сейчас.

В 8 утра, как положено, команды были построены на палубах перед церемонией подъема флага. Командиры кораблей отдали привычную команду «На флаг и гюйс! Смирно! Флаг и гюйс поднять!» Правда, в этот раз за командой, если бы австрийцы повели себя так же, как и накануне, могла последовать война.

Но этого не случилось. Как только флаги и гюйсы на «Цесаревиче», «Рюрике» и «Богатыре» пошли вверх, загрохотали салютные пушки крепости Фиуме и всех кораблей австрийской эскадры. Маньковский считал залпы. Их было двадцать один, полноценный салют наций. Русский адмирал выиграл этот бой. Он одной своей волей отстоял честь Андреевского флага и честь России. Продемонстрировав готовность пролить свою и вражескую кровь, он предотвратил кровопролитие.

Австрийские корабли сразу начали сниматься с якорей и двинулись в море мимо русского отряда. Маньковский прекрасно знал морские обычаи. Команды «Цесаревича», «Богатыря» и «Рюрика» были выстроены во фронт, оркестры заиграли австрийский гимн. И теперь все было честь по чести. Австрийские команды тоже были построены как положено, а оркестры заиграли русский гимн. Ссориться с русскими они больше не хотели, слишком дорого это обходилось.

4 сентября ушли из Фиуме и русские, их миссия была выполнена. Их воля оказалась сильнее воли австрийцев.

Впрочем, может быть, надо пожалеть о том, что тогдашние хозяева Фиуме оказались не только хамами, но и трусами. Как уже было сказано, начнись война — мы бы ее почти наверняка выиграли, предотвратив, таким образом, катастрофу 1917 г. Но, видимо, хамство и трусость неразделимы, поэтому все пошло так, как пошло.

Фиумский инцидент канул в Лету, его все забыли. Забыли и его главного героя адмирала Маньковского.

Через девять лет, когда не было уже на планете ни Российской, ни Австро-Венгерской империй, а «Цесаревич» (переименованный в «Гражданина»), «Богатырь» и «Рюрик» гнили в Кронштадте (ни один из этих кораблей в море больше не вышел), в маленьком русском городе Ельце 60-летний вице-адмирал Николай Степанович Маньковский был арестован ВЧК и убит в тюрьме.

В этом же 1919 г. на Балтике тральщик «Китобой», кораблик водоизмещением 280 т с двумя маленькими пушками, ушел от красных в Эстонию, подняв Андреевский флаг. В начале 1920 г. из-за возможности захвата эстонцами «Китобой», которым командовал лейтенант Оскар Оскарович Ферсман, до этого воевавший в армии Юденича в качестве танкиста, двинулся вокруг Европы в Крым, к Врангелю. 27 февраля он пришел на рейд Копенгагена, где стояла мощная английская эскадра во главе с линейным крейсером «Худ». Командующий эскадры приказал «Китобою» спустить Андреевский флаг, потому что Британия его больше не признает.

Если отряд Маньковского в Фиуме уступал австрийцам примерно в 10 раз, то боевые потенциалы «Китобоя» и английских кораблей были в принципе не сопоставимы. Тем не менее Ферсман отказался спускать флаг и заявил, что будет воевать.

Конфликт был улажен находившейся в Копенгагене вдовствующей императрицей Марией Федоровной. Благодаря ей тральщик, не спустивший флага, был снабжен продовольствием и углем. Он дошел до Севастополя, принял участие в эвакуации армии Врангеля из Крыма и вместе с другими кораблями Черноморского флота ушел в тунисский порт Бизерта. Оскар Ферсман умер в 1948 г. в Аргентине.

ОБОБЩЕНИЕ

Мораль этой частички нашего гордого и великого прошлого в том, что история нашей страны красной нитью пронизана постулатом, несущим страх для всех наших врагов.

«Никогда не воюйте с русскими», - будто бы говорится в нем, «потому, что между войной и позором, они всегда выбирают первое».


Источник →

Ключевые слова: история
Опубликовано 16.11.2016 в 20:41
56
7

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Валериан Борисов
Валериан Борисов Светлая память Николаю Степановичу и всем прочим жертвам ЧК , безвинно убиенным ....... Текст скрыт развернуть
4
17 ноября, в 13:58
Георгий Ворожейкин
Георгий Ворожейкин Мельница мифов: Фиум. Факты
http://dvkomsomolsk.ru/2016/11/06/%D1%84%D0%B8%D1%83%D0%BC%D...
При изучении сообщений о так называемом «Фиумском инциденте» становится очевидным, что в них очень много несостыковок и нелепиц. Они являются косвенными подтверждениями того, что на самом деле Фиумский инцидент — всего лишь красивая легенда. Обратимся к документам из архивов — рапорту адмирала Маньковского и судовому журналу флагманского корабля.

Итак, для начала попробуем понять, какими же архивными документами по данному вопросу следовало бы руководствоваться историку в том случае, если бы авторов сообщений об инциденте в Фиуме отличал бы действительно научный подход. Вне всякого сомнения, это рапорт самого контр-адмирала Н.С.Маньковского, в котором, если мы к нему обратимся, все подробности данного плавания приводятся со скрупулезными подробностями на 13 страницах машинописного (в данном случае это следует подчеркнуть), а не рукописного текста, хотя сам он и отпечатан на пишущей машинке того времени, то есть со всеми тогдашними ятями и фитой.

Следующим по значимости должна была стать копия расшифрованной телеграммы, посланной им морскому министру по поводу имевших место событий 28-29 августа 1910 года. И, наконец, это вахтенный журнал флагманского броненосца «Цесаревич», фиксирующий все события, происходившие на корабле в это время.

Начнем с шифровки, как документа, информационно наиболее близкого к теме:

«Вчера сделал визит австрийскому адмиралу Монтекукули (так в тексте. — Прим. автора). Принят не был под предлогом, что у адмирала завтракают гости. При отваливании салюта не получил. Через три часа адмирал отдал визит, я не принял, сказав через флаг-капитана, что меня нет на корабле. Адмирал сообщил, что не салютовал мне вследствие времени отдыха, и просил ему не салютовать. Прождав до спуска флага, потребовал салют, который и получил сегодня в восемь утра. Подробности Посольской вализой №137. Маньковский».

В рапорте адмирала событие это изложено несколько более подробно (характерная орфография сохранена. — Прим. автора):

«28-го в 6 час. 30 минут утра на рейд пришел Австрийский крейсер «Kaiser Karl VI», под флагом полного Адмирала. В 8 часов обменялся с ним салютом и одновременно послал с поздравлением Флаг-Офицера, который по возвращении донес, что на крейсере находится Адмирал МОНТЕКУКУЛИ. Через полчаса на «Цесаревич» прибыл с ответным визитом Австрийский офицер, который сообщил, что Адмирал на берегу и вернется около 10 часов. Так как с 10 часов его не было, а у меня было заранее условлено ехать в это время на берег с визитами, то я с Флаг-Капитаном в сопровождении Консула уехал в город. Посетил…

Вернулся я около 11 с половиной часов. В 12 часов с Флаг-Капитаном и Командиром «Цесаревича» поехал с визитом на австрийский крейсер. На трапе меня встретил Штаб-офицер, который сообщил, что Адмирал принять меня не может, так как он завтракает и у него гости. В это время на шканцах играла музыка, но не марш, а какую-то арию, и не прекратила играть даже тогда, когда катер пристал к трапу. Когда я отвалил, салюта мне не произвели. По возвращении на корабль я приказал при ответном визите Адмирала МОНТЕКУКУЛИ сказать, что меня нет дома, музыки не вызывать и салюта не производить.

Около 3-х часов к трапу на моторном катере прибыл Адмирал МОНТЕКУКУЛИ. Его встретил на нижней площадке трапа Флаг-Капитан и передал, что меня нет дома. Адмирал просил передать, что он не салютовал мне, так как во время моего визита был отдых и просил ему также не салютовать. Подождав салюта до захода солнца и не получив его и зная, что крейсер ночью собирается уйти, я послал Флаг-Капитана к Командиру его или Флаг-Капитану, если таковой имеется, с заявлением, что я не получил следуемого мне салюта.

Флаг-капитан застал крейсер готовым к уходу через полчаса, но Командир был еще на берегу, а потому передал мое поручение Старшему офицеру с просьбой сообщить о последующем распоряжении через офицера. Через полчаса с крейсера прибыл офицер и сообщил, что крейсер останется до утра и в 8 часов произведет салют. 29-го Августав 8 часов утра австрийский крейсер произвел салют в 13 выстрелов с подъемом русского флага на фор-стеньге, после чего снялся с якоря и ушел».

Вот, собственно, и весь «инцидент», связанный с исполнением морских традиций и принятым на военных судах чинопочитанием. А вот в какую «альтернативную историю» стараниями наших «историков» он превратился, это очевидно так же, как и многочисленные сделанные ими ошибки. Один крейсер у них превратился в эскадру из 20 броненосцев и крейсеров, неверно даны даты, события, ну и т.д. и т.п. Причем интересно, что хотя автор статьи и пишет о том, что о происходившем на кораблях «знали на берегу», ни одна из российских газет того времени о данном событии не сообщила. И это притом, что о самом визите они писали очень подробно и, уж конечно, ни один журналист бы не упустил все это красочно расписать!

Подтверждением того, что в действительности все было именно так, а не иначе, является и вахтенный журнал броненосца «Цесаревич» — флагманского корабля российской эскадры. Написано же в нем буквально следующее:

«Суббота 28 августа 1910 года на бочке на рейде Фиуме под контр-адмиральским флагом. С полуночи. Случаи.

6 ч. 30 м. — Начали утреннюю приборку.

6 ч. 55 м. — Пришел с моря и встал на рейд на якорь австрийский крейсер «Kaiser Karl VI».

8 ч. 00 м. — Подняли австрийский флаг и произвели 17 выстрелов австрийскому адмиральскому флагу. Австрийский крейсер салютовал 17 выстрелами.

12 ч. 00 м. — Вино и обед.

12 ч. 05 м. — Произвели салют в 17 выстрелов Австрийскому Губернатору.

1 ч. 30 м. — Чай.

2 ч. 00 м. — Произвели салют в 7 выстрелов русскому консулу.

3 ч. 55 м. — Окончили дневные работы. (Сигнал) стричься и бриться Под парами котлы №№6,7.

5 ч. 00 м. — Подняли молитвенный флаг. Началось Богослужение (Всенощная).

5 ч. 55 м. — Окончили богослужение.

6 ч. 00 м. — Вино и ужин.

6 ч. 30 м. — Сигнал Адмирала.

7 ч. 30 м. — Проветрить палубы. Задраить переборки. Взяли правый якорь нос. клюз (так в оригинале. — Прим. автора).

7 ч. 50 м. — Сигнал Адмирала. Под парами котлы №№6,7.

8 ч. 00 м. — Молитва, раздача коек.

8 ч. 30 м. — Подняли шестерку №1.

9 ч. 00 м. — Закрыли камбуз.

11 ч. 05 м. — Прекратили пары на катере №1.

12 ч. 00 м. — Прекратили пары на катере №3. Под парами котлы №6 и №7. Сего числа принято хлеба белого 36 пудов, картофеля 90 пудов, луку 3 пуда 30 фунтов, капусты свежей 3 пуда, томатов 30 фунтов».



Последняя подпись вахтенного офицера — Лейтенант Барон Мирбах. В данном случае это важно, поскольку ведь это в его вахту наши матросы «спали, не раздеваясь возле орудий, а в плутонги были поданы боевые припасы». Вот только ни этот вахтенный, ни оба его предшественника (фамилии их неразборчивы) что-то ничего этого заметить не сумели и в журнал не записали!

«29-го августа.

8 ч. 00 м. — Австрийский крейсер «Kaiser Karl VI» снялся с якоря и ушел в море. Произведено 15 выстрелов.

10 ч. 00 м. — Принял на «Цесаревич» командир порта и мэр города.

10 ч. 40 м. — Отбыл с «Цесаревича» командир порта. Салют 13 выстрелов.»



Следует отметить, что записи в судовом журнале наши вахтенные офицеры вели чернилами, причем довольно небрежно, видимо, питая явную неприязнь к «канцелярщине», однако из всего, что они записали никоим образом нельзя сделать никаких выводов ни о военных приготовлениях на русских кораблях, ни о приходе на рейд Фиуме огромной эскадры в целых 20 вымпелов! Капусту, вот, на «Цесаревич» принимали, ну, а снаряды как лежали, так все это время и лежали в снарядных погребах!

В заключение следует заметить, что наша российская история, и в том числе история отечественного военно-морского флота, достаточно славна и без того, чтобы дополнять ее легендами, не имеющими под собой ничего, кроме желания иных авторов стереть из нашей истории очередное белое пятно. Недостоверность публикуемых в СМИ, интернете и научно-популярной литературе исторических сведений как раз и порождает обывательские разговоры о том, что «реальной истории сегодня не существует и что она переписывается по указке властей». Основывать же любую, в том числе и военно-патриотическую деятельность, следует, опираясь строго на документы, а не на те же мемуары, написанные по принципу «врет, как очевидец», и этим плодить мифы, которых у нас и без этого предостаточно!



http://www.pravda.ru/science/useful/01-03-2013/1142199-fiuma...



В заключение хочется сказать, что практика романтизации некоторых исторических и не очень событий путем додумывания «фактов» в нашей стране всегда была распространена. Достаточно упомянуть такие события, как история Павлика Морозова, подвиги 28 панфиловцев, Алексея Матросова, Александра Маринеско и другие, когда советская пропаганда использовала действительно происходившие события в качестве символа героизма. Правда, для этого было необходимо как следует приукрасить эти факты, а то и вовсе исказить. Но на то она и пропаганда, чтобы сделать это действительно красиво и мастерски, чтобы ни у кого не возникло ни малейшего подозрения в подлоге.

И как же непрофессионально выглядят усилия нынешних блогеров и прочих «историков», пытающихся создать новую историю, как это можно воспринять статью о фиумском «кризисе». Или стремящихся вписать в нее малозначительные и не очень красивые факты, как инцидент с эсминцем «Дональд Кук», когда, согласно легенде, один только вид самолета Су-24 заставил американских моряков чуть ли не прыгать за борт, а потом писать рапорты об увольнении со службы.

Что же касается российских моряков императорского флота, то уверен, что они отличались не только следованием требований чести и морского протокола, но и здравомыслием, что позволяло им не только стоически переносить поражения, но и одерживать славные победы на море и на суше.

Олег ФРОЛОВ
Текст скрыт развернуть
7
17 ноября, в 17:34
Николай Бобров
Николай Бобров На фото один из трёх "систершипов", "Пересвет", "Победа", "Ослябя". Два потеряны в Порт-Артуре, "Ослябя" погиб в Цусиме. "Пересвет" в годы первой М.В. выкупили у японцев, но в 1910 он был у них. Из статьи: "а «Цесаревич» (переименованный в «Гражданина»), «Богатырь» и «Рюрик» гнили в Кронштадте (ни один из этих кораблей в море больше не вышел)" - не так, все три поплавали и постреляли. Текст скрыт развернуть
3
17 ноября, в 18:25
гена бобков
гена бобков прячьтесь, белые! всех, кого поймаем - в Чёрном море топить будем Текст скрыт развернуть
1
20 ноября, в 14:40
Людмила Сырчина
Людмила Сырчина Светлая память всем, погибшим. Сейчас надо, обязательно надо, восстанавливать патриотизм русского народа в школах. Это просто сделать - мы от рождения такие, только немножко подтолкнуть. Текст скрыт развернуть
2
20 ноября, в 15:04
Валерий Манахов -Гусев
Валерий Манахов -ГусевЛюдмила Сырчина Согласен патриотизм от народа не отделим.но сми .образование .культура под жидами.и проповедуют они садомизм,воровство ,войны,межнациональную рознь.принижая русских и русскость,проявляя нарастающий экстремизм,О каком патриотизме будем говорить.если им крышует Путин Текст скрыт развернуть
-1
20 ноября, в 16:16
Людмила Сырчина
Людмила СырчинаВалерий Манахов -Гусев А вот Путина Вы зря , мы его ДОЛЖНЫ беречь. Поэтому минусую Вам. Текст скрыт развернуть
-1
20 ноября, в 16:19
Валерий Манахов -Гусев
Валерий Манахов -ГусевЛюдмила Сырчина Хоть что делайте, но если ума нет .то и беречь нечего фальш,Поймите все делается с его ведома. Текст скрыт развернуть
-1
20 ноября, в 16:22
Показать новые комментарии
Показаны все комментарии: 8
Комментарии Facebook

Комментарии к фото