Незваный союзник: почему русские генералы были против вступления Румынии в войну

В августе 1916 года у стран Антанты появился новый союзник на фронте — румынская армия. Казалось бы, стоит порадоваться подкреплению, все-таки еще 650 тысяч человек. В Париже и радовались. А в Петрограде известие о вступлении Румынии в войну восприняли с плохо скрытым раздражением.

И перед началом Первой мировой, и во время нее Антанта и германо-австрийские союзники пытались перетянуть малые европейские государства на свою сторону. У румынского правительства были довольно неплохие отношения с Берлином.

Но перевесили территориальные претензии — в Бухаресте рассчитывали при помощи Антанты получить Трансильванию, которая в то время входила в состав Австро-Венгерской империи.

Однако в Петрограде от перспективы вступления в войну Румынии были, мягко говоря, не в восторге. Скепсис по этому поводу выражал император Николай II. А начальник штаба Ставки Верховного главнокомандующего генерал Михаил Алексеев весьма активно сопротивлялся обретению нового союзника.

В Париже, напротив, были уверены, что содействие румынской армии будет очень полезным. Там рассчитывали, что удар румын по Трансильвании и венгерской территории решительно изменит ход боевых действий.

Собственно, под давлением французов Николай II принял решение не сопротивляться вступлению румын в войну. Решение во многом парадоксальное. Русскому командованию было хорошо известно состояние румынской армии. Да, она насчитывала свыше 650 тысяч человек, но тот же генерал Алексеев считал ее небоеспособной. Румынские солдаты были слабо подготовлены (как и офицеры), артиллерия была устаревшей, коммуникации в ужасающем состоянии. И в Ставке прекрасно понимали, что русской армии придется выделять дополнительные силы, чтобы поддержать румын.

Прогнозы русских генералов сбылись. В августе румынская армия начала наступление против группировки австро-венгерских войск в Трансильвании. Соотношение сил было 10 к 1: 400 тысяч румын против 40 тысяч в 1-й австрийской армии. Но наступление остановилось, едва начавшись из-за плохих путей снабжения.

К сентябрю германское командование перебросило в Трансильванию 9-ую армию. Началось контрнаступление немцев и австрийцев, которое закончилось полным разгромом румынской армии, треть которой сдалась в плен. В декабре пал Бухарест. Русское командование спешно перебросило несколько армий на территорию нынешней Молдавии, где они объединились с остатками разбитых румынских частей.

Конечно, это армии пригодились бы и на других фронтах. Но с поражением Румынии возникла вполне реальная перспектива вторжения немцев и австрийцев в юго-западные губернии Российской империи. Пока Румыния оставалась нейтральной, эта угроза отсутствовала.

Так что вполне понятно, почему русские генералы были против вступления румын в войну. Генерал Алексеев, к слову, настоял на том, чтобы после поражения румын сдать немцам и австрийцам большую часть территории незваного союзника. По его мнению, лучше было поступить так, чтобы не распылять силы. Ну и впоследствии командованию постоянно приходилось направлять на Румынский фронт подкрепления, зачастую жертвуя нуждами других фронтов.

Источник ➝

Подвиг ростовских зенитчиц

Как известно, «у войны не женское лицо» - но, несмотря на это, сотни тысяч женщин и девушек в годы Великой Отечественной войны встали в строй вместе с мужчинами. Конечно, лишь малая, можно сказать мизерная их часть воевала в пехоте, артиллерии или танковых войсках - там бойцов-женщин можно пересчитать по пальцам - зато множество их оказалось в тех частях, где им было вполне под силу заменить мужчин, которые уходили непосредственно на передовую. Ведь, по первоначальной задумке, там, где служили девушки, обычно не предполагалось непосредственного боевого соприкосновения с противником.

По крайней мере - теоретически. В жизни, как всегда, получалось не так, как задумано...

Эти несколько девушек, прозванные «железными подружками», окончили военную школу ПВО в городе Батайске весной 1942 года. Противовоздушная оборона считалась вполне подходящим родом войск для женщин - большого физического напряжения (такого, как в танке - да и у пехотинца в окопе) здесь все-таки не требовалось, орудия стояли стационарно, наводились на цель сравнительно несложно (в плане физических усилий имеется в виду). Поэтому девушек брали в зенитчицы достаточно охотно.

Все экзамены нашими героинями были сданы на высшие отметки, и всем присвоили квалификацию зенитчиц ПВО. Отныне девушки должными были оберегать от воздушных налетов небо родного Ростова. Их врагами должны были стать вражеские самолеты - но не наземные войска гитлеровцев...

Донскую столицу немцы принялись бомбить уже с августа 1941 года. Гитлеровских бомбардировщиков перехватывали наши истребители. Они взлетали с полевого военного аэродрома в станице Нижне-Гниловской (ныне улица Портовая), где базировался 182-й истребительный авиаполк. Там же стояли и зенитные батареи. Осенью 1941 года для них, как и для истребителей, нашлось много работы. Как и последующей зимой - ведь Таганрог оставался в руках немцев, там имелся аэродром, и время для того, чтобы гитлеровские самолеты достигали Ростова, составляло всего двадцать минут...

В июле 1942 года началась новая ожесточенная битва за Ростов. С неба сыпались тонны бомб. Остатки истребительного полка, машины и летчиков, уцелевших в июльских боях, перебросили на запасной аэродром на Кубани. Расчеты зенитных 37-миллиметровых орудий остались одни у пустой взлетной полосы.

Батарея на Нижне-Гниловской приняла на себя основной удар фашистской авиации в эти страшные июльские дни. Перед немецким наступлением Ростов бомбили несколько суток подряд. "Хейнкели" и "юнкерсы" совершали по 1200 вылетов в сутки. И сражаться с ними в основном приходилось нашим героиням. Немного цифр: чтобы сбить один самолет, в среднем из 37-мм зенитки надо было сделать 1500 выстрелов, а для этого требовалось поднести и зарядить 1500 зенитных снарядов. Так что в среднем каждая девушка переносила по полторы тонны металла в сутки.

Но не это оказалось самым страшным. 21 июля на позиции батареи двинулись немецкие танки. Зенитчицы могли бы отступить и спастись, тем более что снаряды к орудиям были на исходе и стрелять уже было особо нечем. Тем не менее ни одна не пожелала уйти с позиций и спастись, все они приняли здесь свой последний бой. Огнем своих орудий отважные зенитчицы уничтожили два танка 5-й эсэсовской дивизии "Викинг" и несколько мотоциклов. Но снаряды закончились, и остальные танки просто раздавили орудия вместе с зенитчицами. А потом немцы не могли поверить своим глазам, узнав, что у них на пути встали двадцать юных девушек...

https://zen.yandex.ru/media/sl...

Картина дня

))}
Loading...
наверх