Танк назвали «Малютка»

Война - дело мужчин. У слабого пола другое предназначение - дарить жизнь. Но во время Великой Отечественной в Красной Армии на фронт отправились более 800 тысяч женщин. И даже малыши помогали фронту, как могли. Оказалось, сила у них недетская.

Ада Занегина (Адель Александровна Воронец) в детстве


25 февраля 1943 года в газете «Омская правда» было опубликовано письмо шестилетней Ады Занегиной, девочки, эвакуированной со своей матерью, Полиной Терентьевной, врачом, из города Сычёвка Смоленской области в деревню Усовка Марьяновского района Омской области.

В письме говорилось:

Я Ада Занегина. Мне шесть лет. Пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танк. Я собрала на куклу 122 рубля и 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой. Ада. Моя мама врач, а папа танкист.
 
Вместе с мамой маленькая Ада была эвакуирована в Омскую область со Смоленщины. Ее отец воевал на фронте, и девочка очень хотела, чтобы он на танке бил фашистов. Дети отозвались. Со всей области и города Омска в редакцию пошли письма. 
«Я хочу вернуться в Киев. Вношу собранные на сапоги деньги – 135 рублей 56 копеек – на строительство танка «Малютка». Алик Солодов. 6 лет»
 
«Мама хотела купить мне новое пальто и накопила 150 рублей. Я поношу старое пальтишко. Тамара Лоскутова»
 
«Дорогая незнакомая девочка Ада! Мне только пять лет, а я уже год жила без мамы. Я очень хочу домой, потому с радостью даю деньги на постройку нашего танка. Скорей бы наш танк разбил врага. Таня Чистякова»
 
Шура Хоменко из Ишима: «Мне рассказали о письме Ады Занегиной, и я внес все свои сбережения – 100 рублей – и сдал на 400 рублей облигаций на постройку танка «Малютка». Мой товарищ Витя Тынянов вносит 20 рублей. Пусть наши папы громят фашистов танками, построенными на наши сбережения»
 
Так всем детским миром была собрана далеко не детская сумма, которую омские власти перечислили в Фонд обороны. В отделении Госбанка СССР по Омской области открыли специальный счет №350035. На него и переводились собранные деньги. А в газете появилась специальная рубрика, освещавшая продвижение инициативы Ады. В итоге, было собрано 160 886 рублей, после чего деньги были перечислены в Фонд обороны.

О детском поступке Омское гороно решило сообщить Сталину: «Дети-дошкольники, желая помочь героической Красной Армии окончательно разгромить и уничтожить врага, деньги, собранные ими на игрушки, куклы... отдают на строительство танка и просят назвать его «Малютка».
В мае 1943 года в город пришла правительственная телеграмма: 
«Прошу передать дошкольникам города Омска, собравшим на строительство танка «Малютка» 160886 рублей, мой горячий привет и благодарность Красной Армии. Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза И.Сталин».


На детские деньги был выпущен легкий танк Т-60. 
Танк «Малютка» воевал в составе 91-й отдельной танковой бригады, его механиком-водителем была одна из девятнадцати женщин-танкистов РККА сержант Екатерина Алексеевна Петлюк. Вопреки распространённой легенде, «Малютка» не мог участвовать в Сталинградской битве, поскольку был построен не раньше весны 1943 года (по воспоминаниям современников, сообщение о направлении «Малютки» на фронт появилось в газетах в июне 1943 года).

Гвардии сержант Екатерина Алексеевна Петлюк (из фондов «Исторического архива Омской области»)
 
Как вспоминала сама Петлюк, на танк Т-60 она впервые села в ноябре 1942 года, а во время Орловской операции (июль — август 1943 года) пересела уже на танк Т-70. Очевидно, на танке «Малютка» она воевала в начале лета 1943 года, до этого же управляла другим танком Т-60. По совпадению, фронтовое прозвище Екатерины было «Малютка» (так её прозвали из-за небольшого роста — 151 см), его она написала краской на башне «своего» Т-60.

Именной лёгкий танк Т-60 «Малютка» (из фондов «Исторического архива Омской области»)

Ада Занегина, теперь 76-летняя Адель Александровна Воронец, живет и работает врачом в заводской медсанчасти подмосковного города Электросталь. Войну Адель Александровна помнит и сама, и со слов мамы. Враг подходил к Смоленску. Сычевка тоже оказалась под угрозой. Небольшой персонал детской глазной больницы во главе с главным врачом Полиной Терентьевной Занегиной с трудом разместил на пяти подводах сто десять больных детей. И повезли на станцию. Бомбежки, пулеметные обстрелы сопровождали этот необычный обоз. С плачем и слезами добрались до эшелона, погрузились и отправились в дальний путь. Около двух месяцев добирались до сибирской станции Марьяновка. Вместе с мамой шестилетняя Ада испытала и страх, и холод, и голод. Но была и радость: в такой жуткой дороге не потеряли ни одного ребенка.

«Я увидела и запомнила свою маму смелой, решительной, волевой, находчивой и заботливой к детям. Я гордилась, когда слышала, как чужие дети называли ее мамой. А когда оставались вдвоем, то говорили только о папе. Он воевал. Где, что с ним? Ведь шли первые месяцы войны. Помню маленькую комнатку при больнице, освещенную керосиновой лампой. Мама штопает мои чулки, я укладываю спать самодельную тряпичную куклу. И все говорим о папе. Я сказала маме:
- Немцев еще не разбили наши. Наверное, мало танков. И у папы нет танка. А как без танка он будет бить фашистов?
- Почему ты так думаешь?
- Ты сама говорила, что отдала деньги на танк. Если б у нас были танки, деньги на них не собирали бы. Я, как и ты, хочу отдать деньги, которые мы с папой складывали в копилку на куклу.
Вот так мы сидели с мамой и вместе думали, как сделать, чтоб у папы был свой танк. Мама посоветовала написать письмо в газету. Я послушалась и написала».

Малютка на «Малютке»
Историю «детского» танка в 1975 году раскопали омские красные следопыты (школьник из клуба «Искатель» омского Дворца пионеров Володя Яшин в старой подшивке «Омской правды» обнаружил письмо Ады Занегиной), и 9 мая 1975 года в Омске работник одного из одесских загсов Екатерина Алексеевна Петлюк впервые встретилась с Адой Занегиной. Екатерина Алексеевна - старший сержант 56-й танковой бригады, ставшая механиком-водителем танка «Малютка», сделанного на детские деньги. Одна из 19 советских женщин-танкистов 22-летняя Екатерина ростом 151 сантиметр за месяц переучилась в мехвода из пилота одесского аэроклуба ОСОАВИАХИМа, сдав все экзамены на «отлично». Она воевала геройски, заслужила ордена Красной Звезды и Отечественной войны. 

На Курской дуге, как выяснилось позже, Екатерина воевала где-то рядом с отцом Ады. Но, увы, для танкиста Александра Занегина бои под Курском оказались последними.

Вот что писала ветеран войны и журналистики Нина Кондакова о танкисте Екатерине Петлюк:
«Новые танки уже были в 56-й танковой бригаде. Катя осмотрела свой Т-60. Он ей понравился, только действительно был маленький.
- Ничего, - успокоила себя Катя. - Маленький, да удаленький. Повоюем, дружище!..
Катя нашла банку с белой краской и на башне любовно вывела: «Малютка». Танкисты подтрунивали: «Смотри, на других башнях какие имена - «Грозный», «Орел», «Смелый»! А у тебя - «Малютка». Ну ничего, под стать тебе...
»

«Малютка» не подвела свою хозяйку. В тяжелых боях юркий, вездесущий танк в руках Кати Петлюк прорывался вперед, проходил через завалы, кучи щебня и кирпича, проскакивал через дворы и внезапно атаковал вражеские позиции. Но и «Малютке» доставалось, и вскоре Катя со слезами на глазах простилась со своей любимицей. Обожженную огнем, подраненную снарядами, изрешеченную пулями «Малютку» отправили в ремонт. Катя пересела на более крупный танк - Т-70 и ринулась в пекло Курской дуги. Она не забывала «Малютку», снятые с нее часы согревали ее сердце живой памятью о боевой подруге...

После войны мирная жизнь позвала Катю в родные края. В Одессе вышла замуж, родила сына, работала в гражданских учреждениях и много сил и времени отдавала воспитанию молодежи. Фронтовичка-танкист увлеченно рассказывала в школах и вузах, в музеях и на праздничных встречах о боевых подвигах однополчан, вспоминала боевых друзей и свою неустрашимую «Малютку». Не знала Катя Петлюк, что в Сибири, в Омске, давно ждут с ней встречи школьники и студенты. Они разыскали ее в Одессе и дали телеграмму - приглашение на 30-летие Победы. Ломала голову, откуда ее знают омичи, никогда там не была... Собралась, на самолет и... в Омск. Встретили ребята, привезли во Дворец пионеров и показали большое театрализованное представление - яркие страницы истории города и одну из них - военной поры... Здесь Екатерина встретилась с Адой Занегиной.

- Мы обнялись и долго держали друг друга в объятиях, стараясь скрыть от людей наши слезы, - взволнованно вспоминала эту сцену Екатерина Алексеевна. - Это было несказанно трогательно и так неожиданно и удивительно для нас обеих...

На сцене Екатерине Петлюк вручили макет танка «Малютка», а Адели Воронец подарили большую красивую куклу, о которой в детстве мечтала Ада и на покупку которой собирала деньги.

Их возили по городу: администрация, пионеры, детские дома… И везде Аде дарили куклу, о которой она мечтала в годы войны. «Две хозяйки танка», – так называли Занегину и Петлюк в Омске.

В городе появился построенный на народные деньги троллейбус «Малютка». А в Электростали – автобус с этим именем.
В память об инициативе Ады около мемориала воинам Великой Отечественной войны в Марьяновке был установлен на постаменте танк.

Статфакт
20 рублей перечислили на строительство танка малыши из детского сада совхоза «Новоуральский» Таврического района. Они поддержали инициативу Ады Занегиной сдавать деньги. Те, у кого не было сбережений, зарабатывали концертами. Первыми сдали средства дошколята Лида Фатина, Лора Войстрова, Витя Кравченко, Юра Огородников, Саша Буробина, о чем «Омская правда» рассказала в марте 1943 года. Один из таврических дошколят сегодня живет и работает в Москве. Юрий Александрович Огородников - профессор, доктор наук, преподаватель Московского государственного педагогического университета.
- Войну вспоминаю всю жизнь, - говорит Юрий Александрович. - К сожалению, время стерло тот момент, когда мы собирали деньги на танк, но я помню, что страна объединилась в одном порыве помочь фронту. Поэтому вспоминаю не только отрицательные моменты военной поры, но и положительные. Я стараюсь всю жизнь помогать людям. Этому меня научила война.

Цифра
140 тракторов МТЗ-80 «Беларусь», которые носили имя «Малютка», с 1979 по 1986 год изготовили комсомольцы Минского тракторного завода на деньги пионеров Смоленщины. После Великой Отечественной войны, когда история танка «Малютка» стала широко известна, пионеры смоленской средней школы №2 выступили с инициативой целевого сбора металлолома и макулатуры.
Источник ➝

Какие солдаты Гитлера перешли на сторону Красной Армии

Имена многих советских предателей, вставших на сторону врага, давно известны: генерал-лейтенант Андрей Власов, Герой Советского Союза летчик-истребитель Семен Бычков и другие. Менее известно, что во время Второй мировой войны немало солдат германской армии переходило на сторону Красной Армии.

Вестник войны

21 июня 1941 года Альфред Лисков, солдат 222-го полка 75-й пехотной дивизии германской армии, узнал о скором выступлении для нападения на Советский Союз. Бывший работник мебельной фабрики не обольщался идеями нацизма и трезво смотрел на вещи.

Вечером 21 июня 30-летний Лисков покинул свою часть, которая дислоцировалась у границ СССР севернее Лемберга (нынешний Львов), переплыл реку Буг и сдался советским солдатам, патрульным 90-й пограничной службы, рассказав о запланированном вторжении.

На ночном допросе Лисков подтвердил, что следующим утром нацистские войска атакуют Советский Союз. Наутро началась Великая Отечественная война. Информация Лискова подтвердилась, и советские власти приняли решение использовать перебежчика в качестве агитатора. До конца лета он активно привлекался к пропагандистским мероприятиям. Впоследствии Лисков вступил в конфликт с руководством Коминтерна, получив от Георгия Димитрова обвинение в антисемитизме и фашизме.

В январе 1942 года Лискова арестовали и направили в лагерь для заключенных, где тот успешно симулировал сумасшествие. По информации Книги памяти Башкоторстана, 16 июля 1942 года первый перебежчик вермахта в Союз реабилитирован. Однако в конце того же года Лискова направили в Новосибирск, где его следы окончательно теряются. У бывшего солдата фашистской армии практически не было шансов уцелеть в стране, где даже ни в чем не повинных советских немцев сослали за национальность в Северный Казахстан или согнали на шахты в Трудармию.

Первые «ласточки»

25 июня 1941 года вблизи Киева приземлился немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88». Его экипаж в составе четырех человек решил перейти на сторону Красной Армии. Совинформбюро сообщило 28 июня 1941 года, что летчики служили во второй группе 54-й эскадры. В состав экипажа входили: уроженец Бреславля (Средняя Силезия) унтер-офицер Ганс Герман, летчик-наблюдатель из Франкфурта-на_Майне Ганс Кратц, уроженец Брно (Моравия) старший ефрейтор Адольф Аппель и радист из Регенсбурга Вильгельм Шмидт.

Летчики не хотели воевать против жителей Советского Союза. Будучи отправленными на задание, они сбросили все бомбы в Днепр, а потом приземлились недалеко от Киева и сдались встреченным крестьянам. Экипаж в полном составе подписал обращение «К немецким лётчикам и солдатам», в котором призывал: «Братья летчики и солдаты, следуйте нашему примеру. Бросьте убийцу Гитлера, переходите сюда, в Россию!»

В том же месяце в район дислокации советских войск перелетел второй Юнкерс», но из всего экипажа к немецким войскам согласился обратиться только бортмеханик. Остальные опасались преследования своих семей в Германии. Только до конца лета на сторону Красной Армии перешли не менее 20 немецких летчиков.

Пехота не отставала от летчиков

Газета «Красная Звезда» писала в июне 1942 года: «Командир отделения 2-й роты 48-го полка 12-й пехотной дивизии Ионни Шенфельдт давно исподволь выяснял, как его солдаты смотрят на возможность перехода к красноармейцам. Изматывающие бои и серьезные потери обессилили людей – оказалось, что 7 человек мечтают закончить воевать и готовы перейти к русским».

В конце мая 1942 года в разгар боя за небольшую деревню ефрейтор Шенфельдт приказал своим солдатам сложить оружие и следовать за ним. Все они бросились к лесу, расположенному в нескольких десятках метров от траншей. Немецкий офицер, увидев дезертирство, упал к пулемету и открыл огонь по убегавшим. Четверо были убиты, но трое выжили и сдались в плен.

Ефрейтор вермахта стал Героем Советского Союза

Фриц Пауль Шменкель отчаянно не хотел воевать за фашистов. В 1932 году его отца-коммуниста убили нацисты во время демонстрации. Позже Фриц вступил в Коммунистический интернационал молодежи Германии. В 1938 году его попытались призвать на военную службу. Шменкель симулировал болезнь и уклонился от службы, за что был осужден и содержался до 1941 года в тюрьме Торгау.

С началом войны на территории Советского Союза Шменкель ходатайствовал о направлении его на фронт. В октябре 1941 годе его освободили, послав в школу младших командиров артиллерии. Оказавшись на фронте, Шменкель почти сразу бежал и с ноября 1941 года скрывался в Смоленской области по деревням. В феврале 1942 года он попал к партизанам и убедил их, что он против нацизма.

В первом же бою Шменкель убил фашистского снайпера, который бил из засады по партизанам. В отряде признали храбрость и честность Фрица и полюбили его, прозвав Иваном Ивановичем. Шменкель доблестно сражался с фашистами. Так, он посоветовал командиру открыть огонь по установленным на танках бочкам с топливом. Это помогло уничтожить 5 немецких танков. С его помощью также без боя были захвачены и переданы на суд партизан 11 полицейских.

В начале ноября 1942 года Шменкель раздобыл генеральскую форму, переоделся и отправил в лес немецкий обоз, остановленный им на дороге. Это надолго обеспечило партизан продуктами и боеприпасами. Фашисты быстро прослышали о доблестном немце, назначив за голову Шменкеля большую награду.

Весной 1943 года партизаны были перевезены в Москву, поскольку территория, где воевал отряд, была освобождена Красной Амией. Шменкеля откомандировали в разведотдел Западного фронта, где после подготовки назначили заместителем командира ДРГ «Поле». В декабре он совместно с разведчиками Виноградовым и Рожковым был переправлен за линию фронта в район Орши. К сожалению, в начале 1944 года Фриц Шменкель был схвачен фашистами под Минском и 22 февраля расстрелян.

О подвиге Шменкеля стало известно лишь в 1961 году, когда КГБ обнаружило бумаги о полицаях, уничтоженных им во главе партизанской группы. Три года шел поиск информации документов. В октябре 1964 года звание Героя Советского Союза было присвоено гражданину Шменкелю Фрицу Паулю (посмертно).

Правнук Железного Канцлера

Граф Генрих фон Эйнзидель по матери был правнуком Отто фон Бисмарка. 18-летним юношей-добровольцем он пришел на службу в авиацию. К началу Второй мировой войны дворянин фон Эйнзидель стал летчиком-истребителем Ме-109 в составе эскадрильи «фон Рихтгофен». Бравый Граф (такое прозвище дали ему однополчане) участвовал в срыве атаки британских торпедоносцев на немецкие корабли, лично сбил несколько британских самолетов.

В июне 1942 года опытного летчика лейтенанта фон Эйнзиделя перевели в самое горячее место войны – на Восточный фронт. За один месяц битвы под Сталинградом Граф сбил в составе эскадрильи «Удет» 31 советский самолет. 20 августа 1942 года «Мессершмитт» фон Эйнзиделя был сбит под Бекетовкой, а сам он захвачен в плен и отправлен в лагерь под Красногорском. Там были сосредоточены пленные немцы, настроенные против Гитлера и его идеологии. В ноябре 1943 года фон Эйнзидель вступил в антифашистскую организацию «Свободная Германия». В плену он составил открытое письмо, где процитировал слова прадеда: «Никогда не ходите войной на Россию». Фон Эйнзидель контролировал выпуск антифашистских листовок, став комиссаром пропаганды.

В 1947 году фон Эйнзиделю разрешили вернуться в Восточную Германию, откуда позже он перебрался на Запад. Граф работал журналистом, сценаристом, переводчиком, написал воспоминания «Дневник пленного немецкого лётчика: сражаясь на стороне врага. 1942-1948». Фон Эйнзидель прожил долгую жизнь. Граф умер в Мюнхене в 2007 году в возрасте 85 лет.

Немецкий Власов

Генерал-лейтенант, кавалер Рыцарского Железного Креста Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах попал в плен в январе 1943 года. Гитлера он считал «выскочкой» и относился к нему без уважения. В лагере военнопленных он решился на сотрудничество с советской властью, чтобы свергнуть фюрера. Осенью 1943 года фон Зейдлиц-Курцбах был выбран председателем Союза германских офицеров на учредительной конференции в Лунёво. Вместе с ним в Союз вошли генералы Александр фон Даниэльс, Мартин Латтман, Отто Корфес.

Фон Зейдлиц-Курцбаха нередко называли «немецким Власовым». Именно он был назначен заместителем председателя Национального комитета «Свободная Германия». Генерал был заочно приговорен к смертной казни военным судом Дрездена. После окончания войны и роспуска «Свободной Германии» фон Зейдлиц-Курцбах 5 лет служил в Военно-историческом управлении Генштаба СССР. В 1950 году его арестовали и приговорили к смертной казни уже в СССР. Впоследствии приговор смягчили до 25 лет лишения свободы, пять из которых генерал провел в Бутырской тюрьме.

В 1955 году фон Зейдлиц-Курбах освобожден и передан ФРГ по личному ходатайству Аденауэра. Он прожил затворником до 87 лет и умер в 1976 году в Бремене. Через 20 лет после смерти Генеральная прокуратура РФ реабилитировала генерала посмертно.

Сколько их было?

Точная статистика о немецких солдатах, которые перешли на сторону Красной Армии, отсутствует. Известно, что счет сделавших осознанный выбор шел на сотни. В последние месяцы войны, когда положение Германии стало безнадежным, немцы сдавались в плен десятками тысяч.

К боевым действиям перебежчиков допускали редко. Как правило, бывшие воины вермахта работали в антифашистском пропагандистском комитете «Свободная Германия» в Красногорске, а также направлялись в Трудармию в тылу. Те, кто сумел после войны избежать сталинских лагерей, получили разрешение вернуться в ГДР.

Картина дня

))}
Loading...
наверх