Письма американок с просьбой о вступлении в Красную Армию

Заключительный этап Великой Отечественной войны был ознаменован полным освобождением советской территории от немецко-фашистских захватчиков, избавлением от «коричневого ига» десятков европейских государств, межправительственными переговорами лидеров стран антигитлеровской коалиции, предопределившими облик дальнейшего мирового устройства. Все эти важнейшие события широко освещались заокеанскими СМИ и активно обсуждались американской общественностью.

Хранящаяся в отдельном фонде Архива внешней политики Российской Федерации (АВП РФ) корреспонденция граждан США, полученная советским посольством в Вашингтоне с января 1944 по май 1945 года, свидетельствует не только о большом интересе американцев к европейскому театру военных действий, но и об искреннем желании многих из них внести личную лепту в разгром общего врага в качестве красноармейских добровольцев.

В рассматриваемый период советским посольством было получено 351 письмо.

За 1944 год пришли 124 сообщения с материальной поддержкой;

120 — с выражением дружеских чувств;

ещё 28 писем содержали просьбы о зачислении в ряды Вооружённых сил СССР.

В период с января по май 1945 года писем с выражением дружеских чувств было получено 48, с материальной помощью — 25 и с просьбой принять в ряды Красной армии — 6. Наибольшее количество писем от добровольцев в 1944 году пришло из следующих штатов: Иллинойс — 3, Техас — 3, Калифорния — 3, Нью-Йорк — 2, Джорджия — 2, Флорида — 2, а также по одному письму из Миннесоты, Огайо, Арканзаса, Аризоны, Оклахомы, Массачусетса, Орегона, Индианы, Мичигана, Делавэра, Миссисипи, Теннеси. Шесть писем 1945 года — это сообщения из Канзаса, Техаса, Иллинойса, Аризоны, Джорджии, Канады. Как видим, самые активные адресанты проживали в экономически развитых штатах США: в Иллинойсе, в Нью-Йорке, в Техасе. Стоит сразу отметить, что на все обращения подобного рода посольство отвечало стандартным отказом.

Вторая мировая война оказала сильное влияние на всё американское общество, в частности, ускорив процесс его феминизации. Об этом красноречиво свидетельствуют сохранившиеся в архиве послания.

В январе 1944 года в советское посольство пришло интересное письмо из штата Огайо, написанное молодой девушкой. Из журнала, посвящённого авиации, она узнала о «деятельности русских лётчиц». Автор просила дать больше сведений о женском подразделении Военно-воздушных сил СССР и полюбопытствовала насчёт возможности американской гражданки служить в нём. Елизавета де Буис аргументировала своё желание сочувствием Советскому Союзу в войне и стремлением помочь своим умением пилотировать. На момент написания письма ей был 21 год, она уже имела лицензию частного пилота с примерно восьмьюдесятью часами налёта, а также опыт инструктора.

Летчицы женской службы пилотов ВВС США (Women Airforce Service Pilots, WASP) у пикирующего бомбардировщика А-25А «Шрайк» (Curtiss A-25A «Shrike», принятое у союзников обозначение бомбардировщика Curtiss SB2C-1 Helldiver аэродромного базирования).

В июле пришло письмо от энтузиастки воздухоплавания миссис Е.В. Бакевилль из штата Нью-Йорк. Она хотела служить в «Русских военно-воздушных силах» и интересовалась, может ли гражданка США поступить в советские ВВС. Автор называет причину, по которой не смогла осуществить свою цель дома, — прекращение набора добровольцев в «Женскую военную службу пилотов». Миссис Бакевилль возлагала большие надежды на советских дипломатов и завершала своё письмо эмоциональной фразой: «Я хочу сделать полёты целью моей жизни и работы».

В наше вашингтонское посольство писали и те женщины, которые прошли службу в «Женской военной службе пилотов». 4 октября из штата Техас пришло письмо от лётчиц Х.К. Кеньон и М.А. Вилкинс, которые просили принять их в советские ВВС. Причинами подобного обращения были опасения, что их опыт и знания не будут востребованы, ибо «уже 20 декабря 1944 года служба будет расформирована».

Подобно миссис Бакевилль они предлагали свои услуги по перевозке грузов по воздуху, испытанию самолётов и выполнению других функций, связанных с авиацией. Как и предыдущий автор, Х.К. Кеньон и М.А. Вилкинс заканчивают письмо на высокой ноте: «Мы очень хотим “Продолжать полёт” (“Keep ‘Em Flying”)» и выражают надежду на благоприятное решение их вопроса.

Роль советских женщин в защите Родины от захватчиков интересовала мисс Марсии Кортни из штата Джорджия. В письме, отправленном 5 августа 1944 года, она желала знать, возможно ли принять участие в качестве пилота в небоевых действиях Красной армии: эвакуации раненных, транспортировке различных грузов. Описывая свой опыт пилотирования, автор утверждала, что может управлять как одномоторным, так и двухмоторным самолётами.

Военнослужащие женской вспомогательной службы сухопутных войск капрал Роуз Читла (Rose Chytla) и рядовая Бетти Смит (Betty Smith) в башне управления полетами аэродрома Рендольф Филдс, штат Техас.

Мисс Марианн И. Берд из штата Индиана, отправившая письмо 27 октября 1944 года, также проходила обучение и службу в «Женской военной службе пилотов». Она начинает своё послание с указания на скорое закрытие организации, в связи с чем предлагает использовать накопленные ею знания и навыки в Советском Союзе. Из её краткой автобиографии следует, что мисс Берд была очень опытным авиатором. В свои 22 года эта выпускница армейского курсантского училища имела 600 часов налёта (начала летать с 1938 г.) и опыт пилотирования шестнадцати самолётов, включая бомбардировщики.

Предстовший роспуск «Женской военной службы пилотов» волновал также и Есфирь Е. Ноффке из штата Теннеси. 6 декабря 1944 года она отправила послание в советское посольство. Из автобиографии, изложенной в документе, следовало, что она имела около 700 часов налёта, летала на бомбардировщиках, знала штурманское дело, но не владела русским языком. Впрочем, если будет достигнута договорённость о принятии её на службу в ВВС СССР, то она готова устранить этот пробел.

Госпожа Ноффке выразила намерение начать службу после Нового года, но ставила условие, что за ней должно быть сохранено американское гражданство.

Маргарет М. Муре из штата Миссисипи также состояла в «Женской военной службе пилотов». Её от других лётчиц отличало разностороннее образование: степень бакалавра искусств Луизианского университета, дополнительное двухгодичное обучение музыковедению и подготовительные медицинские курсы. Как и предыдущие авторы, она желала знать, может ли пригодиться её опыт в СССР.

Горячим желанием продолжить свою службу в советской военной авиации проникнуто письмо Марты Эндертон из штата Нью-Йорк от 20 ноября 1944 года. Она просила дать информацию о наличии в советских ВВС женских лётных подразделений и возможности вступления в их ряды. Желание автора было так сильно, что она завершила письмо фразой: «Тяжёлые условия, связанные с реализацией моей просьбы, не могут сломить моего намерения…».

 

Получив от советских дипломатов отказы на обращения своих подчинённых, в посольство 29 января 1945 года написала сама руководитель «Женской военной службе пилотов» Жаклин Кокран.

Жаклин Кокран (Jacqueline Cochran, 11.05.1906 — 09.08.1980) — пионер американской авиации, одна из самых одаренных женщин-пилотов своего времени.

Причины закрытия службы автор не назвала, ссылаясь на приложенную копию приказа генерала Х.Х. Арнольда. Оставаясь в военном ведомстве, Жаклин Кокран помогала демобилизации и трудоустройству своих бывших коллег на работу, связанную «с авиацией для женщин-пилотов дома или за рубежом». Она обращала внимание на то, что есть примерно тысяча высококвалифицированных специалистов «слабого пола», которые могут пилотировать различные типы самолётов, так как «получили подготовку, идентичную курсантам ВВС».

Перечислив разнообразные достоинства своих бывших подчинённых, госпожа Кокран перешла к разговору о советских женщинах-лётчицах, которые «несут разнообразную службу в ВВС». Помощь им в небоевых работах могли бы оказать некоторые лётчицы из «Женской военной службы пилотов», если советская сторона согласится с подобным предложением.

Источник ➝

Какие солдаты Гитлера перешли на сторону Красной Армии

Имена многих советских предателей, вставших на сторону врага, давно известны: генерал-лейтенант Андрей Власов, Герой Советского Союза летчик-истребитель Семен Бычков и другие. Менее известно, что во время Второй мировой войны немало солдат германской армии переходило на сторону Красной Армии.

Вестник войны

21 июня 1941 года Альфред Лисков, солдат 222-го полка 75-й пехотной дивизии германской армии, узнал о скором выступлении для нападения на Советский Союз. Бывший работник мебельной фабрики не обольщался идеями нацизма и трезво смотрел на вещи.

Вечером 21 июня 30-летний Лисков покинул свою часть, которая дислоцировалась у границ СССР севернее Лемберга (нынешний Львов), переплыл реку Буг и сдался советским солдатам, патрульным 90-й пограничной службы, рассказав о запланированном вторжении.

На ночном допросе Лисков подтвердил, что следующим утром нацистские войска атакуют Советский Союз. Наутро началась Великая Отечественная война. Информация Лискова подтвердилась, и советские власти приняли решение использовать перебежчика в качестве агитатора. До конца лета он активно привлекался к пропагандистским мероприятиям. Впоследствии Лисков вступил в конфликт с руководством Коминтерна, получив от Георгия Димитрова обвинение в антисемитизме и фашизме.

В январе 1942 года Лискова арестовали и направили в лагерь для заключенных, где тот успешно симулировал сумасшествие. По информации Книги памяти Башкоторстана, 16 июля 1942 года первый перебежчик вермахта в Союз реабилитирован. Однако в конце того же года Лискова направили в Новосибирск, где его следы окончательно теряются. У бывшего солдата фашистской армии практически не было шансов уцелеть в стране, где даже ни в чем не повинных советских немцев сослали за национальность в Северный Казахстан или согнали на шахты в Трудармию.

Первые «ласточки»

25 июня 1941 года вблизи Киева приземлился немецкий бомбардировщик «Юнкерс-88». Его экипаж в составе четырех человек решил перейти на сторону Красной Армии. Совинформбюро сообщило 28 июня 1941 года, что летчики служили во второй группе 54-й эскадры. В состав экипажа входили: уроженец Бреславля (Средняя Силезия) унтер-офицер Ганс Герман, летчик-наблюдатель из Франкфурта-на_Майне Ганс Кратц, уроженец Брно (Моравия) старший ефрейтор Адольф Аппель и радист из Регенсбурга Вильгельм Шмидт.

Летчики не хотели воевать против жителей Советского Союза. Будучи отправленными на задание, они сбросили все бомбы в Днепр, а потом приземлились недалеко от Киева и сдались встреченным крестьянам. Экипаж в полном составе подписал обращение «К немецким лётчикам и солдатам», в котором призывал: «Братья летчики и солдаты, следуйте нашему примеру. Бросьте убийцу Гитлера, переходите сюда, в Россию!»

В том же месяце в район дислокации советских войск перелетел второй Юнкерс», но из всего экипажа к немецким войскам согласился обратиться только бортмеханик. Остальные опасались преследования своих семей в Германии. Только до конца лета на сторону Красной Армии перешли не менее 20 немецких летчиков.

Пехота не отставала от летчиков

Газета «Красная Звезда» писала в июне 1942 года: «Командир отделения 2-й роты 48-го полка 12-й пехотной дивизии Ионни Шенфельдт давно исподволь выяснял, как его солдаты смотрят на возможность перехода к красноармейцам. Изматывающие бои и серьезные потери обессилили людей – оказалось, что 7 человек мечтают закончить воевать и готовы перейти к русским».

В конце мая 1942 года в разгар боя за небольшую деревню ефрейтор Шенфельдт приказал своим солдатам сложить оружие и следовать за ним. Все они бросились к лесу, расположенному в нескольких десятках метров от траншей. Немецкий офицер, увидев дезертирство, упал к пулемету и открыл огонь по убегавшим. Четверо были убиты, но трое выжили и сдались в плен.

Ефрейтор вермахта стал Героем Советского Союза

Фриц Пауль Шменкель отчаянно не хотел воевать за фашистов. В 1932 году его отца-коммуниста убили нацисты во время демонстрации. Позже Фриц вступил в Коммунистический интернационал молодежи Германии. В 1938 году его попытались призвать на военную службу. Шменкель симулировал болезнь и уклонился от службы, за что был осужден и содержался до 1941 года в тюрьме Торгау.

С началом войны на территории Советского Союза Шменкель ходатайствовал о направлении его на фронт. В октябре 1941 годе его освободили, послав в школу младших командиров артиллерии. Оказавшись на фронте, Шменкель почти сразу бежал и с ноября 1941 года скрывался в Смоленской области по деревням. В феврале 1942 года он попал к партизанам и убедил их, что он против нацизма.

В первом же бою Шменкель убил фашистского снайпера, который бил из засады по партизанам. В отряде признали храбрость и честность Фрица и полюбили его, прозвав Иваном Ивановичем. Шменкель доблестно сражался с фашистами. Так, он посоветовал командиру открыть огонь по установленным на танках бочкам с топливом. Это помогло уничтожить 5 немецких танков. С его помощью также без боя были захвачены и переданы на суд партизан 11 полицейских.

В начале ноября 1942 года Шменкель раздобыл генеральскую форму, переоделся и отправил в лес немецкий обоз, остановленный им на дороге. Это надолго обеспечило партизан продуктами и боеприпасами. Фашисты быстро прослышали о доблестном немце, назначив за голову Шменкеля большую награду.

Весной 1943 года партизаны были перевезены в Москву, поскольку территория, где воевал отряд, была освобождена Красной Амией. Шменкеля откомандировали в разведотдел Западного фронта, где после подготовки назначили заместителем командира ДРГ «Поле». В декабре он совместно с разведчиками Виноградовым и Рожковым был переправлен за линию фронта в район Орши. К сожалению, в начале 1944 года Фриц Шменкель был схвачен фашистами под Минском и 22 февраля расстрелян.

О подвиге Шменкеля стало известно лишь в 1961 году, когда КГБ обнаружило бумаги о полицаях, уничтоженных им во главе партизанской группы. Три года шел поиск информации документов. В октябре 1964 года звание Героя Советского Союза было присвоено гражданину Шменкелю Фрицу Паулю (посмертно).

Правнук Железного Канцлера

Граф Генрих фон Эйнзидель по матери был правнуком Отто фон Бисмарка. 18-летним юношей-добровольцем он пришел на службу в авиацию. К началу Второй мировой войны дворянин фон Эйнзидель стал летчиком-истребителем Ме-109 в составе эскадрильи «фон Рихтгофен». Бравый Граф (такое прозвище дали ему однополчане) участвовал в срыве атаки британских торпедоносцев на немецкие корабли, лично сбил несколько британских самолетов.

В июне 1942 года опытного летчика лейтенанта фон Эйнзиделя перевели в самое горячее место войны – на Восточный фронт. За один месяц битвы под Сталинградом Граф сбил в составе эскадрильи «Удет» 31 советский самолет. 20 августа 1942 года «Мессершмитт» фон Эйнзиделя был сбит под Бекетовкой, а сам он захвачен в плен и отправлен в лагерь под Красногорском. Там были сосредоточены пленные немцы, настроенные против Гитлера и его идеологии. В ноябре 1943 года фон Эйнзидель вступил в антифашистскую организацию «Свободная Германия». В плену он составил открытое письмо, где процитировал слова прадеда: «Никогда не ходите войной на Россию». Фон Эйнзидель контролировал выпуск антифашистских листовок, став комиссаром пропаганды.

В 1947 году фон Эйнзиделю разрешили вернуться в Восточную Германию, откуда позже он перебрался на Запад. Граф работал журналистом, сценаристом, переводчиком, написал воспоминания «Дневник пленного немецкого лётчика: сражаясь на стороне врага. 1942-1948». Фон Эйнзидель прожил долгую жизнь. Граф умер в Мюнхене в 2007 году в возрасте 85 лет.

Немецкий Власов

Генерал-лейтенант, кавалер Рыцарского Железного Креста Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах попал в плен в январе 1943 года. Гитлера он считал «выскочкой» и относился к нему без уважения. В лагере военнопленных он решился на сотрудничество с советской властью, чтобы свергнуть фюрера. Осенью 1943 года фон Зейдлиц-Курцбах был выбран председателем Союза германских офицеров на учредительной конференции в Лунёво. Вместе с ним в Союз вошли генералы Александр фон Даниэльс, Мартин Латтман, Отто Корфес.

Фон Зейдлиц-Курцбаха нередко называли «немецким Власовым». Именно он был назначен заместителем председателя Национального комитета «Свободная Германия». Генерал был заочно приговорен к смертной казни военным судом Дрездена. После окончания войны и роспуска «Свободной Германии» фон Зейдлиц-Курцбах 5 лет служил в Военно-историческом управлении Генштаба СССР. В 1950 году его арестовали и приговорили к смертной казни уже в СССР. Впоследствии приговор смягчили до 25 лет лишения свободы, пять из которых генерал провел в Бутырской тюрьме.

В 1955 году фон Зейдлиц-Курбах освобожден и передан ФРГ по личному ходатайству Аденауэра. Он прожил затворником до 87 лет и умер в 1976 году в Бремене. Через 20 лет после смерти Генеральная прокуратура РФ реабилитировала генерала посмертно.

Сколько их было?

Точная статистика о немецких солдатах, которые перешли на сторону Красной Армии, отсутствует. Известно, что счет сделавших осознанный выбор шел на сотни. В последние месяцы войны, когда положение Германии стало безнадежным, немцы сдавались в плен десятками тысяч.

К боевым действиям перебежчиков допускали редко. Как правило, бывшие воины вермахта работали в антифашистском пропагандистском комитете «Свободная Германия» в Красногорске, а также направлялись в Трудармию в тылу. Те, кто сумел после войны избежать сталинских лагерей, получили разрешение вернуться в ГДР.

Картина дня

))}
Loading...
наверх