Королев о Сталине: "Я плакал...Наш товарищ Сталин будет вечно жить с нами"

Многие ставят Хрущеву в заслугу то, что при нем был запущен первый искусственный спутник земли и человек полетел в космос.

Но именно при И. Сталине была заложена основа будущей космонавтики и даже не с этого постановления, которое он подписал буквально за несколько дней до своей кончины:

Критики советского прошлого утверждают, что без немецкой ФАУ-2 мы бы до сих пор на ветках сидели и наблюдали, как американцы машут нам с Луны. Но ФАУ-2 лишь ускорило процесс... 17 августа 1933 состоялся полет первой советской жидкостной ракеты ГИРД-09 конструкции М.

К. Тихонравова с двигателем на гибридном топливе. Ракета за 13 секунд поднялась на высоту 400 м, а позже - на 1500 метров.

И уже 21 сентября 1933 г. приказом Реввоенсовета СССР в Москве на базе Группы изучения реактивного движения (ГИРД), где начальником был Королев С.П. и Газодинамической лаборатории (начальник— Клейменов И.Т.) был создан Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). А 31 октября 1933 года Молотов подписал постановление Совета Труда и Обороны № 104, которым организация РНИИ возлагалась на наркомат тяжелой промышленности...

14 апреля 1947 г. состоялась первая и наверное единственная встреча Сергея Павловича со Сталиным, где Королев докладывал о состоянии дел в ракетостроении. Вот что рассказывает он сам об этой встрече:

"Много спрашивал, и много пришлось говорить. Чувствовалось, что он (Сталин) имеет ясное представление о ракетах. Его интересовали скорость, дальность и высота полёта, полезный груз, который ракета может нести. Особенно с пристрастием он расспрашивал о точности попадания в цель".

Позднее С.П.Королёв говорил:

Устинов говорил, что слишком много было сказано о нас (ракетчиках) в розовом цвете, но я с этим не могу согласиться. Где же, как ни у товарища Сталина, можно было говорить легко и то, что думаешь, чего хочешь... Эти часы пролетели незаметно. Как заботливо говорил он о всех нас и как глубоко направил по правильному пути наш труд. А ведь многое из того, с чем мы пришли, придётся делать по-иному. И как это хорошо и ясно всё стало... Великое мне выпало счастье побывать у товарища Сталина.

 5 марта, узнав о болезни Сталина он пишет с Капустина Яра жене в Москву:

5 марта. Тревога не оставляет сознание ни на минуту. Что же с ним (Сталиным) будет и как хочется, чтобы всё было хорошо.

А уже 6 марта:

"6 марта. Умер наш товарищ Сталин... Так нестерпимо больно на сердце, в горле комок, и нет ни мыслей, ни слов, чтобы передать горе, которое нас всех постигло. Это действительно всенародное, неизмеримое горе -  нет больше нашего родного товарища Сталина... В самые трудные минуты жизни всегда с надеждой и верой взоры обращались к товарищу Сталину. Самый простой, самый маленький человек мог к нему обратиться и всегда получал просимую помощь. Его великим вниманием была согрета любая область нашей жизни и работы... Сталин - это свет нашей жизни, и вот его теперь нет с нами."

И в день прощания с вождём:

"7 марта. Не могу ни за что взяться и собраться с мыслями.

8 марта. Как страшно тяжело на сердце.

9 марта. Слушали по радио похороны товарища Сталина. Как страшно тяжело.. Я плакал... Кроме неисчерпаемого народного горя к тому, что было сказано.. добавить нечего. Наш товарищ Сталин будет вечно жить с нами".

По материалам, взятым отсюда

Мой комментарий.

Есть очень талантливый советский фильм про Сергея Павловича Королёва, называется "Укрощение огня". С огромным удовольствием, на одном дыхании смотрел этот замечательный фильм, сейчас таких не снимают, увы.

Но есть, к сожалению, и ложка дёгтя: встреча Королёва со Сталиным. Развалившись в кресле, чванливо Сталин бросал Королёву вопросы, суть которых в том, что чего возиться, если есть ФАУ-2 с которой и надо просто всё передрать. Королёв возражал и настоял на своём.

В 80-е у многих просто не было источников правды о Сталине: его книг и статей не было ни в магазинах, ни даже в большинстве библиотек. А люди работавшие со Сталиным, знавшие его, знавшие как всё было, постепенно уходили из жизни. Возраст.

Поэтому зачастую у молодёжи  80-х просто не было какой-либо альтернативы той массированной лжи о Сталине, что буквально хлынула на них с 1985 года.

Но обманывать народ всё время невозможно. Правда медленно, но верно берет своё. Люди перестали верить антисталинским пасквилям и это хорошо.

Источник ➝

Подвиг ростовских зенитчиц

Как известно, «у войны не женское лицо» - но, несмотря на это, сотни тысяч женщин и девушек в годы Великой Отечественной войны встали в строй вместе с мужчинами. Конечно, лишь малая, можно сказать мизерная их часть воевала в пехоте, артиллерии или танковых войсках - там бойцов-женщин можно пересчитать по пальцам - зато множество их оказалось в тех частях, где им было вполне под силу заменить мужчин, которые уходили непосредственно на передовую. Ведь, по первоначальной задумке, там, где служили девушки, обычно не предполагалось непосредственного боевого соприкосновения с противником.

По крайней мере - теоретически. В жизни, как всегда, получалось не так, как задумано...

Эти несколько девушек, прозванные «железными подружками», окончили военную школу ПВО в городе Батайске весной 1942 года. Противовоздушная оборона считалась вполне подходящим родом войск для женщин - большого физического напряжения (такого, как в танке - да и у пехотинца в окопе) здесь все-таки не требовалось, орудия стояли стационарно, наводились на цель сравнительно несложно (в плане физических усилий имеется в виду). Поэтому девушек брали в зенитчицы достаточно охотно.

Все экзамены нашими героинями были сданы на высшие отметки, и всем присвоили квалификацию зенитчиц ПВО. Отныне девушки должными были оберегать от воздушных налетов небо родного Ростова. Их врагами должны были стать вражеские самолеты - но не наземные войска гитлеровцев...

Донскую столицу немцы принялись бомбить уже с августа 1941 года. Гитлеровских бомбардировщиков перехватывали наши истребители. Они взлетали с полевого военного аэродрома в станице Нижне-Гниловской (ныне улица Портовая), где базировался 182-й истребительный авиаполк. Там же стояли и зенитные батареи. Осенью 1941 года для них, как и для истребителей, нашлось много работы. Как и последующей зимой - ведь Таганрог оставался в руках немцев, там имелся аэродром, и время для того, чтобы гитлеровские самолеты достигали Ростова, составляло всего двадцать минут...

В июле 1942 года началась новая ожесточенная битва за Ростов. С неба сыпались тонны бомб. Остатки истребительного полка, машины и летчиков, уцелевших в июльских боях, перебросили на запасной аэродром на Кубани. Расчеты зенитных 37-миллиметровых орудий остались одни у пустой взлетной полосы.

Батарея на Нижне-Гниловской приняла на себя основной удар фашистской авиации в эти страшные июльские дни. Перед немецким наступлением Ростов бомбили несколько суток подряд. "Хейнкели" и "юнкерсы" совершали по 1200 вылетов в сутки. И сражаться с ними в основном приходилось нашим героиням. Немного цифр: чтобы сбить один самолет, в среднем из 37-мм зенитки надо было сделать 1500 выстрелов, а для этого требовалось поднести и зарядить 1500 зенитных снарядов. Так что в среднем каждая девушка переносила по полторы тонны металла в сутки.

Но не это оказалось самым страшным. 21 июля на позиции батареи двинулись немецкие танки. Зенитчицы могли бы отступить и спастись, тем более что снаряды к орудиям были на исходе и стрелять уже было особо нечем. Тем не менее ни одна не пожелала уйти с позиций и спастись, все они приняли здесь свой последний бой. Огнем своих орудий отважные зенитчицы уничтожили два танка 5-й эсэсовской дивизии "Викинг" и несколько мотоциклов. Но снаряды закончились, и остальные танки просто раздавили орудия вместе с зенитчицами. А потом немцы не могли поверить своим глазам, узнав, что у них на пути встали двадцать юных девушек...

https://zen.yandex.ru/media/sl...

Картина дня

))}
Loading...
наверх