Война глазами женщины

Наталья Боде (1914-1996): война глазами женщины.

Работая фотокорреспондентом в газете «Красная Армия», Наталья прошла все тяжести войны на своих плечах. Её фотографии публиковали все известные газеты СССР и даже мира.

Участвуя в военных действиях, Боде справедливо награждена несколькими, орденами и медалями, а именно: Орден Красной Звезды (за участие в Курской битве), Орден Отечественной Войны 2-й степени, Медаль «За отвагу», Медаль «За оборону Сталинграда».

Прорываясь через ограждения, переходя 40 километровый отрезок пути, ночуя в самодельных шалашах, она всегда была рядом с солдатами, всегда находила время чтобы пополнить и без того огромную фотохронику войны.

За все время на фронте у Натальи скопилось очень много фотографий, но она строго запрещала трогать сундук с её работами. Весь мир её знал только по тому небольшому количеству фотографий, которые публиковались в газетах.

Военный фотокорреспондент – профессия тяжелая и опасная. Женщина-военный фотокорреспондент – явление уникальное и редкое в любой исторический период и в любой стране. Но, с точки зрения искусства, «женский взгляд» на подобные события дает возможность делать совершенно другие кадры, вкладывать в них другую эмоциональность, показывать настоящую правду жизни. 

Путь от Сталинграда до Берлина, отраженный в фотографиях, дает представление не о Войне, а о Жизни, о жизни в страшных и тяжелейших исторических условиях 1941-1945 гг.

Жизнь Натальи Боде, как, впрочем, биография практически любого человека того времени, делится на две совершенно разные части: до войны и после. До войны все просто: родилась в 1914 году в Киеве, получила специальность «машиноведение», увлеклась фотографией и в 20 лет стала фотографом газеты «Коммунист». Вышла замуж за фотожурналиста Бориса Козюка, за 2 года до войны родила сына.

Что мечтала снимать 20-летняя Наталья, став фотографом: красивых женщин, парады и награждения, приезды в Киев видных членов партии, сборы урожаев и жанровые картинки сельской жизни? Кто знает… Очевидно лишь одно: она меньше всего хотела снимать те сцены войны, и делать те снимки, которые впоследствии будут признаны гениальными.

Когда читаешь воспоминания современников о Наталье Боде, в воображении вырисовывается интересный образ: всю войну она возит в своем вещмешке праздничное синее платье, чтобы надеть его в день Победы. Родители Натальи, спешно уезжая из Киева за несколько часов до его оккупации вместе с ее маленьким сыном, не забывают взять с собой флакон ее духов, и хранят его до самой встречи после войны. Эти и другие подобные моменты создают образ не «бойца», а очень трогательной и женственной девушки.

Однако война есть война, и жизнь Натальи после 22 июня 1941 года резко меняется. В первые же дни погибает ее муж, и Наталья, оставляя маленького сына родителям, уходит на фронт фотокорреспондентом.

Она работает во фронтовой газете «Красная Армия», проходит и запечатлевает крупнейшие военные операции на Юго-Западном фронте, весь путь нашей армии до Берлина. Практически все главные битвы и жизнь в тылу на Центральном, 1-м Белорусском и Юго-Западном фронтах отражены в ее работах. Ее фотографии печатались в «Красная Звезда», «Огонек», «Правда», даже в некоторых иностранных журналах.

Какова была цена ее снимков и в каких условиях они получались, прекрасно видно на примере ее известной фотографии тяжелого немецкого танка «Тигр». После поражения в Сталинградской битве командование противника сосредоточило все силы к «Курской дуге», отправив туда орудия последних, новейших разработок. Самые мощные танки – «Пантеры», легендарные «Тигры», самоходные «Фердинанды» – поражали воображение как военных, так и простых обывателей. В газетах не было ни одной фотографии подбитой немецкой техники такого уровня, и «Тигры» считались непобедимыми. И хотя советские солдаты вполне успешно выводили подобные танки из строя, фотографы физически не могли запечатлеть этого во время ведения боевых действий. До тех пор, пока газете «Красная Армия» не стало известно, что на нейтральной полосе остался «Тигр», подбитый советскими бойцами.

 

Необходимо было срочно сфотографировать «непобедимый» танк, выведенный из строя нашими солдатами и поместить фотографию на первой странице, развеяв миф о «непобедимости» немецкой техники. Наталья Боде вызвалась сама на это рискованное задание. Ей удалось подобраться к нужному месту и заснять танк настолько близко, что пробоины в броне не оставляли сомнения в том, что легендарный «Тигр» уязвим. Цены подобных снимков были понятны и противоборствующей стороне, немцы немедленно открыли огонь. Только взрывная волна, сбившая с ног Наталью, уберегла ее от каких-либо серьезных ранений.

В свежем номере немедленно напечатали фотографию, которая стала известной на весь мир. Вот как описывал этот эпизод Лазарь Бортман, журналист и коллега Натальи:

«Я стоял с командиром дивизии на наблюдательном пункте. Впереди нас, в километре, на бугре, в нейтральной зоне, горели немецкие танки. Там и сям виднелись частые разрывы мин: гитлеровцы густо поливали из минометов всю площадь нейтральной зоны, чтобы помешать советским бойцам подорвать подбитые машины. И вдруг мы увидели, как из наших передовых окопов метнулись две фигурки и скрылись во ржи. Прошло полчаса, час. И вот перед нами появилась Наташа в сопровождении автоматчика. Ее синий комбинезон был изодран в клочья, локти и колени в крови — все расстояние до танков она преодолевала ползком.

— Есть первый снимок «тигра»! — торжествовала она. Потом лицо ее приняло брезгливое выражение, и она тихо добавила:

— Как противно переползать через мертвых немцев…».

На войне Наталья познакомилась со своим вторым мужем – Евгением Долматовским, известным поэтом того времени («Любимый город может спать спокойно») и сотрудником газеты «Правда», где в то время работала Боде. Вместе они прошли путь до конца войны. Однажды, уйдя на прогулку во время остановки редакционного поезда (редакция и типография газеты находилась в специально оборудованных вагонах), вернувшись, они увидели, что бомбежкой уничтожена большая часть состава. Погибли многие сотрудники редакции, уничтожена часть архива фотографий, личные вещи, среди которых находился и тот вещмешок, в котором лежало нарядное синее платье ко дню Победы.

В рабочей биографии Боде были задания, когда она одна преодолевала расстояние по лесу в 40 километров и спала в самодельном шалаше, но приносила восхитительные снимки. При этом Наталья, по воспоминаниям сотрудников редакции, была не только самоотверженным и целеустремленным профессионалом, но и человеком, глубоко переживавшим все то, что она увидела через объектив. Даже побывав во многих опасных ситуациях, связанных с ее профессией, и многое повидав, всякий раз после прибытия в только что освобожденный концлагерь она, потрясенная, не могла

После войны муж был против того, чтобы Наталья продолжала работать фотокорреспондентом. Да и она сама не хотела возвращаться к тому, что хоть как-то напоминало о войне. И хотя фотографии Боде становились все более и более известными, она получала награды и признание, большинство ее работ, не опубликованных в печатных изданиях, люди увидели только после ее смерти, после того, как ее дети достали негативы из большой коробки, которую фотограф хранила в самом дальнем углу и никому не позволяла открывать.

Современники описывают Наталью Боде как очень красивую женщину. Но фотографии, на которых она изображена, не позволяют даже дать оценку внешности, так как трудно обратить внимание на что-либо, кроме глаз, в которых отражается глубокая печаль от всего увиденного через объектив на войне. Может быть поэтому, несмотря на многочисленные награды за свои работы, Наталья Боде никогда не устаивала персональных выставок, не показывала свои архивы, и вообще старалась не говорить о той Войне и своих фотографиях.

источник


 


Медики 144-го стрелкового полка 49-й гвардейской стрелковой дивизии.


Летчики части Героя Советского Союза полковника Токарева ВВС ЧФ обедают на аэродроме у торпедоносца Ил-4.


 


 

 

23 августа отмечается День воинской славы России - День разгрома советскими войсками немецко‑фашистских войск в Курской битве в 1943 году.

 

Совокупность стратегических оборонительно наступательных операций Красной армии в Великой Отечественной войне с целью сорвать крупное наступление сил вермахта и разгромить его стратегическую группировку.

 

По своим масштабам, задействованным силам и средствам, напряжённости, результатам и военно-политическим последствиям является одним из ключевых сражений Второй мировой войны и Великой Отечественной войны.

В историографии считается самым крупным танковым сражением в истории. В нём участвовало около 2 млн человек, 6 тысяч танков, 4 тысячи самолётов; сражение проложило путь к великим советским наступательным действиям 1944-45 годов.

 

 


 

 

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх