Галина Калинникова: единственная женщина в России, которой разрешили носить краповый берет

Краповый берет – заветная мечта спецназовцев. Право на его ношение получают только самые сильные мужчины, выдержавшие суровые испытания. Однако когда в 1996 году Совет краповых беретов Внутренних войск МВД России позволил надеть данный головной убор фельдшеру Галине Калинниковой, это не встретило никаких возражений. Калинникова по сей день остаётся единственной женщиной в России, которая удостоилась подобной чести.

Смелая «Дюймовочка»

Встречая в мирное время низкорослую женщину в медицинском халате и краповом берете, многие недоумевали – не шутка ли это.

Однако биография Галины Калинниковой – настоящая история мужества.

В спецназ Калинникова попала в 1993 году. Перед этим она несколько лет проработала медсестрой в Новочеркасском окружном госпитале внутренних войск МВД. По просьбе командира формирующейся группы специального назначения перед зачисткой одного из сёл в Нагорном Карабахе за отрядом закрепили медсестру. Выбор начальства пал на Галину Калинникову.

Поначалу бойцы не воспринимали женщину всерьёз и даже прозвали её «Дюймовочкой». И действительно, после первой командировки в Закавказье, где Калинникова, по её признанию, «натерпелась страху», фельдшер готова была навсегда вернуться в госпиталь. Однако в итоге она всё же осталась вместе с группой «Тайфун». Решение рисковать жизнью, по-видимому, далось ей непросто, так как дома Калинникову ждала дочь-школьница. Вскоре спецназовцев направили в Северную Осетию, чтобы примирить враждующих осетин и ингушей. Однако главные подвиги «Тайфуна» и Галины Калинниковой были ещё впереди.

В Чечне

Во время Первой чеченской войны спецназовцы внутренних войск разместились в селе Самашки Ачхой-Мартановского района Чечни. В этих местах велись жестокие бои с сепаратистами. Здесь на долю Галины Калинниковой выпали такие тяготы, какие не каждому мужчине под силу. Но главное заключалось в другом: Благодаря самоотверженной работе женщины-медика были спасены жизни многих бойцов. Заместитель командира «Тайфуна» капитан Игорь Соколов называл Калинникову «фельдшером от Бога» и рассказывал, что выжившие участники отряда готовы кланяться ей в ноги.

В январе 1995 года (по другим данным, в декабре 1994 года) Галина Калинникова получила контузию. Это случилось, когда колонна из боевой машины пехоты и двух «Уралов» выдвинулась на «Куликово поле» - местность у станицы Ассиновской, прозванную «в честь» генерала Анатолия Куликова.

«Я сидела в кабине второй машины и видела, как наехала на мину первая, - рассказывала Галина Филипповна впоследствии (цитируется по журналу подразделений специального назначения «Братишка»). – Пока соображала, что делать, ещё одна мина рванула под колёсами нашего «Урала». Выскочила – и сразу к водителям. Как вы там, мальчики? А они в ответ: «Сестрёнка, ты сама в крови. Бинтуй себя, мы потерпим». Вот глупые, я же медик. Вколола им обезболивающее и чувствую, как у самой земля из-под ног уходит. По голове будто молотом ударили, и перед глазами искры замелькали. Наложить повязки успела, а на остальное сил не хватило».

После контузии

Пройдя месячный курс лечения в госпитале, Галина Калинникова стала проситься назад в «Тайфун». Просьбу удовлетворили, и уже в апреле фельдшер вернулась к своим обязанностям. По словам сослуживцев, никто никогда не слышал от неё ни слова жалобы. Весной 1995 года Калинникова получила Орден Мужества, а через год за ней официально закрепили право ношения крапового берета, который она фактически получила вместе с орденом. Командование высоко оценило мужество и отвагу, проявленные женщиной в боях.

Когда в августе 1998 года группу спецназа расформировали, Галина Калинникова осталась в 48-м полку оперативного назначения «Тайфун». Она вышла в отставку в 2004 году, имея звание прапорщика медицинской службы. Впоследствии героиня чеченской кампании проживала в родном Новочеркасске. По данным открытых источников, она была зарегистрирована как индивидуальный предприниматель, занималась бизнесом, связанным с розничной торговлей.

Тимур Сагдиев

Фото: drive2.ru

Источник ➝

Чехословацкого «маршала Победы» опасались в Праге и ценили в Москве

Успех операции «Дунай» – заслуга министра обороны ЧССР

Массовое кровопролитие по ходу операции «Дунай» (1968) было предотвращено усилиями генерала армии Мартина Дзура (1919–1985). Благодаря ему Чехословакия осталась в Варшавском договоре и СЭВе.

В октябре 1941 года он был призван в словацкую марионеточную армию и направлен на германо-советский фронт. Но в январе 1943-го перешел на сторону Красной армии, с июля того года – в Первой Чехословацкой бригаде (ПЧБ), сформированной в Бузулуке (Башкирская АССР).

В этом соединении Дзур был рядовым, затем командиром взвода, с мая 1944-го – на штабных должностях и политработником. Вместе с бригадой участвовал в боях под Киевом, Белой Церковью, Жашковом, Львовом, на Дукельском перевале, в освобождении Чехословакии от нацистов.

Окончил в СССР Военную академию тыла и транспорта в 1952 году, Высшие академические курсы при ней в 1956-м, а в 1966-м – ВАГШ ВС СССР. Генерал-майор – с 23 октября 1958 года, генерал-полковник – с мая 1968-го.

Дзур был против участия ГДР в «Дунае», но Москва проигнорировала доводы чехословацкого министра

С 1958 года Мартин Дзур – начальник тыла в ранге помощника замминистра национальной обороны ЧССР. С 1961-го – заместитель министра.

Долгий путь Дзура к должности руководителя военного ведомства, которую он занимал с 1968 года, был обусловлен синдромом Жукова. В Праге, как и в Москве, власти не доверяли авторитетным военачальникам периода Второй мировой, полагая, что те могут отстранить от власти правящую номенклатуру.

В ЧССР с начала 60-х годов ситуация стала ухудшаться в связи с планами руководства страны трансформировать ее в конфедерацию Чехии и Словакии. Потому пришлось доверить Дзуру пост замминистра (в 1961-м), а с мая 1968 года – министра обороны. Притом что он выступал против конфедерализации Чехословакии.

Дзур считал ввод войск ВД единственной возможностью сохранить унитарность Чехословакии. А его авторитет в вооруженных силах был сродни жуковскому, потому его приказ не оказывать сопротивления введенным войскам выполнялся беспрекословно за исключением ряда стычек погранвойск ЧССР с подразделениями Немецкой народной армии. Дзур был против участия ГДР в «Дунае» («Армии – пять, политбюро – двойка»), так как это напоминало бы согражданам о нацистской оккупации. Но Москва проигнорировала резонный довод чехословацкого министра.

Дзур оставался на посту вплоть до своей внезапной кончины.

Советское руководство ценило и военные заслуги генерала, и его вклад в укрепление двусторонних отношений. Участие Дзура в разгроме немецко-фашистских войск отмечено орденом Красного Знамени и медалью «За освобождение Праги» (1945). В 1978-м, ровно через 10 лет после завершения операции «Дунай», генералу вручили в Москве орден Октябрьской Революции. «За заслуги в укреплении боевого содружества армий Варшавского договора и советско-чехословацкой дружбы», – гласил указ Президиума Верховного Совета СССР. А в 1983-м министр обороны ЧССР был удостоен ордена Ленина. На сей раз за выдающиеся военные заслуги и вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между Советским Союзом и Чехословакией.

Награды хранит семья легендарного военачальника.

Дзур ушел из жизни меньше, чем через месяц после кончины министра обороны СССР Дмитрия Устинова, у которого были те же симптомы быстротекущей болезни. Предположение, что авторитетные военачальники загодя устранялись для облегчения проведения перестройки, не лишено оснований.

Заголовок газетной версии – «Советские награды чехословацкого Жукова».

Алексей Чичкин,
ведущий рубрики
Мартин Дзур/Martin Dzur Дмитрий Федорович Устинов

Популярное в

))}
Loading...
наверх