Как лейтенант Шмидт оказался во главе восстания на "Очакове"

Имя лейтенанта Петра Петровича Шмидта известно, конечно, в большей степени по "Двенадцати стульям" Ильфа и Петрова. Хотя при советской власти к отставному морскому офицеру, возглавившему восстание матросов крейсера "Очаков", действительно относились с пиететом. Хотя политические убеждения лейтенанта были довольно запутанными.

Вообще говоря, в отставку он был отправлен в начале ноября 1905 года в звании капитана второго ранга. Но буквально через неделю Петр Петрович поднимается на борт крейсера "Очаков", объявляет себя командующим Черноморским флотом и начинает готовить операцию по захвату Севастополя (план не был исполнен).

На следующий день после трехчасового боя с кораблями, команды которых были верны властям, "Очаков" сдался.

Лейтенант Шмидт был единственным офицером русского флота, который примкнул к восставшим во время революции 1905-1907 годов. Его роль в восстании отмечал В. И. Ленин — в общем, это многое объясняет во внимании к персоне лейтенанта в советское время.

Сам Шмидт был известен в Севастополе — в октябре 1905 года его часто можно было видеть на митингах, где выступления лейтенанта принимали очень хорошо. Сам Петр Петрович именовал себя "внепартийным социалистом". В общем, человеком он был известным. И не отверг предложение матросов возглавить восстание.

Правда, впоследствии княгиня Екатерина Васильевна Дабижа-Ростковская, которая дружила со Шмидтом, уверяла, что к началу восстания он уже не был тем активным "социалистом", что вел агитацию среди горожан и вообще стал "конституционным монархистом".

Сам Шмидт на суде уверял, что возглавил восстание только затем, чтобы ввести бунт матросов в "конституционное русло". Принимая командование, он рассчитывал, что тем самым предотвратит резню представителей привилегированных сословий, а также нерусских.

Суд этим аргументам не внял. Хотя княгиня Ростковская задействовала все свои связи, изменить приговор не удалось. Петра Петровича Шмидта расстреляли в марте 1906 года вместе с тремя матросами, участвовавшими в восстании.

Источник ➝

Подвиг ростовских зенитчиц

Как известно, «у войны не женское лицо» - но, несмотря на это, сотни тысяч женщин и девушек в годы Великой Отечественной войны встали в строй вместе с мужчинами. Конечно, лишь малая, можно сказать мизерная их часть воевала в пехоте, артиллерии или танковых войсках - там бойцов-женщин можно пересчитать по пальцам - зато множество их оказалось в тех частях, где им было вполне под силу заменить мужчин, которые уходили непосредственно на передовую. Ведь, по первоначальной задумке, там, где служили девушки, обычно не предполагалось непосредственного боевого соприкосновения с противником.

По крайней мере - теоретически. В жизни, как всегда, получалось не так, как задумано...

Эти несколько девушек, прозванные «железными подружками», окончили военную школу ПВО в городе Батайске весной 1942 года. Противовоздушная оборона считалась вполне подходящим родом войск для женщин - большого физического напряжения (такого, как в танке - да и у пехотинца в окопе) здесь все-таки не требовалось, орудия стояли стационарно, наводились на цель сравнительно несложно (в плане физических усилий имеется в виду). Поэтому девушек брали в зенитчицы достаточно охотно.

Все экзамены нашими героинями были сданы на высшие отметки, и всем присвоили квалификацию зенитчиц ПВО. Отныне девушки должными были оберегать от воздушных налетов небо родного Ростова. Их врагами должны были стать вражеские самолеты - но не наземные войска гитлеровцев...

Донскую столицу немцы принялись бомбить уже с августа 1941 года. Гитлеровских бомбардировщиков перехватывали наши истребители. Они взлетали с полевого военного аэродрома в станице Нижне-Гниловской (ныне улица Портовая), где базировался 182-й истребительный авиаполк. Там же стояли и зенитные батареи. Осенью 1941 года для них, как и для истребителей, нашлось много работы. Как и последующей зимой - ведь Таганрог оставался в руках немцев, там имелся аэродром, и время для того, чтобы гитлеровские самолеты достигали Ростова, составляло всего двадцать минут...

В июле 1942 года началась новая ожесточенная битва за Ростов. С неба сыпались тонны бомб. Остатки истребительного полка, машины и летчиков, уцелевших в июльских боях, перебросили на запасной аэродром на Кубани. Расчеты зенитных 37-миллиметровых орудий остались одни у пустой взлетной полосы.

Батарея на Нижне-Гниловской приняла на себя основной удар фашистской авиации в эти страшные июльские дни. Перед немецким наступлением Ростов бомбили несколько суток подряд. "Хейнкели" и "юнкерсы" совершали по 1200 вылетов в сутки. И сражаться с ними в основном приходилось нашим героиням. Немного цифр: чтобы сбить один самолет, в среднем из 37-мм зенитки надо было сделать 1500 выстрелов, а для этого требовалось поднести и зарядить 1500 зенитных снарядов. Так что в среднем каждая девушка переносила по полторы тонны металла в сутки.

Но не это оказалось самым страшным. 21 июля на позиции батареи двинулись немецкие танки. Зенитчицы могли бы отступить и спастись, тем более что снаряды к орудиям были на исходе и стрелять уже было особо нечем. Тем не менее ни одна не пожелала уйти с позиций и спастись, все они приняли здесь свой последний бой. Огнем своих орудий отважные зенитчицы уничтожили два танка 5-й эсэсовской дивизии "Викинг" и несколько мотоциклов. Но снаряды закончились, и остальные танки просто раздавили орудия вместе с зенитчицами. А потом немцы не могли поверить своим глазам, узнав, что у них на пути встали двадцать юных девушек...

https://zen.yandex.ru/media/sl...

Картина дня

))}
Loading...
наверх