«Смело иду навстречу расстрелу». Как солдат Вермахта стал героем СССР

14 февраля 1916 года родился немецкий и советский солдат, партизан Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза Фриц Шменкель.

***

…17 февраля 1942 года партизаны из отряда «Смерть фашизму!», вошедшие в деревню Курганово (Смоленская область), были изрядно удивлены, обнаружив запертого в одном из домов ефрейтора вермахта. Перепуганный староста объяснил: немец дезертир, с прошлого ноября он скрывался в соседнем селении, но там его поймал патруль и доставил сюда. Завтра приедет охрана – немца отвезут в Смоленск, отдавать под трибунал.

Командир отряда подумал и решил забрать арестанта с собой – для выяснения обстоятельств. Этим нацистским военным оказался 26-летний Фриц Шменкель – единственный солдат гитлеровской армии, награждённый впоследствии орденом Красного Знамени, удостоенный ордена Ленина и… звезды Героя Советского Союза.

Прятался в подполе у бабушки

Фриц Ганс Вернер Шменкель (таково его полное имя) родился в крохотном городке Варзово близ города Штеттин (сейчас это Щецин в Польше). Отец Фрица, будучи членом Коммунистической партии Германии, был убит в 1932 году при налёте нацистских штурмовиков на партийное собрание. Шменкель, к тому времени состоявший в молодёжной организации коммунистов, поклялся отомстить за гибель отца. Парень работал на кирпичном заводе, пока в 1938 году не был призван на службу в вермахт. Фриц изобразил из себя больного, но опытные врачи быстро разгадали симуляцию: ввиду уклонения от призыва, Шменкеля осудили на два года исправительных работ. После нападения нацистской Германии на СССР он решил – вот и настало время помочь «советским трудящимся» в борьбе против Гитлера. «Симулянт» заявил, что готов к службе, и, окончив курсы «младшего командного состава», осенью 1941 года был направлен 186-ю пехотную дивизию вермахта в СССР. Оказавшись на Восточном фронте, Фриц дезертировал, но перед ним встала проблема – а как перейти на сторону русских? Увидят в немецкой форме – застрелят, языка он не знает. Блуждая по лесам и питаясь кореньями, Шменкель вышел к деревне Подмошье Ярцевского района Смоленской области, постучался в избу и сказал открывшей старушке – «Ленин! Сталин! Тельман!». Отсиделся в подполе 3 месяца, запланировал идти к партизанам: и попался «своим».

2000 рейхсмарок за голову

… Партизаны сначала Фрицу не доверяли, без конца допрашивали, даже угрожали расстрелять. Как такое вообще может быть – немец, и вдруг против своего фюрера? Притворяется, наверное, в доверие втирается, а сам втихую шпионит. Ефрейтор неустанно пытался объяснить – он за Советский Союз, против нацистов, ненавидит Гитлера. Учил русский язык, проводил «политинформации», рассказывая: в 1933 году за партию Эрнста Тельмана проголосовало 5 миллионов жителей Германии, не все немцы убеждённые фашисты. В конце концов, пленник уговорил командира отряда выдать ему оружие. В первом же бою Фриц убил немецкого пулемётчика, который вёл по партизанам прицельный огонь. В августе 1942 года, переодевшись в форму вермахта, Шменкель в одиночку взял в плен и привёл в отряд 11 местных полицейских из «вспомогательных частей», служивших оккупантам. Когда зимой ударили сильнейшие морозы и люди в отряде по причине недостатка продуктов стали голодать, Фриц из-под носа у немецких интендантов «увёл» подводы, груженные хлебом и картошкой. Дошло до того, что командование вермахта отпечатало листовки – «Разыскивается изменник Фриц Шменкель. Взять живым или мёртвым. Русский за помощь в поимке награждается 8 гектарами земли, немецкий солдат получает 2 000 рейхсмарок и двухмесячный отпуск домой». В 1943 году у Фрица взял интервью военный корреспондент газеты «Правда» Борис Полевой, будущий автор знаменитой «Повести о настоящем человеке». Он отмечал – Шменкель уже неплохо говорил по-русски, хотя ещё не всё понимал. В отряде немца уважали и называли «Иван Иванович», объясняя: «За что хорошего человека Фрицем-то обзывать?».

«Я умираю за правое дело»

«На лавке сидел молодой белокурый человек, – вспоминал Полевой. – Он был в партизанской справе, стеганой фуфайке и ватных штанах, но что-то в нём говорило, что он не русский. – Фриц Шменкель? – Так точно! Сказал он по-русски, но с таким шиком, с каким немецкие солдаты отчеканивают начальству «яволь!». Советская пресса интервью с «партизаном, товарищем Ш.» не опубликовала. «Ваш герой пришёл на нашу землю с оружием, как оккупант, – заявило начальство Полевому. – А мы пишем в передовице – «Смерть фашистским оккупантам!», и не имеем право «размагничивать» этот лозунг». В марте 1943-го партизанский отряд воссоединился с наступающими советскими войсками – к тому времени Шменкеля уже наградили орденом Красного Знамени. Пройдя обучение в разведшколе, он был назначен заместителем командира диверсионно-разведывательной группы «Поле». Фрица забросили в тыл войск вермахта, и он успел выполнить несколько важных заданий – со свойственной ему бесшабашностью и отвагой. Увы, в январе 44-го Шменкеля схватили возле Минска – выдал предатель, затесавшийся в белорусское подполье. Фриц Шменкель предстал перед трибуналом, и 22 февраля был расстрелян на минском кладбище как «изменник фюрера и великой Германии». Из тюрьмы он смог передать письмо, доставленное затем его жене – «Извини меня за беспокойство, которое я причинил вам. Своему расстрелу я смело иду навстречу, так как умираю за правое дело».

«Один, который не стрелял»

К сожалению, в суматохе войны о подвиге единственного в истории Великой Отечественной партизана – солдата вермахта забыли. Лишь в шестидесятых в архивах СССР обнаружились документы о его подвигах. Указом президиума Верховного Совета СССР от 6 октября 1964 года Фриц Шменкель посмертно награждён звездой Героя Советского Союза и орденом Ленина «за активное участие в партизанском движении, и проявленные при этом геройство и мужество». Именем храбреца назвали улицу в городе Нелидово, а также (в 1976 году) улицу в Восточном Берлине: после падения социализма в ГДР чиновники переименовали её в Райшштайнштрассе. В Минске на площади Свободы до сих пор можно видеть мемориальную доску на бывшем помещении СД (служба безопасности нацистов в годы оккупации), с профилем Фрица, и надписью – «В этом здании в феврале 1944 года был приговорён к смертной казни фашистскими палачами активный участник антифашистской борьбы немецкий гражданин Фриц Шменкель».

… Разумеется, мы навсегда запомним, сколько мирных жителей, женщин, детей и стариков было повешено, сожжено, заморено голодом, отравлено «душегубками» оккупантами на территории СССР в 1941-1945 годах. Но следует помнить и другое: образно выражаясь словами из песни Высоцкого, «был один, который не стрелял». Случай Героя Советского Союза, ефрейтора вермахта Фрица Шменкеля, отдавшего жизнь за нашу страну – уникален. Именно поэтому имени этого человека нельзя забывать.

Георгий Зотов

 

Источник ➝

Сколько самозванцев называли себя русскими царями

Четыре десятка «Петров III», семь «царевичей Алексеев Петровичей», пять Лжедмитриев, четверо Лжеивашек… Красной нитью пронизана российская история явлением самозванства, расцвет которого пришелся на Смутное время, продолжился в эпоху дворцовых переворотов и легким эхом откликнулся в наши дни.

Мужицкие царевичи


Самым известным из «первооткрывателей» стал Осиновик, который именовал себя внуком Ивана Грозного. О происхождении самозванца ничего не известно, однако, есть данные, что он принадлежал к казакам или был «показачившим» крестьянином.

«Царевич» впервые объявился в 1607 году в Астрахани. Идею Осиновика поддержали «братья» - лжецаревичи Иван-Августин и Лаврентий. Троице удалось убедить волжских и донских казаков «искать правды» в Москве (или казакам удалось убедить троицу?). По одной из версий во время похода между «царевичами» возник спор из разряда «ты меня уважаешь?» или «кто же из нас самый что ни на есть настоящий-пренастоящий?» Во время разборок Осиновик и был убит. По другой версии, казаки не смогли простить «воеводе» поражения в битве при Саратове и повесили «вора и самозванца». Все трое самозванцев были наречены летописным прозвищем «мужицкие царевичи».

Отрепьев и другие Лжедмитрии

Смутное время на Руси наступило со смертью царевича Дмитрия, младшего сына Ивана Грозного. Был ли он зарезан людьми Годунова или сам напоролся на ножичек во время игры? - доподлинно не известно. Однако его гибель привела к тому, что самозванцы начали появляться в стране подобно грибам после дождя. Лжедмитрием I стал беглый монах Григорий Отрепьев, который при поддержке польского войска в 1605 году взошел на Российский престол, при этом его признала даже «мать» - Мария Нагая и «председатель следственной комиссии», еще один будущий царь Василий Шуйский.

Гришке удалось «порулить» страной год, после чего он был убит боярами. Почти сразу же объявился второй «претендент на престол», выдававший себя теперь уже за Лжедмитрия I, которому удалось спастись от расправы бояр.

В историю Лжедмитрий II вошел под прозвищем «Тушинский вор». Через 6 лет российская история узнала еще и Лжедмитрия III или «Псковского вора». Правда, ни тот, ни другой до Москвы не добрались.

Лжеивашки

Лжеивашками в русской истории именуется огромное количество «отпрысков» Лжедмитрия и польской аристократки Марии Мнишек, которая была женой как первого, так и второго «царевича Дмитрия».

По одной из версий, настоящий сын Марии Мнишек Ивашка «Ворёнок» был повешен у Серпуховских ворот в Москве. Петля на шее мальчика действительно могла не затянуться из-за его малого веса, однако, скорее всего, ребенок погиб от холода.

Позже о своем «чудесном спасении» заявил польский шляхтич Ян Луба, которого после долгих переговоров в 1645 году выдали Москве, где он признался в самозванстве и был помилован. Еще один Лжеивашка объявился в Стамбуле в 1646 году – так решил именовать себя украинский казак Иван Вергуненок.

«Сын» царя Василия Шуйского

Чиновник из Вологды Тимофей Анкудинов стал самозванцем, скорее, по стечению обстоятельств. Запутавшись в делах и, по одной из версий, успев прихватить приличную сумму денег, он сжег свой дом (вместе, кстати, с женой, которая хотела его выдать) и бежал за границу. И там Тимошу понесло… В течение 9 лет он колесил по Европе под именем «князя Великопермского» и выдавал себя за никогда не существовавшего сына царя Василия IV Шуйского.

Благодаря изобретательности и артистизму, заручился поддержкой весьма влиятельных особ, среди которых Богдан Хмельницкий, королева Швеции Кристина, Папа Римский Иннокентий X.

В случае своего «воцарения» обещал «поделиться территориями» и предлагал ряд других уступок, формулируя их в указах, на которых свою подпись скреплял собственной печатью. В итоге был выдан царю Алексею Михайловичу, доставлен в Москву и четвертован.

Лжепетры

Многие поступки Петра Великого вызывали у народа, мягко скажем, непонимание. То и дело по стране ползли слухи, что правит страной «подмененный немец». Тут и там начали появляться «настоящие цари».

Первым Лжепетром стал Терентий Чумаков, который начал свое путешествие от Смоленска. Явно полусумасшедший человек назывался Петром Алексеичем и «тайно изучал свои земли, а также следил за тем, кто и что говорит про царя».

Он закончил свою «ревизию» там же, в Смоленске – скончался, не выдержав пыток. Московский купец Тимофей Кобылкин – еще один «Петр Первый». По дороге в Псков, купец был ограблен разбойниками. Домой пришлось добираться пешком, а отдыхать, понятное дело, в придорожных трактирах. Не придумав ничего умнее, чем представиться первым капитаном Преображенского полка Петром Алексеевым, купец, конечно, получал почет и уважение, а вместе с ними и обеды с напитками «для аппетита». Горячительное настолько пропитало ум бедняги, что он начал рассылать местным воеводам угрожающие депеши. Над историей можно было бы посмеяться, если бы не печальный конец. По возвращении домой Кобылкин был арестован и после пыток обезглавлен.

«Наследники» Петра

Как известно, Петр Великий, подозревая своего сына Алексея в заговоре и государственной измене, приговорил первенца к смертной казни. И вполне закономерным было появление слухов «о чудесном спасении царевича», что привело к появлению достаточного количества «наследников», готовых в будущем претендовать на престол. В истории упоминается по крайней мере о семи «потомках» Петра. Невзирая на то, что все они были сумасшедшими, пропойцами или бродягами, их ожидала одна участь – смертная казнь.

Петры III

Особенно «везло» на самозванцев Петру III, который был отстранен от правления собственной же женой Екатериной II, а затем убит.

Народ не поверил в смерть «бедного» царя, возможно, именно поэтому первого самозванца – беглого солдата Гаврилу Кремнева и его полуторатысячное войско, шедшее на Москву, народ провожал иконами и колокольным звоном.

Правда, только завидев регулярную армию, войско «царя» разбежалось. Екатерина милостиво отнеслась к «претенденту»: повелела выжечь на лбу «БС» (беглец и самозванец), возить по деревням, где «царь» «выступал» с речами, и прилюдно сечь кнутом, а затем сослать на вечную каторгу. Царица со свойственной ей иронией посоветовала подданным поститься не только в еде, но и в питие. Чуть позже ей станет не до шуток, когда страну залихорадит от Пугачевщины.

Картина дня

))}
Loading...
наверх