Создание американского национального мифа

Американская война 1812 года дала старт экспансии США в Западном полушарии, способствовала быстрому превращению Америки в сверхдержаву и на долгие годы определила ее стратегическое мышление.

205 лет назад, 8 января 1815 года, в далекой Луизиане состоялось сражение, которое серьезно повлияло, как бы сейчас сказали, на молодую американскую государственность.

Это была битва под Новым Орлеаном, которая практически сразу после ее победного для Соединенных Штатов завершения стала частью национального мифа США.

Впрочем, как и вся война 1812–1815 гг. на территории Северной Америки, о которой очень мало известно массовому читателю в России и Европе.

Между тем она, несомненно, была важной составной частью глобального конфликта, известного в истории как Наполеоновские вóйны. Этот конфликт распространился на два континента и как минимум для двух стран обернулся отечественными войнами – то есть борьбой за существование национальной государственности.

Американская война 1812 года дала старт экспансии США в Западном полушарии, способствовала быстрому превращению Америки в сверхдержаву и на долгие годы определила ее стратегическое мышление.

Тогда в первый и последний раз в истории столица Соединенных Штатов была взята вражеской армией.

В начале XIX века в составе США было 16 штатов. В 1803 году к союзу присоединился 17-й штат, Огайо. Далее на запад простиралась обширная территория, принадлежащая испанской короне. На севере она включала в себя часть нынешних юго-западных провинций Канады, а с юга омывалась Мексиканским заливом.

В 1800 году Наполеон Бонапарт (тогда еще первый консул республики) по Третьему договору Сан-Ильдефонсо вернул Франции эти земли, утерянные ею после Семилетней войны вместе с колониями на территории нынешней Канады.

Наполеон поначалу вынашивал планы восстановления французских владений в Северной Америке, что вызвало серьезное беспокойство в Вашингтоне. Для США была жизненно необходима водная артерия реки Миссисипи, а также порт Нового Орлеана, открывавший выход в Атлантику на юге.

Президент Томас Джефферсон отправил Джеймса Монро (будущего военного министра и президента) в Париж на переговоры о покупке Нового Орлеана и небольшой территории, к нему примыкающей. Монро неожиданно получил предложение приобрести всю территорию Луизианы за 15 млн долларов (в терминах нынешнего ВВП США это примерно 600 млрд долларов).

Эта территория (по сравнению со средним по размеру современным штатом Луизиана) была огромна. Сегодня на ней полностью или частично располагаются 13 штатов.

Сделка позволила Соединенным Штатам удвоить свою территорию. Путь на запад был открыт.

Франция, в свою очередь, получала необходимые средства для ведения войны в Европе. Взрывная экспансия бывшей колонии вызвала беспокойство в Лондоне. В Вестминстере прекрасно понимали, что на далеком континенте поднимает голову будущая великая держава, которая со временем оспорит британское владычество в Мировом океане.

Будучи втянутой в европейскую кампанию, Великобритания вела против США своего рода гибридную войну. Под разными предлогами Лондон настаивал на создании буферного индейского государства (как минимум на территории, занимаемой сегодня штатами Индиана, Иллинойс, Айова и Миссури), которое фактически стало бы марионеткой Великобритании.

Империя постоянно подталкивала различные племена коренных американцев к атакам на западные форпосты американских переселенцев. Кроме того, торговля США с Францией и некоторыми другими европейскими державами стала практически невозможной из-за действий королевского флота.

Уже упомянутый нами Джеймс Монро и другой выдающийся американский дипломат Джон Куинси Адамс (с 1809 года – посол США в России) понимали, что надвигается война, и всеми силами пытались ее не допустить, но неуступчивость Лондона и участившиеся случаи захвата американских судов привели обоих политиков в «партию войны».

Монро уже тогда начал разрабатывать свою знаменитую доктрину «одного хозяина» в Западном полушарии. В 1811–1812 гг. она еще сводилась к утверждению, что национальная безопасность США не будет обеспечена до тех пор, пока страна не будет простираться от океана до океана.

Президент Джеймс Мэдисон, заступивший на пост в 1809 году, поначалу также предпочитал дипломатию военным действиям, но вскоре был вынужден просить у Конгресса увеличения военных расходов.

В мае 1812 года Наполеон прибыл на берег Немана к своей «Великой Армии» на границу с Россией. Об этом стало известно в Санкт-Петербурге, и Джон Куинси Адамс отправил в Вашингтон срочное донесение о скором начале новой европейской кампании.

Поскольку одной из целей вторжения Наполеона в Россию было объявлено установление континентальной блокады Британии, в США решили, что имперская армия и флот будут полностью поглощены европейскими делами.

18 июня 1812 года, за два дня до начала нашей Отечественной войны, президент США подписал декларацию об объявлении войны Британской империи, и американские передовые части вторглись в Канаду.

Поначалу война, которую народ тут же окрестил «войной мистера Мэдисона», была крайне непопулярна в США. Но по мере развития военных действий отношение к ней стало меняться.

Вторжение в Канаду с первых же дней пошло не по плану. И хотя бои шли с переменным успехом, американскую армию постепенно вытеснили обратно к границе. Одновременно на среднем северо-западе британские войска, канадское ополчение и индейцы нанесли вооруженным силам США ряд болезненных поражений.

Третьим театром военных действий стала Атлантика и прибрежные территории. Британский флот начал затягивать петлю морской блокады вокруг основных портов США. Однако американцы быстро учились на своих ошибках, а настрой в рядах вооруженных сил становился все более решительным.

Война приобретала затяжной характер. И тогда император Александр I предпринял попытку примирить воюющие стороны. В июле 1813 года в Санкт-Петербург прибыла высокопоставленная делегация из США. По результатам консультаций в российской столице в Лондон было направлено приглашение принять участие в мирных переговорах. Но Британская империя отвергла предложение.

Наполеон терпел одно поражение за другим, и британские власти могли отправлять за океан все больше войск, вооружений и боеприпасов.

Перелом наступил в 1814 году. 31 марта гарнизон Парижа сдался на милость Шестой антибонапартовской коалиции. Конные эскадроны, возглавляемые императором Александром, вступили во французскую столицу.

Победа русского оружия означала, что для Соединенных Штатов наступают нелегкие времена.

Великобритания перебрасывала на американский фронт все новые подкрепления. На юге Канады была сформирована довольно сильная ударная группировка, которая готовилась ударить вглубь обороны США. Кроме того, британское командование запланировало высадку в Вирджинии и Новом Орлеане.

Между историками до сих пор идут споры, вынашивал ли Лондон планы по полному уничтожению США или в его планы входило лишь перенести войну на их территорию и склонить к выгодному для Британии миру. Но даже если верно второе предположение, то Соединенные Штаты потеряли бы бóльшую часть территории, недавно купленной у Франции, и так и остались бы небольшой страной Северной Америки.

Наступление началось в июле 1814 года. К августу британские войска подошли к Потомаку. У местечка Бладенсбурга в 14 км от Вашингтона 24 августа состоялось сражение, которое закончилось полным разгромом американской регулярной армии и ополчения.

Не встречая дальнейшего сопротивления, подразделения имперской армии вошли в Вашингтон. Белый дом, Капитолий и другие правительственные здания были сожжены.

Администрация и Конгресс вынуждены были бежать в Мэриленд и спешно собирать новые силы. Впоследствии поражение под Бладенсбургом и сожжение Вашингтона будет названо «величайшим позором, который когда-либо испытывала американская армия».

Имперские войска повернули на Балтимор. Готовилась также высадка в Новом Орлеане, которая в случае успеха заставила бы армию США вести войну на два фронта.

В августе во фландрийском городе Генте начались переговоры между британскими и американскими делегациями. Представители Лондона поначалу вели себя как безусловные победители в войне. Они выдвинули требования, которые не могли быть удовлетворены американцами – в том числе о создании буферного индейского государства, объявлении Нового Орлеана нейтральным городом и полном контроле империи над Великими Озерами.

Британцы не учли того, что характер боевых действий изменился. Американская армия обрела боевой опыт. Военная промышленность США заработала на полную мощность. Население все больше воспринимало войну как народно-освободительную. Уже мало кто вспоминал, что Соединенные Штаты начали боевые действия первыми. Теперь конфликт все чаще называли второй войной за независимость.

В Генте лондонская делегация узнала, что осада Балтимора провалилась, а фронт на Среднем Западе стабилизировался вблизи канадской границы. Началась британская высадка вблизи Нового Орлеана, но разведка доносила о хорошо подготовленной американской обороне.

Мирный договор был подписан 24 декабря 1814 года. По нему стороны обменивались военнопленными и отказывались от территориальных претензий друг к другу.

Но известия о мире не успели дойти до армий, изготовившихся к битве у Нового Орлеана. Сражение началось 8 января. Оно закончилось убедительной победой армии США. Американцы, умело сочетая оборонительные и наступательные действия, отбросили противника от города и нанесли ему значительные потери.

Американцы праздновали победу, хотя с военной точки зрения это была в лучшем случае ничья. Но в мифе о великой победе США в войне 1812–1915 гг. есть своя правда.

Американской экспансии на запад и юг более ничто не мешало. Уже через два года в составе США было 20 штатов, а к середине XIX века – 30. Страну с запада и востока омывали два океана, а с севера и юга окружали соседи, вовсе не жаждавшие с ней повоевать.

Доктрина Джеймса Монро (составленная в соавторстве с Джоном Куинси Адамсом) просуществовала вплоть до 1940-х годов, когда ей на смену пришел либеральный интервенционизм. Но это уже совсем другая история…

Дмитрий Дробницкий, ВЗГЛЯД

Источник ➝

Какие белые генералы в эмиграции подержали Красную Армию в Великую Отечественную

Гитлеровское вторжение в СССР раскололо белую эмиграцию. Одни её представители открыто встали на сторону нацистов, считая их освободителями России от «ига большевизма», другие, продолжая быть противниками большевиков, желали победы в войне своей бывшей Родине.

Деникин против Гитлера

Так, генерал Антон Деникин, один из видных лидеров белых в Гражданскую войну, призвал русскую эмиграцию к отпору Гитлеру. Деникин повесил на стену карту и флажками отмечал на ней продвижение РККА. Сначала – на восток, затем – на запад.

Он выступал с антигитлеровскими речами и статьями. Ни арест жены, подлежащей, как все русские эмигранты до 55 лет, отправке в концлагерь, ни визит сотрудников гестапо не смогли переменить позицию Деникина.

Заручиться его поддержкой пытались власовцы, делегация которых посетила Деникина в городке Мимизане, на юге Франции близ побережья Атлантики, где генерал жил. В ответ на предложение о сотрудничестве Деникин прочёл короткую лекцию о силе Красной армии и выразил уверенность в победе СССР. Есть данные, что с Деникиным встречался и лично Власов. Деникин остался непреклонен. «Я воевал против большевиков, а не против народа. И с удовольствием стал бы командиром Красной Армии», — как-то сказал Деникин.

Оказывал Деникин и реальную помощь. Например, историк Юрий Гордеев, со ссылкой на архивные документы, сообщает, что в 1943 году Деникин отправил в СССР вагон с медикаментами, купленными на собственные деньги. Власти СССР решили принять подарок, не афишируя, от кого он.

В конце осени 1944 года, в обращении по поводу 27-летней годовщины Добровольческой армии, Деникин восхитился подвигом бойцов Красной Армии, отдавших жизни за освобождение России от «немецкой чумы», и пожелал РККА победы.

Движение «оборонцев»

Деникин был не одинок в своём неприятии германской агрессии. Среди белоэмигрантов видную роль играло движение «оборонцев», считавших, что есть Родина, которую необходимо защищать от врага, независимо от политического строя. Видным «оборонцем» был, например, адмирал Кедров, командовавший в 1920 году флотом Врангеля.

Активную роль в движении играли полковник Петр Колтышев, бывший старший помощник начальника оперативного отдела штаба Добровольческой армии и генерал-лейтенант Петр Махров, бывший генерал-квартирмейстер штаба ВСЮР. Махров, узнав о нападении на СССР, отправил письмо советскому послу во Франции Богомолову с просьбой зачислить его в РККА хотя бы рядовым. Письмо попало а руки вишистам (французское правительство Виши сотрудничало с Гитлером) и Махров стал заключённым концлагеря. Только благодаря заступничеству видного генерала Нисселя 7 декабря 1941 года Махров вышел на свободу и продолжил оборонческую работу среди белоэмигрантов.

С просьбой о зачислении в РККА обращался в советские инстанции князь Николай Оболенский. Не получив ответа, он вступил в Сопротивление и стал там видной фигурой.

Можно ещё вспомнить и других «оборонцев»: генерал-майор Вячеслав Баранов, бывший начальник авиации Донского казачьего войска и армии Врангеля; казачий генерал-лейтенант Петр Писарев, герой боев за Царицын в 1919 году; генерал-лейтенант Павел Кусонский. Последний был арестован гестапо и скончался от пыток осенью 1941.

Генерал от кавалерии Петр Попов, атаман Войска Донского, резко отказался формировать казачьи части для борьбы с РККА на стороне гитлеровцев. Арестован гестапо.

Известен эпизод, когда работавший шофёром у немцев белоэмигрант-офицер не вышел на работу после 22 июня 1941 года. В ответ на требования объяснений ответил, что не является большевиком, но не видит для себя возможности продолжать работать на немцев после того, как они напала на его Родину. Умер в тюрьме.

Полковник Генерального штаба Махин служил советником в Народно-освободительной армии Югославии и стал членом югославской Коммунистической партии.

Стоит упомянуть ещё национал-большевиков и евразийцев. Если коротко, они считали СССР новым воплощением Российской империи, Сталина – «красным императором», для которого мощь и процветание России важнее интересов международных коммунистических кругов. Соответственно, РККА – это армия собственной страны, которой нужно желать победы и работать для этой победы. С воодушевлением было принято введение в 1943-м году погон, это посчитали за знак возвращения к традициям и восстановление преемственности с прежней русской армией.

https://russian7.ru/post/kakie...

Картина дня

))}
Loading...
наверх