Кузьма Петров-Водкин: интересные факты из жизни

Кузьма Петров-Водкин поражает своим самобытным взглядом на искусство, заставляя по-новому взглянуть на привычный мир. Мы же вам предлагаем узнать несколько любопытных фактов из его жизни.

1. Кузьма Петров-Водкин появился на свет в 1878 год в маленьком уездном городке Хвалынске. Отец его был сапожником, мать — горничной. Хвалынск был городом, далеким от искусств, но радовал глаз застывшей красотой провинциального русского селения и окружавшей его природы. Город утопал в садах, радовал могучим течением Волги, лесами и холмами, даруя взору художника неисчерпаемые источники вдохновения.

2. Имя Кузьма означает на греческом языке "украшение".

3. В детстве будущий художник едва не утонул в Волге, не рассчитав свои силы, и был спасен местным перевозчиком Ильей Захаровым. Вскоре Захаров погиб, спасая из волн другого человека. В память об этом Кузьма написал картину, на которой были изображены лодка на волнах и тонущие люди. Подписи под картиной гласили "Вечная память" и "Погибший за других". Это была вторая картина Кузьмы. Первой стал пейзаж, нарисованный мальчиком почти случайно, когда на глаза ему попались кусок жести и краски.

4. Несмотря на очевидные способности к рисунку, Кузьма не думал о профессиональном занятии живописью. Отучившись четыре года в городском училище, он решил сдавать экзамены в Самарский железнодорожный техникум. Поступить ему не удалось, и тогда он решил заниматься созданием вывесок, для чего стал учеником в классах рисования Федора Бурова. Здесь он свел знакомство с иконописцами, заинтересовался их работой и сам попробовал писать иконы. Однако его работы были отвергнуты священнослужителями как слишком реалистичные. Написанная им Богородица была, по их отзывам, слишком похожа на обычную женщину. Впоследствии художник возвращался к этим образам в таких работах, как написанная в 1918 году "Петроградская мадонна".

5. Помимо живописи Кузьма интересовался литературой. Им было написано несколько произведений, в том числе детская фантастическая книга.

6. В раннем творчестве Петрова-Водкина просматриваются символизм и модерн, совмещение персонажей аллегорических с реальными. В картинах Кузьмы смешиваются сон и явь, натуралистичное изображение и элементы графики. Наиболее примечательными в этом смысле являются работы "Сон", написанная в 1910 году, и "Играющие мальчики", созданная годом позже.

7. В 1912 году Кузьма пишет одну из самых известных своих картин — "Купание красного коня". Яркие краски, точные и простые формы, нереальность самого коня и обыденность действия придают этому полотну ощущение некоего таинственного, запредельного смысла, позволяя придавать ему множество значений. Одни видят в картине мифологический сюжет, другие считают ее выражением истории России, третьи полагают, что в ней скрыт религиозный подтекст. На выставке "Мир искусства" в свое время картина произвела фурор.

8. Первая индивидуальная выставка Петрова-Водкина состоялась в 1909 году. Работы Кузьмы подвергались критике со стороны многих известных художников. Так, его картины не понравились Илье Репину, который даже написал статью по этому поводу.

9. Художник немало путешествовал по миру, посетив Францию, Грецию, Италию и Африку, чтобы увидеть новые места и вдохновиться ими. Он восходил на Везувий и едва не погиб от руки бедуинов. Результатом этих странствий стали картины "Семья кочевников" и "Африканский мальчик".

10. Один из немногих художников, которые приняли революцию, Петров-Водкин после 1917 года начинает преподавать, создавая собственную систему. Он обращается к революционной тематике, пишет портрет Ленина. Но даже его картины на тематику Гражданской войны несут в себе элемент мифологизации. Так, например, картина "Смерть комиссара" невольно кажется сценой из мифов или сказаний, перенесенной в двадцатый век. На месте умирающего комиссара легко представить кого-либо из древних героев, достаточно только сменить винтовки на мечи, а кожаную куртку на доспехи.

11. Кисти Петрова-Водкина принадлежит один из самых известных портретов Анны Ахматовой. Поэтесса позволила написать ее портрет, несмотря на то, что они с Кузьмой не были особо дружны. При этом она восхищалась им как художником. Портрет ей, впрочем, не понравился. Она нашла, что он неудачный и она изображена на нем слишком робкой.

12. Кузьма Петров-Водкин умер в 1939 году от туберкулеза. Ему было 60 лет.

Источник ➝

Подвиг малого гарнизона. Последними словами краснофлотцев были «Клятву сдержал»

У Победы много составляющих, но одна из главных – высочайшая стойкость и твердость духа советского солдата, офицера. О чем они думали, мечтали, писали родным и близким в передышках между боями?

«Родина моя! Земля русская!

Я, сын Ленинского комсомола, его воспитанник, дрался так, как подсказывало мне сердце, уничтожал гадов, пока в груди моей билось сердце. Я умираю, но знаю, что мы победим. Врагу не бывать в Севастополе!

Моряки-черноморцы! Уничтожайте фашистских бешеных собак. Клятву воина я сдержал.

Алексей Калюжный».

Это последние, предсмертные строки моряка-черноморца, защитника Севастополя. Они написаны во время второго наступления немецко-фашистских захватчиков на город, которое началось 17 декабри 1941-го.

В те дни по всей стране разнеслась весть о подвиге гарнизона дзота № 11. Он состоял из матросов-комсомольцев С. Раенко, А. Калюжного, Д. Погорелова, Г. Доли, В. Мудрика, В. Радченко, И. Четверикова.

Дзот находился в деревне Камышлы (Дальняя). Здесь противник наносил главный удар по советским войскам. Фашисты яростно штурмовали огневую точку, которая особенно мешала им, но не могли взять. Трое суток краснофлотцы отражали бешеные атаки, в которых участвовало до батальона отборной пехоты вермахта. Сохранились записи одного из защитников дзота Григория Доли.

Сто метров отделяли нас, семерых, от батальона врагов

«27 октября 1941 года. Сегодня я прибыл в дзот № 11. Из дзота хорошо просматриваются деревня, долина. Мои товарищи по электромеханической школе, первые обитатели дзота, встречают меня тепло и крепко жмут руки – Раенко Сергей, Погорелов Дмитрий, Калюжный Алексей. С каждым связано много воспоминаний. Все комсомольцы, отличные ребята. Старший в дзоте – Раенко.

5 ноября. Война приближается к нам. Ее гул слышится явственно и внятно. Что ж, будем воевать! Раенко – отличный пулеметчик. Погорелов каждый день тренируется в ловле гранат на лету. Удачно поймав гранату и метко бросив ее в цель, он многозначительно говорит нам: «Это пригодится!». Мы подражаем ему. За несколько дней все стали виртуозами.

16 декабря. Противник прорвал нашу оборону. Вот и к нам пришла война. Что ж, подеремся!

18 декабря. Тишина. Мы стоим наготове у амбразур. Перебираю в памяти вчерашний день и в полутьме вписываю одну строчку за другой в свою записную книжку. Вчера утром Раенко собрал нас и сказал: «Нас семь, немцев много. Но мы не имеем права отступать. Враг пройдет только через наши трупы. Поклянемся друг другу, что умрем, но не сделаем ни шагу назад».

Калюжный сказал первым: «Клянусь!». Каждый из нас опустился на правое колено и, подняв руку, произнес это слово... «Клянемся бить врага до последнего удара сердца, не отступать ни на шаг и не подводить товарища в бою. Если среди нас окажется трус, смерть будет ему уделом».

Мы подписались под клятвой.

К полудню артиллерия и минометы врага обрушили на нас и соседние дзоты тонны металла. Мы открыли ответный огонь по врагу…

Сто метров отделяли нас, семерых бойцов, от батальона врагов. И всю свою ненависть мы обрушили на гитлеровцев. Их ряды редели, но оставшиеся в живых яростно лезли вперед, засыпая нас минами, обстреливая из автоматов.

Раенко ранен в голову. Это первая кровь, обагрившая дзот! Калюжный подбежал к командиру и перевязал его. Раенко снова залег за пулемет.

Вчера впервые я увидел силу человеческой ярости: пулеметным огнем Раенко истребил, как насекомых, свыше ста гитлеровцев. Бойся, вражья сила, этой ярости!

В разгар неравной схватки, когда к дзоту, как саранча, подползала гитлеровская сволочь, разорвалась мина. Осколком смертельно ранило в голову нашего командира. Он упал навзничь у пулемета, и максим замолк. Мы подбежали к командиру: кровь била струйкой из раны. Он задыхался. Бережно положили его на земляной пол. А за пулемет лег Погорелов. И когда снова застрочил максим, мы услышали шепот умирающего командира: «Клятву, клятву помните...» И Раенко умер. Вместе с Калюжным выскакиваем на бруствер и из автоматов расстреливаем группу немцев, приближающуюся к дзоту: «Вот вам за командира, гады!».

С утра немцы пошли в атаку на наш дзот. Огнем отбиваем их яростный натиск. У пулемета – Погорелов и Мудрик. Остальные вышли в траншеи. Ведем огонь, часто меняем позиции. Снарядом разнесло левую амбразуру, осколок насмерть поразил Погорелова... К пулемету бросился Калюжный. Но вдруг пулемет захлебнулся и умолк – его разбило вражеским снарядом. Убиты Мудрик, Четвериков, тяжело ранен Калюжный.

Он просит лист бумаги. Я быстро вырываю из записной книжки и даю ему. Алексей что-то пишет... Я бегу к Радченко. Он один своим огнем сдерживает натиск взбешенных гитлеровцев. Приходится беречь патроны и стрелять только по появившейся цели. Фрицы в 20 метрах. В траншею летит граната. Я ловлю ее и сразу бросаю за камень, где притаились фашисты. Она рвется, сотрясая воздух. Потом становится тихо...

Калюжный зовет меня. Он подает мне исписанный лист бумаги. Я читаю: «Родина моя! Земля русская!..»

Через несколько дней подразделение моряков-черноморцев выбило гитлеровцев из дзота. Краснофлотцы нашли записку Алексея Калюжного. Бесстрашному воину посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Популярное в

))}
Loading...
наверх